Любовь Аксенова: «Я не понимала, как это вообще — быть одной»

Одна из самых востребованных российских актрис Любовь Аксенова рассказала ОK! о любви к себе, экспериментах над собой и о семейной жизни.

Фотография: Владимир Васильчиков
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Пока я готовилась к встрече с Любой, прочла несколько ее интервью. Ощущения были такие, как будто хватаешь руками воздух. В Батуми есть подвижная скульптура «Али и Нино» работы Тамары Квеситадзе — две фигуры, которые проходят друг сквозь друга. Вот и Люба, кажется, открыта для журналистов, отвечает на любые вопросы, а в результате проходишь насквозь, так ничего конкретного о ней и не узнав, кроме формальных «родился-учился-женился». Это я раз за разом и читала: «Актриса Любовь Аксёнова появилась на свет (всегда именно «появилась на свет», а не «родилась») в семье военного и фармацевта, поступила в институт, вышла замуж и с тех пор всё время работает».

И кажется, не было в ее счастливой жизни, полной интересных проектов и талантливых коллег, ни ошибок, ни вредных привычек, ни несчастной любви.

Люба, скажи честно, ты агент и дала подписку о неразглашении?

Просто таких вопросов не задавали. Это правда, что я не люблю называть чьи-то имена, потому что не знаю, понравится это человеку или нет. Я рассказываю исключительно от себя, про свои чувства и события из жизни. А вредные привычки у меня были. Например, в институте я курила. Был у меня такой период жизни, когда я многое пробовала. Стала ходить по клубам.

И что, пускали? Ты и сейчас выглядишь на 15, а тогда — даже не могу себе представить.

Я ходила по спискам или с кем-то, кто мог меня провести. Тогда же, в институтские годы, попробовала разный алкоголь. Однажды я напилась до беспамятства. У подруги на празднике стала запивать шоты соком, а оказалось, в стакане был коктейль. И я весь его выпила. А дальше просыпаюсь — голова болит, ничего не помню, а надо в институт на танец…

Прогуляла?

Нет, встала и поехала. Но было тяжело. И еще я обнаружила, что у меня руки все изрисованы ручкой, а на бицепсе Гомер Симпсон «набит». (Смеется.) А на танец нужно надевать специальное боди с глубоким вырезом. Я одолжила у подружки какую-то накидку, но всё равно все увидели. Шутили потом: «Ну что, потусила?»

Фотография: Владимир Васильчиков

А когда еще набираться опыта для больших ролей, если не в институте?

Для себя я поняла, что опыт бывает разный. Например, для меня вот так напиться было чем-то из ряда вон выходящим, а кто-то может себе позволить гораздо больше. Сейчас мне интересно по-другому экспериментировать — представлять себя разными людьми в той или иной ситуации. Как оказалось, есть такая практика актерская, но вначале я об этом не знала и мы с мужем придумали ее сами. Набрасывали какие-то идеи и подумали, что было бы здорово проводить День персонажа. Я, например, приходила в образе девушки, которой всё не нравится, в ресторан и устраивала там разгром. Начинала кричать, выходила на сильные эмоции и при этом наблюдала за тем, как ведет себя мое тело, как меняется голос, выражение лица. Интересно, что ты думать начинаешь по-другому. По-другому строишь фразу.

Группу поддержки с собой брала?

Нет, я одна.

А сейчас продолжаешь буянить в ресторанах?

Сейчас это сложнее, потому что меня узнают. Был такой случай. Люди начали смеяться, потому что поняли, что происходит. Думаю, они изначально меня узнали, еще до того, как я начала ругаться.

Кроме московской стервы, в каком образе еще была?

Еще была студенткой, которая борется за справедливость на почте. Я вступилась за кого-то и начала кричать, что с ним поступили несправедливо. Еще у меня была лирическая героиня, которая приходила в ресторан и не знала, что ей выбрать.

Тебе это несвойственно?

Думаю, я все равно всегда вытаскиваю какие-то грани себя.

И скандальность?

Если я на нее выходила, значит, где-то она во мне есть. Похоже, в нас заложено всё. Просто что-то мы используем, а что-то нет.

Мы сами придумываем себе, как мы с этим миром коммуницируем, договариваемся, некий образ себя, так и живем. Все в образах.

Но в процессе эксперимента ты — это не ты, это нужно помнить и уметь сбрасывать. «Разделяй и властвуй».

Я знаю, ты очень серьезно готовишься к ролям — ведешь дневники, гуляешь переодетая по городу. Как готовилась к роли в фильме «Без меня»?

Я играю человека, который остался один. Моя героиня Ксюша теряет любимого мужчину, и нет никого, кто мог бы его заменить. Без него Ксюша чувствует себя уязвимой, неполноценной, неполной. У меня никогда не было подобного опыта. Всегда рядом были папа, мама, потом друзья, молодые люди, потом опять друзья. Потом я познакомилась с мужем, мы поженились, и вот уже седьмой год живем вместе.

Фотография: Владимир Васильчиков

И ты…

(Смеется.) Я договорилась с мужем о разъезде на время. Это был очень интересный эксперимент, потому что за эти семь лет, кажется, не было ни дня, когда бы мы не общались, не созванивались, не списывались. Я не верила раньше в такие истории, но здесь именно так и произошло. Мы были вместе практически с первого дня знакомства и почти сразу…

…он к тебе переехал с чемоданом.

Я к нему. И как-то даже без чемодана. Мы просто как два ручья стеклись в одну реку и были неразлучны. И вещи эти как-то сами перебрались. И место само организовалось. И кольцо оказалось на пальце. Удивительным образом с тех пор ничего особенно не поменялось — это моя искренняя радость. И тут мне приходит такой сценарий. Я начинаю над ним работать и не понимаю, как это вообще — быть одной. Я поговорила с Пашей, и он на удивление легко согласился, что да, давай, это будет интересным опытом.

Что именно ты ему предложила?

Переехать. Ему от меня. Я хотела, чтобы его вещи были рядом со мной. Потому что если бы я уехала одна, не было бы всего того, что напоминало мне о нем.

Какая у него была первая реакция?

Помолчал. Потом сказал: «Хорошо, если ты считаешь, что нужно, мне тоже будет интересно так пожить». Кстати, еще одно из моих переживаний в тот момент: «А что, если мне понравится? Что, если ему понравится? Что, если не получится тоскливо провести это время? Что, если я начну веселиться?» Был риск.

Фотография: Владимир Васильчиков

Что было дальше?

Он снял квартиру — я не знала где, но это уже было неважно. Мы договорились на месяц с правом на звонок, если что-то случится или я пойму, что пора заканчивать. И мы не общались. Я это примеряла к моей героине: как это, если нет возможности позвонить, написать? Или я позвоню, а там отключен телефон. Или автоответчик. Я ходила в места, где мы обычно бывали вдвоем. Я искала. Причем это происходило непроизвольно.

Просто в какой-то момент ловишь себя на том, что ищешь человека, ждешь по вечерам: может, придет?

Такие вещи машинальные. Что-то увидела или узнала интересное — хочется поделиться. Утром пусто. Мы часто завтракаем вместе и ходим погулять в парк или побегать, позаниматься спортом. Я себя заставляла делать всё это в одиночку, говорила себе: «Что, если бы я была одна, не занималась спортом?» Меня ненадолго хватило. Всего недели на две, но какие-то сцены из «Без меня» были сняты как раз в это время.

А как дались мужу эти две недели?

Тоже тяжело. Но он терпел очень мужественно.

Люба, скажи, почему девушек-музыкантов, как твоя Ксюша, всегда делают нежными и хрупкими? Ты когда-нибудь видела студенток консерватории?

Если ты смотрела фильм, то заметила, что Ксюше приходится реально бороться за то, что ей нужно. Да, она мягкая, это прописано в сценарии, но в итоге она вырастает в другого человека. Смерть Димы (персонаж, которого сыграл Риналь Мухамедов) и маршрут, который он для нее сконструировал, ее меняет. Не будь этого, Ксюша бы никогда не смогла противостоять такому сильному персонажу, как Кира, не закричала бы на нее, не полезла в воду, не умея плавать, и не накатывала бы самогон из бутылки. А что касается ее музыкального образования, мне кажется, музыканты совсем по-другому видят этот мир. Воспринимают его мелодиями. Ксюша писала музыку. Это ее способ самовыражения, от которого она когда-то отказалась. Что вернет ей вдохновение? Вся эта история, на мой взгляд, про то, как полюбить себя.

Фотография: Владимир Васильчиков

Честно говоря, неожиданно.

Ну смотри. Она себя не воспринимает отдельно от любимого человека. Его нет — ее нет. У нее нет своего внутреннего «Я» — то есть оно есть, но она его не слышит, — которое бы ей сказало: «Иди. Делай. Пиши музыку и т.д.». Когда-то ей сделали больно, и она закрылась в себе, испугалась. Мне кажется, это многим знакомо. А здесь ее ставят в такие условия, что ей приходится совершать поступки. И она начинает прислушиваться к себе и чувствовать себя настоящую.

Специально для фильма ты брала уроки музыки, верно?

Я занималась с Артёмом Михаенкиным, который написал для фильма музыку. Он учил меня играть «с рук». Параллельно с подготовкой к «Без меня» у меня были другие съемки в Минске. Там я нашла музыкальную школу. Позвонила туда, объяснила, что мне нужны инструмент и время — по сути, больше ничего. В моем телефоне были все записи: что делает правая рука, что делает левая. Я скорее занималась актерским подражанием — училась правильно ставить пальчики, чтобы они были мягкие, пластичные.

Как так получилось, что ты в детстве не занималась музыкой? Музыкальная школа, бальные танцы и английский язык — это же must do в воспитании девочек.

Бальными танцами я занималась до десяти лет. Потом мне разонравилось, и я стала тратить много времени на уроки. У меня была языковая школа, нагрузка большая, учиться было нелегко. Моим хобби лет с семи были горные лыжи. В итоге я перешла на сноублейды — короткие скоростные лыжи без палок. Я их до сих пор люблю.

Фотография: Владимир Васильчиков

Так ты экстремал?

Мне нравятся лыжи, но я не катаюсь на черных трассах, где катается мой брат. Он — экстремал, сноубордист и... лингвист. Даня мне помогает переводить и ставит произношение. Вот сейчас у меня будет проект, где есть несколько сцен на французском, и он мне поможет.

У Полины Максимовой, которая сыграла твою соперницу, роль более характерная, более эффектная. Не завидуешь?

Нет. Пробовалась я на обеих. А после проб была еще встреча с Кириллом, и так получилось, что мы в один голос сказали: «Все-таки Ксюша». В тот момент у меня только закончились «Бывшие». Мне не хватало чего-то такого лиричного. Хотелось сыграть тонкую, ранимую натуру, которая себя преодолевает. Я смотрю на роли в контексте «а что а ней заложено? какой смысл персонажа в истории?»

Люба, а вечная любовь есть?

Да. На мой взгляд, да. Но все так по-разному воспринимают слово «любовь».

Фотография: Владимир Васильчиков

Вообще-то это твое имя…

(Смеется). В фильме я хотела показать не зависимость-любовь, а нечто большее. Такое чувство, которое ты можешь испытывать к ребенку, к мужу, к маме, к себе в том числе. Вот что я сюда закладывала.

О высоком поговорили, давай теперь о веселом и земном — о твоем интервью для программы «вДудь», в котором вы обсуждали твое участие в откровенных сценах. Вот ты легко соглашаешься играть секс, легко говоришь о нем, но при этом выглядишь, как будто пьешь чай с английской королевой. Ты не стыдлива или это профессиональное?

Главное, думать о задаче. В какой-то момент я начала понимать, как важно чувствовать себя перед камерой комфортно, в каком бы виде ты ни был — раздетый или одетый, неважно. И даже если нужно играть человека, который очень сильно стесняется, всё равно тебе должно быть при этом спокойно внутренне. Когда у меня были первые съемки (в «Рассказах»), много было сомнений: правильно ли я делаю, а что, а как, как муж будет смотреть, как мама…

Тогда я подумала: «Я занимаюсь делом, а эти все сомнения мне мешают сделать то, ради чего я сюда пришла.

Мне играть сцену, а я текст не могу вспомнить, всё переживаю, видно или не видно. Это же на качество влияет. На то, как я подробно и достоверно покажу этого человека».

Интересный у тебя подход: что-то мешает — убрать. Стыд мешает — убрать. Муж мешает — пусть поживет месяц на съемной квартире…

Опыты, которые я провожу над собой, — это, конечно, круто. И с мужем мне повезло в этом плане. Я прихожу к нему и говорю: «А что, если сделать так, как бы ты отнесся?» Я стараюсь быть с ним откровенной.

Мне кажется, это от нехватки адреналина.

Просто я очень люблю свою работу, люблю то, чем занимаюсь. И еще мне всегда была интересна психология. Не стань я актрисой, наверное, пошла бы на психолога учиться.

А пока занимаюсь самообучением: много читаю, хожу на какие-то лекции или слушаю в интернете. У меня есть знакомый психолог. Я к ней приезжаю и задаю всякие вопросы. Со стороны это, наверное, странно выглядит. Потому что это не она работает со мной, а скорее я беру у нее интервью. Спрашиваю: «А если так, что будет? А он как отреагирует?» Показываю ей сценарий — мне и по жизни, и по работе интересно. Помимо этого, я работаю с коучем по актерскому мастерству.

Почему ты говоришь «коуч», а не «педагог»?

Коуч — это вроде тренер. Но можно сказать и педагог.

Фотография: Владимир Васильчиков

Ты используешь много специфических слов: эффективно – неэффективно, прокачивать навыки, перезагрузка, трансляция. Это современный язык, причем, мне кажется, немножко из другого мира. Твои коллеги-актеры говорят на этом языке? Плетнёв так говорит?

Нет, кажется, не говорит. На этом языке говорим мы с коучем. Его зовут Влад Моташнев. Он актер, режиссер и, так сложилось, мой друг-напарник. Человек, который меня хорошо понимает. Мы с ним и как друзья встречаемся, и над ролями работаем. Сейчас репетируем с ним стихи для музыкально-поэтического спектакля #ГЛУХИЕСОГЛАСНЫЕ. Играть будем 18 октября в КЦ «Москвич».

Ты ему платишь?

Да. И психологу тоже. Я много плачу за свое образование.

Я мало видела актеров от 30 и старше, которые прицельно продолжали бы учиться по профессии. Что значит — прокачивать навыки?

Занятия с коучем не для тех, кто пришел с нуля, а что-то вроде повышения квалификации. Коуч знает упражнения и методики, которые я не изучала в институте. Например, я как-то прочитала книгу Иваны Чаббак. Книга мне показалась занимательной, но я не понимала, как всё это применить. Написала Иване — она мне ответила: «Приезжай». Я приехала в Лос-Анджелес заниматься в ее студии и взяла у нее два класса. Два раза в неделю выходила на сцену, показывала свой отрывок и каждый день еще репетировала. Смотрела, пробовала — вот это интересно, вот этого в институте не видела, вот это я возьму, а вот это я уже делала. Как вернулась, стала заниматься с коучем. Так я поддерживаю себя в тонусе, узнаю новое и стараюсь развиваться.

Признайся, тебе просто нравится учиться!

Да! И мне не кажется, что я делаю что-то такое из ряда вон выходящее.

Это нормально — развиваться в деле, которое ты себе выбрал. И как человек, конечно, тоже.

Последнее время всем советую книгу «Сказать жизни «Да!» Виктора Франкла, психолога, который прошел концлагерь. Он с исследовательской позиции психолога описывает происходившее в концлагере и ту силу, которая помогает людям проживать ужасные времена. Это невероятно. Есть еще одна книга последовательницы Юнга — Джин Шиноды Болен «Богини в каждой женщине». Она о том, что в каждой женщине заложены архетипы всех богинь и в разное время они все по-разному проявляются. Кто-то больше, кто-то меньше. Мне кажется, эта книга может помочь женщине лучше понять свою необычайную природу.

А ты больше какая богиня?

Я себя пока не выявила. Там же целая система, и нужно наблюдать за собой, кто когда в тебе проявляется.

Ты вообще когда-нибудь расслабляешься, уходишь из-под собственного наблюдения?

Бывают такие дни, когда я остаюсь дома, отключаю телефон (стараюсь, во всяком случае) и просто смотрю кино. Летом можно еще разрезать пополам арбуз и есть его ложкой. И кормить с рук пса. У меня той-терьер. Говорят, хозяева похожи на собаку, а собака — на хозяев. Наша, видимо, чувствует, что мы не едим мясо. У нее две миски: одна с овощами и фруктами, в другой — ее собачья еда. И чаще всего пустая та, что с фруктами. Иногда сок ей наливаем. Апельсиновый. Она просит.

А когда будет ребенок, ты его тоже сразу апельсиновым соком поить будешь?

Нет, у него будет правильное вскармливание! (Смеется.)

Текст: Юлия Сонина Фото: Владимир Васильчиков. Стиль: Ирина Свистушкина. Макияж: Кирилл Шабалин/YSL Beaute. Прически: Любовь Фролова/Redken

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости