Анна Сидорова: «В спорте, как и в жизни, бывают провалы»

Керлингистка Анна Сидорова знает все о строгом спортивном режиме, стремлении к победе и умении преодолевать неудачи.

Фотография: DR
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Аня, вы часто сталкиваетесь с мнением, что керлинг — это скорее развлечение, чем серьезный вид спорта?

Скорее да. Керлинг не очень популярен в России, поэтому встречаются люди, которые если что-то о нем и слышали, то о правилах игры не знают ничего. Возможно, такое отношение связано с тем, что в нашей стране этот вид спорта начал развиваться относительно недавно. Федерация керлинга была зарегистрирована в Санкт-Петербурге лишь в 1991 году. Можно сказать, что мы с ней ровесники. Хотя появился керлинг более пятисот лет назад, в Шотландии, и долгое время считался не более чем забавой. Кстати, если кто-то попробует поиграть в эту игру, то говорить о его несерьезности больше точно не будет. (Улыбается.)

А сами вы как попали в керлинг?

Я семь лет профессионально занималась фигурным катанием. Правда, кататься начала довольно поздно. Сначала ходила в обычную спортивную секцию, где даже искусственного льда не было. Но мама видела, что я настроена серьезно, и отвела меня в секцию фигурного катания ЦСКА. На тот момент мне уже было почти семь лет. За полгода я наверстала упущенное и догнала своих сверстников. Потом получила серьезную травму. Когда стало понятно, что восстановиться и продолжить выступать в одиночном катании, где нужно прыгать, не получится, был вариант попробовать себя в танцах на льду. И мне даже прочили успех.

Но кататься в паре с мальчиком я совершенно не хотела: не могла представить, что мое выступление будет зависеть от кого-то еще. К тому же тогда казалось, что танцы это несерьезно, что туда переходят только неудачники.

Быстро удалось забыть фигурное катание?

Расставание со льдом проходило болезненно. Особенно тяжело я переживала резкую смену распорядка дня. Семь лет подряд я вставала в шесть утра, а домой возвращалась лишь к десяти вечера. Каждый день до и после школы тренировалась на льду. Вся моя жизнь была связана со спортом, и, когда всё это закончилось, я поняла, что не знаю, чем себя занять. Свободное время меня жутко тяготило. Это длилось около двух месяцев, а потом мама предложила мне присмотреться к другим видам спорта. Посадила перед телевизором, включила спортивный канал и сказала: «Смотри, что тебе нравится». Но я этой идеей была не особо воодушевлена, мне ничего не нравилось.

Фотография: Елена Сарапульцева

Наверное, и керлинг по телевизору тогда не показывали?

Да, я тогда и не знала, что существует такой вид спорта. (Улыбается.) В то время я как раз перешла в старшие классы и увлеклась волейболом. Начала ходить в районную секцию. Меня заметили на межшкольных соревнованиях и пригласили перейти учиться в центр образования с углубленным изучением английского языка и выступать за их школу —там была довольно сильная волейбольная команда. Я стала ее капитаном, мы показывали отличные результаты. Сначала наша команда стала первой в районе, а потом и в округе. Но тем не менее это был не тот уровень.

Спортивные амбиции не давали спокойно жить?

Да, хотя я и понимала, что профессионально спортом уже вряд ли смогу заниматься. И тут совершенно случайно я узнала о керлинге. Маме позвонила знакомая, с дочкой которой я тренировалась в одной группе фигурного катания. Эта девочка тоже получила травму, ушла из профессионального спорта и начала заниматься керлингом. Мама этим заинтересовалась, выяснила, где находится керлинг-клуб в Москве, и отвела меня туда.

Вам сразу там понравилось?

Конечно, нет! (Улыбается.) Керлинг казался мне скорее какой-то забавой, чем серьезным спортом. Я увидела кричащих людей, трущих лед непонятными предметами, и это показалось мне смешным. К тому же в фигурном катании всё было очень строго. А здесь — полная свобода: девочки выходили на тренировку накрашенные, с распущенными волосами (конечно, к началу тренировки они их убирали в хвост), в обычных костюмах, да еще и с шоколадкой в руках. Для фигурного катания это было недопустимо. У меня сразу сложилось впечатление, что керлинг — это легко и просто. В голове вертелась мысль: «Что за бред? Зачем я сюда пришла?» Но так как дорога до спортивной школы была неблизкая, мама уговорила меня остаться и посмотреть тренировку. Я согласилась. Мне казалось, что я такая классная, пришла из профессионального спорта, сейчас с легкостью выйду на лед и у меня сразу всё получится.

Но с первого раза ничего не вышло — я сразу же оказалась на пятой точке. Было обидно, что эти девочки спокойно выезжают, а у меня не получается. Естественно, это зацепило. Решила прийти на следующую тренировку. В итоге понемногу втянулась. А потом на соревнованиях почувствовала вкус победы, азарт...

Фотография: Елена Сарапульцева

А вам никогда не хотелось бросить спорт?

Я думаю, у любого спортсмена рано или поздно появляются такие мысли: хочется бросить всё. Но на данный момент керлинг — это моя профессия. Так что не брошу его, пока совсем не устану. (Улыбается.) Благо в нашем спорте нет возрастных ограничений. Если даже тебе больше пятидесяти лет, но ты чувствуешь в себе силы соревноваться на равных с теми, кто моложе, — пожалуйста. Будучи на сборах в Канаде, мы встретили дедушку, которому был сто один год, и он всё еще играл! Конечно, он не стремился попасть на Олимпиаду, но с удовольствием продолжал играть для себя.

Аня, я так понимаю, между вашим первым занятием керлингом и поездкой на Олимпийские игры в Ванкувере прошло совсем немного времени. Правильно?

Да, я начала заниматься керлингом в 2005 году, а уже в 2010-м поехала на Олимпиаду. На тот момент я занималась керлингом меньше пяти лет. За год до Олимпиады нас стали вывозить на турниры двумя командами — основной, в которую я тогда еще не входила, и молодежной. Старших — с прицелом на Игры, а молодежку готовили к чемпионату мира. На нескольких турнирах моя команда показала лучшие результаты и обратила на себя внимание главного тренера. В итоге меня стали задействовать в тренировках основной команды, а после тестирования тренер приняла решение отправить меня на чемпионат Европы в основном составе. Конечно, это решение было для всех неожиданным. А накануне Нового года тренер собрала нас и сказала, что приняла решение таким же составом отправить команду на Олимпиаду в Ванкувер.

На тех Играх вас признали самой красивой спортсменкой.

Безусловно, мне как девушке это льстит. Но не это цель моей жизни — быть красивой в спорте. В спорте не важны декорации, главное — победа в соревнованиях.

Спортсмен живет четырехлетиями, и олимпиада была конечной точкой, к которой мы готовились много лет

Фотография: Елена Сарапульцева

Аня, накануне Нового года интернет всколыхнула новость о том, что ваша команда не поедет на Игры в Пхёнчхане. Вы были готовы к такому повороту событий?

Конечно, мы не ожидали такого исхода. Я думаю, что неожиданным он был для всех: и для нас, и для руководства Федерации керлинга, и для команды, которая поедет на Олимпиаду. Да, по возрасту девушки в той команде такие же, как и мы, но они еще даже не были ни на одном взрослом чемпионате мира. Наша команда очень долго шла к тому, чтобы попасть на эту Олимпиаду. Мы показывали высокие результаты в каждом сезоне, добыли путевку для нашей страны на участие в Играх в Пхёнчхане. В 2014, 2015, 2016 и 2017 годах были призерами чемпионатов Европы и мира. В глобальной истории женского керлинга нет ни одной такой команды, как наша, которая на протяжении четырех лет входила бы в тройку мировых лидеров. Но в спорте, как и в жизни, бывают провалы. Это один из самых тяжелых моментов в моей жизни. Спортсмен живет четырехлетиями, и Олимпиада была конечной точкой, к которой мы готовились много лет. И вот в один момент всё это рушится... Казалось, что никакой мотивации и перспектив больше нет. Нет ничего, что заставляло бы нас каждый день вставать и двигаться вперед. Прошла пара недель, и сейчас я понимаю, что это обстоятельства, на которые нельзя повлиять, но ведь от этого моя любовь к спорту не пропала.

Сейчас мы с командой хотим доиграть этот сезон спокойно и постараться перестроить свои мысли на новый цикл, чтобы двигаться вперед к своей цели. Пока цель одна — это Олимпиада-2022.

Аня, вы говорите, что живете в ритме нон-стоп: соревнования, сборы, матчи... А на личную жизнь время остается?

Практически нет. Но я думаю, это типичная история для любого спортсмена. (Улыбается.) Сложность в том, что у нас игровой вид спорта и 290 дней в году мы проводим на сборах. Поэтому очень сложно говорить про какую-то личную жизнь или встречи с семьей. Все эти моменты очень ценны для меня, но они такие редкие...

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости