Татьяна Лютаева: «Я никогда не оглядываюсь назад»

Татьяна Лютаева никогда ничего не боялась — ни постоять за себя, ни переехать из страны в страну, ни познакомиться, ни расстаться...

Фотография: Альберт Плехов Татьяна Лютаева
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Камень, ножницы, бумага» — рабочее название фильма, который бесстрашно снимает прекрасная актриса, а теперь — режиссер Татьяна Лютаева. Впрочем, она никогда ничего не боялась — ни постоять за себя, ни переехать из страны в страну, ни познакомиться, ни расстаться. О том, как и почему она всегда побеждала обстоятельства, Татьяна рассказала ОK!

Татьяна, вы же из Одессы?

Я родилась в Новой Каховке, но в два года папа с мамой увезли меня в Одессу, я часто болела воспалением легких, и теплый морской климат мне больше подходил. Так я стала одесситкой. Папа мой был геологом, мама — врач-психиатр. Мама сутками дежурила, отец уезжал в командировки. Но они тем не менее умудрялись держать меня в ежовых рукавицах. В Одессе я окончила музыкальную школу, театральный класс, стала кандидатом в мастера спорта по прыжкам в высоту — использовала возможности большого города по полной программе.

Драмкружок, кружок по фото, мне еще и петь охота?

Да! На скрипке играть непросто, и, наверное, это не мое, но музыкальную школу я тем не менее окончила, не бросила. Доделывать дело до конца я научилась рано. При этом я много пропускала в школе, прогуливала уроки.

Как говорила с одесским акцентом директор школы моим родителям, «ей повезло, що она «хваткая», а то была бы двоечница. Хулиганка ваша Таня».

Вы уже в школе были с характером?

У меня был характер как у мальчишки, дружила исключительно с пацанами. Из подруг у меня была только Аня Шафажинская, мы с ней жили в одном доме, сидели за одной партой и вместе пошли в театральный класс. Сейчас она выступает на лучших оперных сценах мира. Мы с ней хулиганили вместе, и даже в аттестате у нас обеих оценка за поведение — удовлетворительно.

Вы, видимо, с детства были красивой девочкой?

Ну нет! Я долго была гадким утенком — очень худая, с короткими волосами. Мама подстригала мои кудри, из-за того что я была жуткой собачницей и кошатницей. Родители не разрешали мне завести собаку, и как только я оставалась одна, то сразу всех уличных кошек и собак тащила в дом мыть и кормить.

Фотография: Альберт Плехов Татьяна Лютаева

А за вами никто днем не присматривал?

С первого класса я часто оставалась дома одна. У меня на шее на веревочке был ключ от квартиры, я сама себе готовила еду, жарила картошку, иногда каштаны. Случалось, и полотенца загорались, и сгущенка взрывалась, которую я неправильно варила.

А когда из гадкого утенка вы превратились в прекрасного лебедя?

Я запомнила глаза одноклассников в этот момент. Это произошло 1 сентября, когда я пошла в десятый класс. Видимо, за лето у меня всё что надо выросло, и меня просто не узнали. Вот и всё. Но внутри я осталась прежней, с мальчишками только дружила, не выносила сплетен. Даже из-за этого подралась однажды с одноклассницей. Вызвала ее на дуэль. Весь класс нас окружил, мальчишки были на моей стороне и дали мне один совет: «У нее длинные ногти — расцарапает. Сразу хватай за челку — и об колено». Я никогда до этого не дралась и после этого тоже. Но здесь была затронута моя честь. Девочка начала царапаться, а я за челку р-раз — и об колено. И всё, решена дуэль. Она пошла плакать. Больше обо мне ничего плохого не говорили.

У вас такой характер и такой удар сохранились до сих пор?

Нет, я человек неконфликтный. Когда люди начинают ссориться, я сразу прячусь, как улитка в раковину. Не люблю, когда люди ругаются, кричат, мне сразу хочется сказать: «Ребята, давайте жить дружно». Я Бонифаций по жизни.

Вы уже в школе знали, кем хотите стать?

В моем случае гора пришла к Магомету. После восьмого класса, когда началась профориентация, я выбрала театральный класс за компанию с подружкой, с той же Аней Шафажинской. Кто-то один раз в неделю ходил на фабрику, учился на швею или кузнеца, а у нас был театр.

Ну, конечно, папа прививал мне любовь к театру и хорошему кинематографу. Частенько мы с ним сидели одни в зале на фильмах Куросавы или Тарковского.

И вот опять счастливый случай. В тот год, когда мы оканчивали школу, Алексей Баталов начал набирать во ВГИКе украинско-белорусский курс. Нас, естественно, позвали на Одесскую киностудию на первый тур. Принимали известные педагоги со студии Довженко. У нас была Ада Роговцева, на второй тур уже из Москвы приехал Александр Всеволодович Кузнецов, который стал мне вторым отцом, научил моих детей любить книги... Ему я посвятила свой фильм. Он ушел в прошлом году. Но он был в курсе, что я снимаю, и читал сценарий. Моего героя в картине зовут Александр Всеволодович... Третий тур был уже в Москве, и я поехала.

Фотография: Альберт Плехов Татьяна Лютаева

И поступили во ВГИК?

Когда я приехала, уже многих отсеяли. Конкурс был 700 человек на место, но мне повезло, я поступила.

А мама, папа как отнеслись?

Мама мечтала, чтобы я стала медиком, но поехала со мной в Москву на вступительные экзамены. А папа был очень рад, он сам был творческой личностью. Когда я уехала учиться, родители сразу развелись. Они уже какое-то время оставались вместе только ради меня. До нервных срывов меня доводили. Ставили меня и спрашивали: «Ты кого больше любишь? С кем останешься?» Я отправила им из Москвы, когда приехала во ВГИК, две открытки с одним и тем же текстом: «Разводитесь». Поэтому я всем всегда говорю: нельзя ради детей жить, детей это только ранит. Не надо бояться одиночества.

В институте вы встретили Олегаса Дитковскиса, своего будущего мужа…

Он первым обратил на меня внимание. И полгода за мной ухаживал. Я училась на третьем курсе, а ему было уже 30 лет, он был взрослый, актер, красавец, учился на режиссерском у Игоря Таланкина.

За ним же, наверное, толпы девушек ходили?

Ну да. Рената Литвинова говорила, что я отбила его у ее подружки, хотя ничего подобного не было. Мы дружим с Олегасом до сих пор, и его жена — моя подружка...

Почему же вы разошлись?

Видимо, Олегас не был моей половинкой. Бывает так, что люди просто не подходят друг другу, и карьера стоит, и удача отворачивается. Олегас встретил свою половинку, Индре, свою вторую жену, она полностью растворилась в нем. Он бросил выпивать, вновь стал писать песни, выступать. Нельзя сказать, что между нами не было любви. Мы были молоды, амбициозны. Уже под конец нашей с ним совместной жизни я начала полнеть, появилось неверие в себя, пропал драйв, интерес к жизни. Мы прожили вместе десять лет. Говорят, в браке нужно работать над отношениями, но я считаю, это неправильно. Надо разойтись и дать возможность и мужчине, и себе быть счастливыми.

Олегас вас вывез из Москвы…

…За границу. Мы смеялись, что я «купилась на галантерею».

Но в Литве тогда реально хорошо же было?

Было хорошо, правда, одиноко. Олегас продолжал учиться, а я была одна, знакомых никого. Благо я начала сниматься в «Гардемаринах», ездила туда-сюда, вскоре забеременела. Через год после того, как родилась Агния, я поступила в вильнюсский Русский драматический театр, очень известный, Роман Виктюк там работал.

А как Светлана Дружинина предложила вам роль в «Гардемаринах»?

Во ВГИКе параллельно со мной, на операторском, учился Миша Мукасей, сын Светланы Сергеевны. Зная, что мама давно ищет актрису на роль Ягужинской, он сказал ей, что «мочалка ходит тут одна такая, ничего». И она пришла на мой дипломный спектакль по Шварцу «Тень», где я играла Юлию Джули. На следующий же день меня вызвали на «Мосфильм» на пробы и через два дня утвердили.

И вы сразу согласились? Это же было просто костюмное кино.

Да вы что! Я считаю, что это было, конечно, бинго. Хотя я плохо помню себя в то время. Меня утвердили, я пошла… Помню, как мерила платья, которые шили для меня на «Мосфильме», помню свой первый кадр: мне нужно было бежать к Римме Марковой через поле, я в фижмах, в длинном платье, мокрая трава, ноги вязнут… А Дружинина сзади кричит: «Быстрее! Быстрее!» В кино видно, что я там еле-еле семеню… У нас была хорошая компания, молодые ребята, и нам было весело друг с другом, мы все жили в Калинине в гостинице. Никаких райдеров тогда не было.

Вас заметили после «Гардемаринов»?

Да, меня заметили. Мне начали звонить достаточно часто, хотя я и жила в Литве. Но я же в декрет ушла. Родила, потом сидела с ребенком. Это были 90-е годы, непростые времена в российском кино, снимали все подряд, у кого были деньги. А мэтры сидели без работы. Может, и хорошо, что я в это время работала в театре в Литве. Когда Литва отсоединилась от России, там начали тосковать по российскому кино. И у меня родилась идея — проводить в Вильнюсе фестиваль «Живое русское кино». Это был камерный фестиваль, приезжали Герман, Абдрашитов, Тодоровские старший и младший много раз были, Рогожкин, дважды была Кира Муратова. Очень хороший был фестиваль, я проводила его шесть лет подряд.

Вы жили одна после развода?

У меня появился Рокас Раманаускас, сын известных литовских актеров. Он на первом фестивале помогал с переводом на английский язык. Если мой первый муж был на десять лет старше меня, то Рокас — на семь лет младше. Мы влюбились друг в друга, поженились, и у нас появился сын, чудо. Мы прожили с Рокасом семь лет и разошлись.

А почему на этот раз?

Он окончил философский, много рассуждал, а я оптимистка и всегда на позитиве. Помню, он как-то сказал, что если человек рассказывает анекдоты, то он глуп. А я считаю, что чувство юмора — это великий дар божий, без которого прожить невозможно. Ну и Агния поначалу не принимала его, ревновала. Он за ней в школу, а она не ближе 100 метров за ним идет, не приближается. Такой у нее был детский протест. Но мы всё равно остались друзьями.

Вы сразу после развода переехали

в Москву?

Не сразу, нет. Я пыталась еще как-то найти себя в Литве. Менялись режиссеры в нашем театре, становилось всё сиротливее и сиротливее, всё тяжелей и тяжелей. Снимать квартиру с двумя детьми было ну очень сложно. И вдруг меня приглашает в Москву сниматься Константин Худяков в картину «Другая женщина, другой мужчина». Он первый мне и сказал: «Кино у нас начинает оживать, давай возвращайся. Ты не замужем, бери детей в охапку, какая разница, где квартиру снимать». А мой друг Саша Балуев сказал тогда в шутку: «Ты и так там 15 лет как в тюрьме отсидела, валяй домой». У меня в Москве живет двоюродный брат. Я приехала, мы нашли Агнии литовскую школу, сняли квартиру. Я поехала в Литву и вернулась уже с детьми, двумя чемоданами и собакой.

Фотография: Альберт Плехов Татьяна Лютаева

И там всё бросили?

А нечего было оставлять. Я всегда уходила только с детьми и чемоданом. Поэтому всё, что у меня сейчас есть, это первое реально мое собственное. Недавно у меня появился свой дом, мне абсолютно не стыдно об этом говорить…

...А что, дом на Рублёвке?

Да! (Хохочет.) Даже не на Рублёвке, а на Николиной Горе! Кто-то Золушкой становится в 15 лет, а кто-то и в 50.

У вас литовский паспорт?

Президент Российской Федерации подарил мне российское гражданство, я его приняла, так как здесь работаю и живу. А двойное гражданство Литва не разрешает.

Вы быстро нашли здесь работу, театр?

Мне сразу предложили ввестись в антреприз-

ный спектакль, где играли Игорь Угольников, Катя Климова, Люба Толкалина, Наташа Варлей, Алёна Бондарчук… Такая командища была! И мы шесть лет катались по гастролям.

А дети с кем?

Я нашла няню, хотя Агния вообще была уже взрослая, девятый класс.

Она уже тогда решила тоже стать актрисой?

Она в Литве провела детство за кулисами. Спектакль заканчивается, только закроется занавес — она уже с подружками на сцене, по декорациям шастает. Ребенком она играла в спектаклях, снялась в кино. « Кем ты хочешь быть?» — спрашивали ее. — «Акрысой».

Вы не против были?

А как вообще могут быть родители против? Это неправильно. Вот мой сын пошел в МГУ сам, в 16 лет… Я бы, конечно, хотела, чтобы он поступил в другой вуз, но… С первого раза поступить в МГУ на «Госуправление», самому! Без помощи! Я, конечно, была в шоке, когда он меня поставил перед фактом. Но всё равно, это же круто!

Он хорошо учился?

Он с седьмого класса на домашнем обучении. Какое-то время я работала только на это. Но мне хотелось дать ему образование. Мне кажется, это очень важно — помочь детям в выборе жизненного пути. Необходимо внимание, надо прислушиваться к ребенку, а не просто дать денег и отправить в университет за границу.

Ему что, не нравилось в школе?

Я стала замечать, что ходит он туда без толку. Приходит — уходит. Рано встает, драки какие-то, выяснение отношений, плюс несварение желудка после школьных пирожков. Приходит поздно вечером, сил на уроки нет вообще, голова уже не варит, и поэтому ноль знаний. Думаю, дай-ка я попробую забрать его на домашнее обучение. И с репетиторами он закончил год совсем иначе, сдал экзамены. Восьмой и девятый классы освоил за год и потом так же — десятый и одиннадцатый. Окончил школу в 16 лет. И тут же поступил. Он сейчас на третьем курсе, а ему только 18 исполнилось! Уже пробует себя в бизнесе, открыл магазин интернет-доставки цветов, придумал линию спортивной одежды…

Он в вас или в отца, вы считаете?

В меня. Я тоже всё придумываю вечно.

Расскажите, как вы решили снимать кино?

В данном случае всё произошло как будто само по себе. Агния ходила заниматься в Щукинское училище к педагогу и что-то рассказывала потом… Я слушала, и вдруг мне в голову пришла идея. И такая простая, и такая узнаваемая! Я неделю каждый день ездила в одно и то же кафе, садилась за один и тот же стол и писала. Раньше-то особо я бумагу не портила. А тут как будто кто-то вел. Написала вполне на короткий метр. Друзья говорят: «О, это надо снимать». Но денег-то нет, и съемки откладываются. А как искать деньги, кто знает? И вдруг в один прекрасный день я случайно падаю и рву связки на ноге. Костыли, куча свободного времени, думаю, да сниму хоть на айфон, бесплатно! Поговорила с одним актером известным… Позвонила Кате Залетаевой, она крутейший художник-постановщик, снимала «ДМБ», «Глянец», «Кококо»… Мы с ней очень много лет знакомы. Она случайно оказывается в Москве и свободна! Ищем оператора. Катя предлагает Андрея Каторженко. Молодой, один из самых крутых. Но он же дорогой, а у меня бесплатно… Решили: попробуем! Он снимал в Торжке, и вот Лютаева с Залетаевой к Каторженко в Торжок едут! Я на костылях, за рулем. Актер, с которым я договаривалась, за пять дней до съемки написал мне странное письмо, практически отказался. Ночь я прожила в аду. Утром встаю и понимаю, что это должен быть Володя Ильин. Звоню ему, приезжаю, и он соглашается! Вот примерно так у меня команда и собралась.

Татьяна Лютаева

Все на общественных началах, без оплаты?

Да! Николай Расторгуев, с которым я дружу, предложил услуги своей студии бесплатно. И неожиданно втянулся в эту аферу в хорошем смысле слова, его студия стала деньги вкладывать. Мы начали снимать, отсняли неожиданно много, я переписала сценарий, добавила роль матери, которую сыграла сама, и история выстроилась на полный метр.

Как продвигаются съемки?

Министерство культуры выделило нам небольшие деньги на дебют. Мы даже заплатили всем небольшие гонорары. Получается полноценный полнометражный фильм: танец Агнии ставила балетмейстер Алла Сигалова, у нас потрясающий постпродакшен, монтажер потрясающий… Я собрала всех лучших!

У вас это первый опыт такой — руководить людьми?

Не первый, я же организовывала фестивали. Честно скажу, трудно не было, не надо было ни кричать, ни ругаться. Все были подключены, погружены...

С дочкой-то ладите на съемочной площадке?

С Агнией пару раз ругались, но по делу. Ей требовался завод. И она его получала. Ничего же не может в тишине произойти. Должно что-то сотрясаться, но не воздух, а что-то другое, какие-то мембраны души. Так мы сняли одну из лучших сцен с Агнией.

Когда у вас премьера?

Не знаю пока. Сейчас у нас монтаж.

Вы нашли уже прокатчика?

Надеюсь, студия Николая Расторгуева возьмется. Но это в первую очередь фестивальное кино.

То есть вы доведете фильм до конца, до фестиваля…

…И поеду с удовольствием, в красивом платье, если пригласят. Но пока для меня главное — не торопиться к какому-то фестивалю, а качественно и правильно всё закончить.

А у вас был страх: вдруг не справлюсь?

Нет. Нет, честно. Наоборот. Я получила возможность осуществить то, о чем сама мечтала как актриса, использовать новые методы, которых я нигде не видела, ни у кого.

Вы сценарист, вы режиссер…

Да вообще обнаглела! Это как с моей поездкой Вильнюс – Москва — как в пропасть с головой! Но это не значит, что сначала делаю, а потом думаю. А может быть, и значит. Может, так и хорошо для меня. Потому что если бы стала задумываться, я бы не переехала сюда. И кино бы не сняла.

Вы же так и в Литву уехали, не задумываясь.

Воспитание такое было. Я же выходила замуж на всю жизнь.

А как у вас сейчас на личном?

На личном фронте без перемен! (Смеется.)

Не может быть!

Да всё хорошо! Люблю и любима. На разных этапах жизни необходимы разные принцы на лошадях. Когда-то даже и лошадь не обязательна. Для меня сегодня неважен штамп. Я — свободный человек. Мне нравится, что встречи всегда в радость, всегда с настроением. А без настроения не получилось бы снять кино, собрать лучшую в мире команду. Очень хочу, чтобы каждый зритель, посмотрев мой фильм, увидел бы, узнал в нем что-то свое, личное. Если так будет, значит, мы работали не впустую!

Текст: Наталия Прохорова. Фото: Альберт Плехов

Стиль: Анна Артамонова. Макияж: Кирилл Шабалин/YSL Beauté Прически: Любовь Фролова/Redken

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости