Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков: реальная любовь

Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков — откровенно о своей семейной жизни в интервью Вадиму Вернику.

Фотография: Ваня Березкин
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков — красивая семейная пара. Оба талантливые, успешные, каждый в своей области. Полина как певица добилась колоссальных результатов, а Дима уверенно и динамично реализует себя как фотограф. Мы пообщались, и я еще раз почувствовал, какая у них крепкая связь. Это проявляется и в таких тонких вещах, как самоирония и умение шутить друг над другом. Спасибо вам, Полина и Дима, за такой искренний разговор!

Полина, Дима, мы с вами общались какое-то время назад, вы рассказывали, что обустройством вашей новой квартиры в качестве дизайнера занимается мама Полины.

Полина: Ой, это было так давно!

Всего два года назад.

П.: Два года назад — это правда очень давно. Ты знаешь, Вадик, в нашей жизни два года идут за десять. За два года происходит столько событий, что я сама не успеваю за собой. А что касается квартиры — да, мама ею занималась, и всё оказалось даже лучше, чем мы могли предположить. Мама нам сделала просто идеальную квартиру.

Дмитрий: Но есть правила, которые мама просит нас соблюдать. Нельзя двигать стулья по полу, на столы нельзя ставить что-то без тряпочки. (Смеется.) Да я шучу. Со временем мама поняла, что это бесполезно, что квартира — не музей.

П.: Поначалу просто были звонки типа «Вы там осторожно себя ведете? Не отвалились ли нашлепки от стульев?» (Улыбается.)

Д.: Сейчас нашлепок уже нет.

П.: Всё исцарапано, но мама всё равно продолжает блюсти порядок.

Слушайте, у вас такое чудесное время: появилась доченька Мия. Сколько ей сейчас?

П.: Шесть с половиной месяцев. Она сегодня с утра впервые сказала «папа».

Дима, поздравляю.

Д.: Спасибо. Я абсолютно счастлив. Это очень круто.

П.: Дима каждый день повторял ей как мантру: «Я папа, папа, папа». Так что сегодня дочка просто от безысходности произнесла это слово. (Смеется.)

Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков

Полина, твоя жизнь всегда была очень динамичной. После рождения Мии всё вернулось на круги своя?

П.: Тут такое дело... Посидишь пару дней, а тебя уже десять артистов обошли. Все дышат в затылок.

Д.: Олимп маленький.

П.: Олимп маленький, надо держать руку на пульсе. (Смеется.) Рассказываю как есть: я так насиделась беременной, что хотела прямо из роддома стартовать на какой-нибудь концерт. В результате всё получилось наоборот. Когда Миюша родилась, все очень сильно испугались, потому что я превратилась прям в настоящую курицу-наседку. Я вообще не выходила из дома. Мама меня выгоняла, говорила: «Выйди хоть на десять минут, хотя бы воздухом подыши». Я в ответ: «Нет, я лучше на балконе постою».

Так не хотелось с дочкой расставаться?

П.: Не хотелось. Я боялась, я плакала. Мне казалось, что если я хоть на минуту с ней расстанусь, мир рухнет. И я даже начала тогда подумывать: ну всё, бросаю карьеру певицы.

Действительно были такие разговоры, Дим?

Д.: Да-да. «Я буду дома сидеть, никуда ездить не буду».

П.: Мы же во время моей беременности так натерпелись...

Что ты имеешь в виду?

П.: Гормональный взрыв. (Смеется. Обращается к Дмитрию.) Теперь твоя очередь рассказывать.

Д.: Просто Поля из тех людей, которые с младых ногтей, как говорится, в пути, на гастролях, на сцене. Поэтому дома ее начинает трясти: если она сидит два-три дня дома, а телефон не звонит — значит, всё, ее забыли.

Ну видишь, всё меняется. Сколько времени Полина была такой мамой-наседкой?

Д.: Две недели.

Какой «большой» срок!

Д.: Для Полечки большой.

П.: Я позвонила тогда директору и сказала, что отменяю к черту все концерты, которые мы планировали. Вообще никуда не поеду, ни за что. Да и во время беременности было непросто, я не влезала в концертные костюмы. Кроме того, не понимала, даже приблизительно, откуда брать следующую песню и когда она появится. «Драмы больше нет» появилась только в январе или в феврале, а вышла в апреле. В общем, произошел клин по всем фронтам. Гормоны — страшная вещь. (Смеется.)

Ну ты же не первая певица, которая родила. Тем более у тебя уже есть сын. А если ты так боялась выпасть из обоймы, у тебя не было мыслей вообще отказаться от рождения второго ребенка?

П.: Господи, нет конечно!

Дима, можно ли сказать, что ты ждал Полину всю свою жизнь?

Д.: Так и есть. Я сейчас не лукавлю, как есть рассказываю. Вчера ехал в загородный дом, меня прям как-то накрыло, я всю дорогу слушал в машине Полинины песни. У меня никогда в жизни такого не было! Я прослушал подряд много песен — и старых, и новых.

Что-то произошло у меня внутри: я начал иначе чувствовать и понимать, я понял, как же круто она поет! Сейчас я могу сказать, что я поклонник Поли номер один.

Полина Гагарина

Ты знаешь, Дима, я тебе скажу честно, я тоже большой поклонник Полины Гагариной.

Д.: Правда? Мне приятно.

Полина, почему у тебя в телефоне Дима записан как «хомяк»?

П.: В общем, такая история: когда мы только начали встречаться, я съездила за четыре дня в четыре города и очень соскучилась по Димону, ужасно хотела с ним встретиться. Это было воскресенье, как сейчас помню. И пишу, значит, ему: «Ну всё, я прилетела, во сколько свиданка?» А он отвечает: «Знаешь, я заболел, боюсь тебя заразить, у меня всё ломит, температура 37,2».

Какой ты мнительный, Дима. А для тебя, Полина, это не повод для отмены свидания, так?

П.: Мне вообще в принципе болеть нельзя, я из разряда терминаторов. И вот ты возвращаешься с гастролей, готова к свиданию, а тут мужчина тебе говорит, что у него 37,2 и что он греет ноги в ванне.

Д.: Я помню это. (Улыбается.)

П.: Еще и присылает мне фотографию, где он сидит, укутавшись в четыре шарфа. Я ненавистным взглядом смотрю на эту фотографию и думаю, мол, всё, больше я с тобой никуда не пойду и не буду общаться. Мы к тому моменту встречались буквально две недели — разгар конфетно-букетного периода...

И тут он пишет: «Ну на самом деле я очень хомяк к тебе». Думаю, ну точно температура. (Смеется.) И следующая фраза: «Тьфу, я очень хомяк к тебе». Я думаю: «Что происходит, какой хомяк, почему ко мне?» (Смеется.) Потом он пишет: «Чертов Т9, хочу к тебе».

И это послание растопило твое сердце.

П.: Ну нет. Я всё равно не простила. На следующий день я пошла гулять с друзьями, у меня была тусовка, он испугался и приехал к нам.

Д.: Вообще я не знаю, каким должен быть мужчина, какими качествами он должен обладать, чтобы соответствовать Полине с точки зрения работоспособности и выносливости. Она выдерживает такую нагрузку!

П.: Вадик, знаешь анекдот? «Мне нравится, Василий, что в тебе нет ничего бабского: ни коня на скаку не остановишь, ни в горящую избу не войдешь». (Смеется.)

Вот-вот, это про Полину. Да, Дима?

Д.: Да, но на самом деле она хрупкая, нежная, хотя всё равно терминаторша. (Улыбается.)

А тебя эта сторона ее характера поначалу не отпугивала?

Д.: Я такой человек. Я восхищаюсь сильными женщинами, вообще сильными людьми. Сам я человек другого склада. Я по знаку зодиака Рыбы, и этим всё сказано. Я спокойный, особо не суечусь.

П.: Дима просто творческий человек. А я творческий терминатор. Я, например, не терплю, когда я работаю, а кто-нибудь в моей команде халтурит. Хочется, чтобы поезд всегда ехал с большой скоростью.

Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков

Скажи, Поль, такая жесткая заточенность на результат — это воспитание или опыт?

П.: Наверное, дисциплина у меня от мамы. Ну и Школа-студия МХАТ сыграла свою роль: на занятия категорически нельзя было опаздывать.

Д.: Я не раз говорил: «Поль, мы всегда и всюду приходим первыми и всех ждем. Давай опоздаем минут на десять». Бесполезно.

Какие вы все-таки разные!

П.: Дима мой буфер, конечно.

Д.: Я амортизирую. И я настолько сжился с этой ролью амортизатора. На самом деле Поле было бы тяжело с мужчиной, у которого такой же характер, как у нее.

П.: Самое главное, когда я захожу домой, если был адский рабочий день или, не дай бог, я только прилетела и предстоит еще куда-то ехать дальше, — быстро дать мне что-нибудь вкусненькое поесть.

Д.: Поле вообще нельзя оставаться голодной.Если она не поест... это выжженная земля, она уничтожает всё живое вокруг себя. (Смеется.)

Прекрасно. Ты, кажется, сам любишь готовить?

Д.: Бывает, но в последнее время не успеваю.

На помощь приходит домработница?

Д.: В основном мы своими силами справляемся.

П.: У нас есть няня Тамара. А готовим мы сами или покупаем уже готовую еду.

«Сами» — это Дима, да?

П.: Конечно. Я вообще не умею готовить.

Д.: Она даже не знает, что такое плита.

П.: Не дай бог не так что-то включу.

А что ж такой пробел в воспитании?

П.: Мама всегда говорила: «Ты на уборке, а я готовлю». Вот убираться я могу, люблю, и у меня в этом смысле всё в порядке, а что касается готовки... по «гагаринской» линии вообще труба с готовкой.

Слушайте, а как Андрей воспринял появление сестрички?

П.: Он ее очень любит.

Полина Гагарина и Дмитрий Исхаков

Андрюше, если не ошибаюсь, уже десять лет. Я помню его, когда он еще был в возрасте Мии. Представляешь, Дим?

Д.: Я появился рядом с Полиной, когда ему было пять-шесть лет.

Вы его подготавливали как-то к рождению сестры?

П.: Он ее ждал.

Д.: Андрюша очень теплый. Мне кажется, мы с ним похожи. Он тоже такой увалень, в хорошем смысле этого слова. Если случаются какие-то конфликты с его сверстниками, он не драчун, даже не понимает, в чем дело, почему там агрессивничают в его адрес.

Он чудесный мальчик, добрый-добрый. Он очень ждал сестру или братика и безумно счастлив.

П.: Он в последнее время стал самостоятельнее. Но я всё равно лежу с ним перед сном, мы разговариваем.

Д.: Андрей и правда очень вырос. Весной я отводил его в школу (я ответственен за этот фронт работ), и он такой просыпался и выходил совершенно растрепанный. А за лето превратился в юношу, теперь сам делает прическу какими-то средствами.

П.: Шапку теперь еле напялишь на него, потому что там «иглы».

Д.: Начесы. Он пытается следить за своим внешним видом.

П.: (Смеется.) «Рубашка — не та рубашка», «в этом я был вчера».

Д.: Да. Девочки у него там в телефоне появились.

П.: Мы сами не поняли, как это произошло, как-то резко, в один день: «купите мне все стайлинги для волос, мне нужна стрижка, как у Роналду». С другой стороны, это должно было произойти.

Поля, когда Андрюша появился на свет, у тебя была совсем другая жизнь, ты была еще даже не на взлете...

Д.: Да, на низком старте.

Материнство как-то по-другому ощущалось?

П.: О, это вообще небо и земля. Во-первых, я практически ничего не помню, не помню деталей. Мама говорит: «Ну вспомни, как было с Андрюшей». А я стою и хлопаю глазами. Вадюш, мне было двадцать лет. Сама еще девочка.

Кроме того, надо мной дамоклов меч висел: меня каждый месяц отчисляли из Школы-студи МХАТ. Игорь Золотовицкий, мастер курса, меня стращал, что не ровен час он отчислит меня. Поэтому я фокусировалась на учебе.

Полина Гагарина

В общем, было не до сына.

П.: Ну да. Чистосердечно признаюсь. Ощущение, что я мать, пришло ко мне, когда Андрюше было года два с половиной – три, мы с ним сблизились, да и я повзрослела. Закончились занятия в школе-студии, птенцов выпустили на волю, все стали искать работу.

Слушай, про работу: ты вообще в театр хотела попасть или нет?

П.: В театр не хотела. Я хотела сниматься в кино и хочу до сих пор!

А как же ты собираешься сниматься, если у тебя нет ни одного свободного дня?

П.: Я найду. Если будет что-то стоящее, какой-то интересный проект, то, конечно, с графиком мы разберемся.

Но пока как актриса ты реализуешься на сцене во время своих концертов.

П.: Получается, что так. То, что я реализована, то, что я чувствую себя твердо и уверенно на сцене, это правда. Что касается кино... Мне, конечно, хотелось бы выйти из зоны комфорта, попробовать что-нибудь драматичное. Одна зрительница после моего недавнего концерта в Кремле написала моей знакомой, что она побывала не только на шоу, но еще и на стендапе, это я тоже люблю — поговорить, пошутить.

Д.: Поля в этот раз прямо достигла определенного мастерства в разговорном жанре. Мы очень смеялись с Андрюхой.

Дима, ты, конечно, был горд, что твоя жена собрала Кремлёвский дворец, полный sold out?

Д.: Да, конечно. Мы с друзьями подошли к Кремлю, посмотрели на эту очередь... На мою жену пришло столько людей — здорово же!

П.: Мы очень нервничали, очень непростая и такая статусная площадка, и некоторых, молодежь допустим, отпугивало, что нет танцпола, они говорили: ну как же, нам хочется потанцевать, а там надо будет сидеть. У меня очень разношерстная публика, и поначалу мы боялись, что не соберем полный зал. А потом, когда мы поняли, что нам некуда сажать наших приглашенных, то нервничали уже по-другому поводу, но очень приятно было, конечно. А сейчас мне хотелось бы сделать что-то более камерное, и не поп, а джаз.

У тебя же шикарный джазовый голос. Я помню, как однажды, несколько лет назад, ты была у меня в эфире на «Радио России – Культура» и пела как раз джазовые песни, и это было грандиозно!

П.: Мне хочется это как-то реализовать, но с таким стремительным темпом я просто даже не успеваю подготовиться.

Скажите, а у Полины бывает зона покоя, тишины?

Д.: Не бывает. Я говорю: «Полечка, мы с тобой уже в кино не были тысячу лет, я даже тебя в ресторан не могу пригласить, нет никаких семейных радостей». Правда, недавно мы ходили с друзьями в рыбный ресторанчик. Было весело.

П.: Ну вот гриль мы купили.

Д.: При чем здесь гриль?

П.: Как при чем? Шашлык-машлык.

Шашлык делает, конечно, Дима?

П.: Конечно. Понятно, что наша жизнь сильно изменилась. Я не знаю, как Дима, но я поняла, что точно постарела: меня тянет на природу. Скажи мне кто-нибудь года три назад, что я захочу поехать на дачу, я бы сказала: «Ребят, это не про меня, извините. Я вообще «про город», я — это центр Москвы».

А теперь... мне бы в выходные на дачу. Природа, релаксация, возможность выспаться и хорошо выглядеть, — в этом, кстати, мне помогает крем «Чёрный жемчуг».

Д.: А мы с мамой Полины, наоборот, говорим: пожалуйста, у нас тут в Москве работа, нам неудобно мотаться туда-сюда.

П.: А я им: «Так, все собрались!»

Полина все-таки командир.

Д.: Конечно. Андрюша тут как-то сказал, что Катя, бабушка, — генералиссимус, и я спрашиваю: «А мама кто?» Он: «Мама — бог». Дальше спрашиваю, кто я. Отвечает: «А ты — раб!» (Смеется.) У Андрея вообще чувство юмора отличное. Мне с ним очень нравится общаться.

Поля, скажи, у тебя среди коллег по цеху есть друзья? Хватает времени на общение? Все-таки двое детей.

П.: Ну вообще я могу сказать, что друзей очень мало. У меня есть две подруги-актрисы, и обе с детства. Еще Юля моя, визажист.

А у тебя, Дима?

Д.: Есть, конечно. Но найти на всё время, когда у тебя рождается ребенок, очень трудно. И вообще другой формат жизни абсолютно и другие приоритеты. Но иногда мы с Полей договариваемся: «Поля, пусти меня к друзьям пивка попить». Она всё понимает. Творческие люди, артисты, — это же сплошной сгусток эгоэнергии. И Полечка в этом смысле более человечная, чем большинство других артистов. Она свое эго может как-то удержать в узде.

А так, конечно, союз двух творческих людей всегда опасен тем, что каждый думает в первую очередь о себе или о своей реализации, признании. В нашем случае этого нет, потому что мы работаем в разных жанрах. Я с удовольствием фотографирую...

Полина Гагарина

И ты прекрасный мастер... Получается сплошная идиллия.

П.: На самом деле любовь-морковь, и ничего не угасло за четыре года, это правда. А с появлением Мии чувства стали еще сильнее. Но конечно, важно в отношениях быть друзьями.

Д.: Я сейчас вспомнил, как мы с Полей впервые поцеловались. Я повез ее на машине в аэропорт — она улетала на гастроли. И мне вспоминается, что я был тогда прям настоящий мачо. Это было так круто и эффектно! Теперь твоя версия, Поль.

П.: Это было очень смешно. Дима был за рулем, мы поехали типа в романтичное место, туда, где самолеты идут на посадку. Мы приехали, а там всё уже изменилось. Получилось, что нам пришлось целоваться прямо у входа в аэропорт. Как-то так несуразно.

Дим, ты действительно себя мачо тогда ощущал?

П.: Дима всегда ощущает себя мачо.

Д.: Нет, наоборот. Я не самый уверенный в себе человек, поэтому никаким мачо в большинстве случаев себя не ощущаю. Я скажу, что я очень благодарен Полине за то, что она всегда поддерживает меня.

Слушайте, бог троицу любит. Сейчас все девушки в шоу-бизнесе рожают как минимум троих детей. Это прямо тренд такой.

Д.: Мы с Андрюхой ждем, а мама говорит:

«Давайте сами как-нибудь».

П.: Если бы все женщины рожали так легко, как я! Мне это дано.

Д.: Я был в роддоме с Полечкой. Правда, сами роды проспал. Акушеры сказали, мол, иди поспи. Я пошел и всё проспал.

П.: Когда всё случилось, мы с Мией уже красивые сидели и ждали, когда появится Дима.

Дима, конечно, сразу фотоаппарат вытащил?

Д.: Сделал фотографию на телефончик. А на следующий день я пошел играть в футбол. Играл, и меня так распирало всем сказать, что у меня дочь родилась. Но я держался, это еще тайна была. Как только мы с Мией приехали домой, прошло день-два, я взялся наконец-то за фотоаппарат, ну и поехали — я сделал множество снимков Миечки. И я тогда понял, что хочу снимать младенцев. У меня появилось новое хобби. Снимаю теперь карапузов, им по две-три недели.

Такая новая энергия — это всегда здорово. Ну что, мои дорогие, я очень рад, что мы сегодня так душевно поговорили.

Фото: Ваня Берёзкин. Стиль: Анна Артамонова. Макияж: Юлия Тимонина. Прически: Анастасия Тихонова. Место съемки: Hyatt Regency Moscow Petrovsky Park

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости