Аня Чиповская и Юлия Снигирь — о проверках на прочность, статусе звезды и самоиронии

Быть не просто красивой, но еще и талантливой, добиться признания и успеха — эта ноша совсем не для хрупких женских плеч.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

О том, как важно с иронией относиться к себе и комментариям в интернете, статусе звезды и проверках на прочность мы поговорили с актрисами Юлией Снигирь и Аней Чиповской, исполнившими главные роли в самом масштабном проекте канала НТВ — телефильме по роману Алексея Толстого «Хождение по мукам» (в эфире с 27 ноября).

Аня Чиповская: «Такие вещи, как идеал, совершенство, я в принципе не рассматриваю...»

Аня, вы недавно съездили в Канны, где в рамках престижной международной выставки MIPCOM-2017 прошла премьера «Хождения по мукам»…

Я никогда до этого не была в Каннах. И конечно, меня поразил масштаб мероприятия — то, какие люди туда приезжают, какие студии. Хотелось, естественно, самим увидеть результат наших трудов.

Довольны тем, что увидели?

Слушайте, в любой работе, конечно, есть свои нюансы. Тем более что мы смотрели не сто минут, а урезанные восемьдесят. К каким-то склейкам есть вопросы, но, на мой вкус, наш кинопром редко выдает нечто подобное. Во-первых, потому что это супербережное отношение к Толстому, во-вторых, это Константин Павлович Худяков, и везде видна его рука. Некоторые актерские сцены у моих партнеров вышли просто бесподобно.

В-третьих, это всё очень красиво снято (Максим Шинкоренко, прости, пожалуйста, за все разы, когда мы тебя дергали и заставляли делать еще быстрее). В общем, я с нетерпением жду выхода на экраны полной версии.

Интересно, когда вы смотрите фильм, в котором снимались, рассматриваете себя на экране? Удачный ли грим, например?

Вообще на себя смотреть сложно, особенно на большом экране. Это такое — как бы правильнее сказать — примиряющее с реальностью занятие. А такие вещи, как идеал, совершенство, я в принципе не рассматриваю. Это же смешно! Сколько людей — столько и мнений. Меня, как актрису, волнует на экране другое, и я рада, что это так. Я всегда благодарна операторам, и я люблю операторов, которые умеют делать крупные планы, потому что, надо признать, умеют не все. Иногда ты выглядишь просто как крокодил... Но это уже другой вопрос.

Для чего, собственно, ты это делала? Чтобы тебя красиво сняли крупным планом? Для этого можно было бы и другую профессию найти. Я понимаю, о чем вы говорите, — мне подруга на показе может сказать, мол, посмотри, как у тебя видно тон! А я слежу за чем-то другим и не сразу даже осознаю, что у меня этот тон видно. Видно и видно, господи, ну он же там есть!

Аня Чиповская

Ваши с Юлей героини — девушки другой эпохи. Они и воспитаны иначе, и живут в других реалиях. Сейчас в школах сильно сократили список классики именно потому, что дети не воспринимают эти тексты серьезно. Как вы, современная девушка, погружаетесь в те времена, не происходит у вас ломки?

Нет, у меня нет ломки. Что ни говори, а базовые инстинкты в человеке всё равно преобладают в любые времена: страх смерти, желание быть любимой. Другой вопрос, что было совершенно иное время, совершенно иная модель поведения женщины в обществе. Главное, другая скорость течения времени. Взять, например, мою героиню Дашу. Ее любимый пропадает на войне — и ни слуху, ни духу от него. Раньше — ну какие мобильники, о чем речь? Письма, письма, моя дорогая, и жди месяцами этих писем. И она ждет человека, в которого влюбилась, она ему верна, потому что других вариантов нет.

Тут день не позвонит, и уже начинаешь: «Что он там о себе возомнил!» А здесь три раза в месяц увиделись в опере, из ложи в ложу друг на друга посмотрели, увиделись раз на скачках... Совершенно иное качество флирта и флера вообще. И ведь это не так плохо, это даже хорошо, просто разное, не такое, как теперь.

А нужны ли людям широкие возможности для правильного выбора? Раньше, видите, сто лет пройдет, пока поймешь, подходит человек или не подходит. Сейчас всё гораздо быстрее происходит, но ошибаться люди не перестали.

Мы же не знаем, сколько они совершали ошибок. Мне важно, чтобы у меня была возможность выбора. Просто я не ставлю знак равенства между вседозволенностью, распущенностью и выбором. Я не считаю, что женщине необходимо спать со всеми подряд, чтобы понять, что вот этот мой, этот мне годится. Но раз уж мы больше не живем в ситуации «стерпится-слюбится», то я считаю, что женщины могут позволить себе не мучиться с мужчинами, которые оказались не теми, о которых они мечтали. Мне кажется, что это замечательное право, которое мы получили.

Аня, у вас не возникает проблем с тем, что мужчины, прежде всего, видят в вас актрису?

Я почти не попадаю в компании незнакомых мне мужчин...

То есть в вашем окружении нет простых смертных — только те, что имеют отношение к вашей работе?

В последнее время я вообще стала адским домоседом и если куда-то выхожу, то это в любом случае мои друзья и я для них никакая не звезда, а Аня, которую они знают сто пятьдесят пять миллионов лет. С другой стороны, есть такая интересная штука. Я недавно давала интервью и сказала, что не надо ждать от женщины-актрисы того, чего бы ты ждал от женщины-юриста, или бухгалтера, или от женщины-домохозяйки. И кто-то именно эту фразу опубликовал, и тут же появились язвительные комментарии: «О боже, оказывается, отношение к женщине зависит от ее профессии». Ну конечно же, зависит. Конечно, да!

Надо объясниться.

Если ты выбрал женщину-актрису и у нее, например, четырнадцать съемочных ночных смен подряд, ты что, будешь налетать на нее утром с вопросом «где ты была всю ночь»?! А если ей, не дай бог, нужно целоваться с другими мужчинами или что-то подобное, ты будешь налетать на нее с криками «ах ты такая-сякая»? Если твоя женщина — актриса, то у нее 12-часовой рабочий день (с 8 утра и до 8 вечера). И если у нее восемьдесят съемочных дней, как у меня было в «Хождении по мукам», то она едва доползет до кровати и скажи спасибо, если она сможет выдавить из себя «милый, спокойной ночи».

Любые взаимоотношения зависят от издержек профессии. Любая работа накладывает отпечатки на личную жизнь. Я не знаю, кем работает та, что оставила этот комментарий, может, она наследница большого состояния...

Пристальное внимание к вам, к вашей внешности, к вашим словам — это тоже издержки профессии. Вот вы сейчас постриглись — это новость! Аня Чиповская постриглась!

Обалдеть. Да, новости у нас!

Аня Чиповская и Юлия Снигирь

Но это тем не менее резкая смена имиджа…

Слушайте, никаких резких движений, я очень давно этого хотела, и даже мои близкие друзья были в курсе. Но я всё время была связана какими-то обязательствами, а сейчас просто случился такой момент, что эти огромные «Хождения по мукам» закончились, а мой новый проект еще не начался. В театре мы специально купили экстеншн, но я уже два спектакля сыграла, где мне совершенно это не пригодилось. Другое дело, что этот год был самым ужасным и сложным в моей жизни. Я решила коренным образом поменять всё после этого года. Во-первых, я потеряла сразу несколько близких людей. Плюс я никогда не работала столько, сколько в этом году. Когда я играла по пятнадцать спектаклей в месяц и параллельно у меня были съемки, я уставала так... Такого раньше никогда не было. Поэтому я решила, что больше никогда не буду столько работать. Я у себя одна. И в этом году за очень долгое время я поехала отдыхать на две недели. Я посчитала, что в последний раз больше недели отдыхала, когда мне было двенадцать лет. Это тоже полный привет.

И организм мой мне всё объяснил весной, на спектакле, он мне всё про меня рассказал. Поэтому мне захотелось радикально обнулиться и поменяться. И я, тьфу-тьфу, чувствую себя прекрасно. Отращивать волосы не собираюсь, мне очень комфортно, стрижка отвечает моему внутреннему состоянию, я словно стала самой собой. Такой, какая я есть на самом деле.

О вкусах, конечно, не спорят. А у творчества могут быть судьи? Сейчас вышла «Аритмия» — кто-то плачет в зале, кто-то спрашивает, зачем ее сняли.

Я считаю, что мерил вообще быть не должно. Иначе мы окажемся в ситуации, когда кто-то сможет эти мерила устанавливать. Какие-то люди нам уже рассказывают, что в искусстве можно, а чего в искусстве нельзя. На мой взгляд, это самое опасное для искусства. Потому что творчество не точная наука. Для кого-то Гоголь-центр — это Содом и Гоморра, а кто-то считает, что это прогрессивный передовой театр со свежим взглядом на актерское существование. И не надо затыкать ни первых, ни вторых. Я хочу, чтобы мы жили в обществе, где и первые, и вторые имеют право выбора. Никто же не мешает людям посещать Малый театр, например. Я хочу, чтобы у меня был выбор. И я считаю, что выбор — самая основная наша свобода, которую мы должны всеми силами защитить. Потому что если мы не защитим это, то нам, в принципе, уже защищать будет нечего, потому что дальше мы пойдем просто по компромиссам.

А вам в принципе можно строго-настрого что-то запретить?

Важно кто запретит и смотря что. Но в целом мои родители очень быстро поняли, что со мной запреты не работают. Я очень много свободы всегда имела.

Вы довольны собой? Вам кажется, что вы красивая?

Все мнения очень субъективны, но в моем личном восприятии я красивая, и я рада, что папа с мамой подарили мне такую внешность. И мне нравится, как я выгляжу, а теперь, с короткой стрижкой, мне вообще всё очень нравится. И слава богу, меня окружают люди, которые такую мою уверенность поддерживают, а не разрушают. Потому что я много всего про себя слышала — и что ушастая, и какая только никакая. Но я же не могу жить и бесконечно ориентироваться на то, что говорят другие. Да мне пофиг, извините. Когда мне было двадцать и я нуждалась в чьей-то поддержке, я еще как-то на это обращала внимание.

Слава богу, сейчас я уже в том гармоничном возрасте, когда очень хорошо разобралась, что мне самой нравится, а что нет, что мне идет, что не идет, какие ролевые модели я хочу поддерживать, какие не хочу. Поэтому мне взросление в кайф. Честно скажу, мне кажется, что мое реальное время придет лет через десять. Я чувствую, что с годами становлюсь расслабленнее.

Увереннее в себе?

Именно расслабленнее. Потому что ну не уверена и не уверена. В следующий раз буду уверена.

Вы просто научились получать от себя удовольствие?

Абсолютно! Ну и поняла, что своими нервами ничего не изменю: сколько ни наматывай круги по комнате, ничего не поменяется. Это не действенно, а как раз наоборот.

Юлия Снигирь: «Мы ярлыки развесили — так и живем...»

Юля, когда вы играли Екатерину Вторую, то рассказывали, как тщательно готовились к роли: читали мемуары, раскапывали какие-то детали об императрице. В этот раз у вас есть только текст. Это лучше или хуже?

Лучше, конечно. Документального фильма, достоверного, не получится никогда, это всегда художественное произведение. И чем больше ты знаешь правды, чем больше погружаешься в это, тем больше тебя раздражает то, что получается в итоге. Потому что понимаешь, насколько это далеко от жизни и от правды. Мне вообще кажется, что изображать в кино вымышленный персонаж — честнее. Я не очень люблю биографии, то есть я их люблю смотреть, но участвовать в них... всегда как-то совестно. (Улыбается.)

Юлия Снигирь

Ваша героиня Катя изменила мужу и по этому поводу невероятно страдает. Сегодня такая ситуация многим не кажется проблемной. Как сыграть так, чтобы вам, точнее вашей Кате, поверили?

Ну когда Катерина в «Грозе» утопилась, то, наверное, у кого-то тоже может возникнуть ощущение, что это невозможно в наше время. В меня Катерина попадала всегда. Мне кажется, что великие писатели, драматурги, они поэтому и великие, что всегда понятны. И какие-то универсальные понятия про любовь, измену, ненависть, поиск себя — это вещи на все времена. Для меня Катя очень актуальный персонаж. Даже более актуальный, чем может показаться на первый взгляд. Она убивается не из-за измены, просто измена ее окончательно разрушает. Ловили ли вы себя когда-нибудь на такой мысли: «А вдруг я где-то в этой жизни не туда свернула и живу другой жизнью?» Вот меня эта мысль всегда очень пугает.

Я думаю: а что было бы, если бы я... ну не знаю, десять лет назад не стала актрисой. И если ты начинаешь загоняться, это может привести к какой-то жуткой депрессии и внутреннему опустошению. И мне кажется, это есть в моей Кате: она изменила мужу, она не любит его, не понимает вообще, как дальше жить... Это не устареет никогда.

Есть ощущение, что вы очень придирчивы к себе. Почему?

Я не знаю. Мне кажется, всё же из детства идет. Наверное, воспитание.

Вас не хвалили, не говорили: «ты правильно делаешь, ты молодец»?

Мне самой всегда хотелось делать больше, чем я делала.

«Почему четыре, почему не пять», да?

Да, я была отличницей. И когда перешла из обычной школы в гимназию, мне было очень тяжело: у меня не все пятерки сначала были, и я никак не могла с этим смириться. Не было стремления быть первой, лучше других, я соревновалась исключительно с собой — проверяла себя на прочность.

Вам нравится пересматривать свои фильмы?

Пересматривать? Долгое время любой фильм, в котором я снялась, для меня уже не соответствовал моменту. Мы сняли картину, допустим, год назад. К ее выходу я столько другого успела сделать, перевернула уже не одну, а несколько страниц. Так было все эти годы, до, пожалуй, выхода «Хождения по мукам». Еще у меня выйдет «Кровавая барыня» (Юлия играет Дарью Салтыкову, известную в народе как Салтычиха. — Прим. ОК!). Не знаю пока, что там получилось, но никак не покинет меня вся эта история, мне очень тяжело с ней расстаться. А в случае с «Хождением по мукам» та же ситуация — наверное, из-за режиссера, которого я бесконечно уважаю и который

мне очень многое дал в профессии... У меня первые такие опыты, я такого еще не испытывала. Обычно я быстро теряю интерес к проделанной работе. (Улыбается.)

Главное — быть честным с собой именно в тот момент, когда ты что-то делаешь?

Не врать себе — вообще главный жизненный принцип. Потому что общественное мнение — да чье угодно мнение, даже друзей, потому что друзья тоже субъективны, — совершенно не отражает действительности.

Мне-то уж больше, чем кому бы то ни было, это известно. Это вообще такая смешная штука: в последнее время, по разным жизненным обстоятельствам, я научилась к этому правильно относиться — я только с собой сверяю, что правда, а что нет. Как-то так.

Юля, а вам говорили в детстве, что вы красивая?

Нет, в детстве не говорили.

Вы сейчас об этом жалеете?

Да.

Девочкам надо говорить о том, что они красивые?

Сложный вопрос, я не знаю. Мне нравится, что я на этот счет адекватна. Потому что иногда девочки, которым такого не говорили, потом пытаются доказать всем, что они красивые. А есть такие, которым говорили, и они уж очень уверены в своей красоте. Мне кажется, что у меня нет ни того, ни другого. Хотя я могу вынести мозг по поводу фотографии во время фотосессии, если мне что-то не нравится. (Улыбается.) Но вопрос не в красоте, а в чем-то даже не очень объяснимом — вот не нравится мне, и всё. Но в целом я по-философски легко к этому отношусь, хотя мне хотелось бы больше самоиронии в таких вопросах. Мне вообще кажется, что мне ее не хватает — в работе, в жизни. Может, поэтому мне больше предлагают такие роли — какие-то очень тяжелые. И я сейчас как раз ищу легкости и раздумываю, браться мне за новую драму либо в другую сторону себя проверить.

Вы не хотите сыграть какую-нибудь дурнушку, как часто мечтают красивые актрисы?

Красивым актрисам приходится больше доказывать: ты здесь не за красивые глаза... Я сейчас вспомнила, как Аня, когда мы летели в Канны, рассказывала про то, что она однажды наблюдала за сбором пилотов. Командиром нашего экипажа была женщина — и поэтому Аня об этом заговорила. Так вот ее поразило, что женщин-пилотов было на этом сборе не очень много и они все были в таком гипертонусе. Я думаю, что им тоже приходится вдвойне доказывать, что они по праву занимаются этим делом. Другой вопрос, что есть профессии, в которых у мужчин действительно получается лучше, чем у женщин. Я в этом смысле не очень феминистка. Мне кажется, что женская природа в некоторых профессиях все-таки больше мешает.

В этом смысле вы выбрали правильную профессию.

Наверное, да, хотя это только на первый взгляд кажется. Многие думают: вот в чем заключается профессия актрисы? ходят такие все красивые. Это немножко не так. Не самое это женское дело, не просто же так у нас такое количество великих актеров. Хотя кто сейчас возьмется вести счет, больше великих актеров или актрис?

У вас есть любимые актеры?

На самом деле их очень много. Есть такие, кто, например, Смоктуновского считает ужасным артистом, что он просто кривляка. А я его очень люблю. И мы снова вернулись к тому, что о вкусах не спорят... Для меня Евстигнеев, Леонов — великие артисты.

И ведь они не красавцы совсем.

Вообще-то, мужчина-красавец — большой вопрос для меня. Я не знаю, что такое мужчина-красавец. Это когда правильный нос? Мне, пожалуй, больше нравится характер в лице, чем строение лица, его лепка. В красоте черт я вижу какую-то женственность скорее.

Аня Чиповская и Юлия Снигирь

Юля, вы всегда помните о том, что статус актрисы обязывает вас постоянно быть в идеальной форме? Недавно в интернете активно обсуждалась одна голливудская актриса, которая вышла из дома с немытой головой…

Слушайте, меня все эти разговоры сильно удивляют. Людям кажется, что, если ты актриса, значит, за всё отчитывайся. Ты как бы всем должна. Это достаточно странно, потому что, вообще-то, есть личная жизнь, а есть профессиональная. Я не знаю, куда там вышла конкретно эта несчастная актриса, но я не очень понимаю этого заглядывания в замочную скважину.

Когда я выхожу на улицу, я о «статусе актрисы» не думаю. Но если собираюсь на красную дорожку, на какое-то мероприятие, то, наверное, надо проявить уважение и поинтересоваться дресс-кодом. В остальном, честно сказать, мне всё равно. Это мое личное право, и никто не может мне указывать, что не так.

А что для вас самой красота?

Это что-то, существующее только в нашем воображении. Я вообще не люблю слово «красивый». Просто я в него не верю: одному — красиво, другому — нет. Вот мы сегодня снимали первую фотографию — мне показалось, что некрасиво, а Ане очень понравилось. Вот как мы договоримся? Кто прав? Все правы по-своему. Всё иллюзорно. Помните в «Матрице»: «ложка гнется, ложка не гнется»... Это всё матрица какая-то, мы в ней существуем. Мы ярлыки развесили — так и живем.

Юля, а у вас есть «рабочая» сторона? Помните, в «Ландыше серебристом» актриса устроила скандал: «Не снимайте меня с этой стороны! Она не рабочая!»

Нет, у меня этого никогда не было. Вообще, что касается кино, у меня нет такой темы, что мне обязательно нужно быть хорошенькой. Мы шутили на съемках «Хождения по мукам» — у кого платьишко лучше, кто лучше получился. Я надевала на себя десять слоев всего, потому что было прохладно, и немножко выходила таким пончиком. Но мне было важнее не замерзнуть и не выглядеть умирающим лебедем в кадре просто для того, чтобы быть стройной. А я знаю, что если я замерзла — то всё, привет. Кто-то может так работать и выдавать, а я всё — замерзла и умерла.

Аня призналась, что к тридцати годам она смогла расслабиться и научилась получать удовольствие от жизни и от себя прежде всего. Вы переживали подобное?

Да, такое есть, я только сейчас начинаю понимать свою природу, не бунтовать против нее. Это, кстати, есть и у Кати, моей героини. Такая же история. То есть с возрастом приходит какая-то гармония, спокойствие — это правда.

Еще очень меняет женщину материнство.

Конечно, рождение ребенка вообще всё в твоей голове ставит на свои места — ты сразу понимаешь, что важно в этой жизни, а что нет. Вот и всё.

А расслабленность, о которой говорит Аня, у вас появилась?

Не знаю. Вот сегодня на съемке Аня была расслабленная, а я нет. Понятно, на это миллион каких-то других обстоятельств накладывается, но всё равно. Я еще вспыльчивая до кучи, начинаю заводиться... Это то, о чем я говорила: мне несколько не хватает самоиронии. Вот у Ани, кажется, она есть. Несмотря на то, что у меня есть ребенок, а у Ани его пока нет. Мне кажется, что для актера очень важно доверять себе. Потому что если ты не доверяешь своей природе — ты никогда не вырвешься за пределы своих возможностей, ты будешь всё время держать себя в определенных рамках: ой, там вот я не хороша, там у меня не получится. В этом смысле, например, я уважаю в Ане то, что она дерзкая, она не рассуждает, получится или нет, зато попробует.

А это не про вас?

Я работаю в этом направлении и поэтому иногда соглашалась на какие-то роли, даже понимая, что по уму не надо этого делать. Например, когда взялась за роль Екатерины. Я не верила в то, что я — Екатерина, и до сих пор у меня большие вопросы к себе. Мне, допустим, очень нравится, как в «Кровавой барыне» эту роль исполняет Северия Янушаускайте. Мне кажется, это такое точное попадание, с этим ее акцентом, с таким умным, холодным взглядом — очень точно... А я же согласилась только потому, что пыталась выйти из привычных рамок.

Текст: Евгения Белецкая. Фото: Ольга Тупоногова-Волкова. Стиль: Ирина Свистушкина. Макияж: Андрей Шилков для Shu Uemura. Прически: Наталья Коваленкова. Ассистент фотографа: Константин Егонов

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости