Юлия Ковальчук и Алексей Чумаков: «Бог дает ребенка, когда люди готовы к этому»

Музыканты Юлия Ковальчук и Алексей Чумаков впервые рассказали о радостном ожидании: совсем скоро они станут родителями. 

Фотография: Димитрий Файнштейн
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

В преддверии счастливого события супруги Юлия Ковальчук и Алексей Чумаков встретились и пообщались с главным редактором ОК! Вадимом Верником. Первой на встречу приехала Юля. Лёша появился чуть позже: он работает в студии над новым альбомом.

Юля, ты сама за рулем?

В Испании часто езжу сама, а вот в Москве с водителем. И я готова поставить памятник всем беременным девочкам, которые еще и до роддома добираются самостоятельно, так как это физически очень непросто. А такое бывает — я знаю.

А зачем тебе было нужно самой водить в Испании?

Как зачем? Я дико люблю водить и получаю от этого процесса удовольствие, особенно когда это беспробочные дороги побережья Коста-Бравы и рядышком сидит мама. Но в присутствии мужа я всегда лишь пассажир. Пожалуй, только ему я полностью доверяю, а в нынешнем моем положении это еще и гораздо удобнее. Тем более это был первый настолько продолжительный отпуск в моей жизни.

Ты знаешь, я помню такую картину, это было несколько лет назад. Мы встретились с тобой в Шереметьево, ты там была транзитом — с одних гастролей на другие: измученная, уставшая, в огромном капюшоне, видны только глаза, калачиком свернулась и мгновенно уснула.

Это я люблю, да. Если быть точной, уже 17 лет живу в таком режиме.

При таком графике, наверное, не до ребенка.

Но я все-таки девочка и подсознательно, конечно, об этом задумывалась и понимала, что, безусловно, в моей жизни когда-нибудь наступит время, когда мне захочется сделать небольшую паузу и насладиться материнством.

А ты как-то изменилась в своем новом положении? Стала капризной, чувствительной?

Честно могу тебе сказать, Вадим, я не из тех девушек, которые фанатично просиживают время в интернете, копаясь в женских форумах или тематических сайтах. Я очень доверяю своим ощущениям и верю, что мой организм сам мне подскажет, как реагировать на волшебство, которое со мной происходит.

К тому же беременность — это такая вселенская радость! С самого начала я знала, что у меня не будет капризулек, спекуляций, свойственных большому количеству беременных девочек. Мне кажется, это только злит и отталкивает любимого мужчину.

Юлия Ковальчук

И ты стоически выдержала такой настрой?

Сейчас к нам присоединится Лёша и расскажет. (Улыбается.) Но признаюсь, я старалась. Хотя, конечно, я не робот и всякое бывало. Все-таки изменение гормонального фона накладывает определенный отпечаток на поведение женщины, но у меня таких эмоциональных всплесков было не много. Да и сильных капризов по поводу еды или отсутствия внимания тоже. Хотя в каких-то моментах я могла быть несдержанной, излишне сентиментальной и даже могла расплакаться. Например, смешная история. Я хотела Лёшу угостить домашним свежесваренным компотом. Несу ему графин и вдруг по дороге разбиваю его. Лёша в шутку мне говорит: «Ну вот, попробовал компот». А меня это так задело! В общем, я начинаю рыдать.

Отчего рыдаю — сама не пойму: то ли жаль, что так и не напоила мужа, то ли оттого, что неаккуратная, то ли его слова в тот момент меня укололи. Уже через несколько минут поняла абсурд ситуации, ушла умываться, и мне самой стало и смешно, и грустно. Но это единичный случай.

Скажи, Юль, а как насчет курсов для молодых родителей? Или они не нужны?

Я не считаю, что они не нужны. Но во-первых, нам не по двадцать, мы очень осознанные ребята, а во-вторых, просто как-то об этом даже не думали. Повторюсь, мы доверяем своему внутреннему голосу и друг другу. 12 ноября мне будет тридцать пять, и я даже не могла мечтать о таком подарке к юбилею. Спасибо Боженьке! (Улыбается.)

А Лёша был внутренне готов к такому повороту событий?

Конечно. Лёша у меня тридцатишестилетний мужчина. Для нас это настолько долгожданное и осознанное событие, что, естественно, мы как могли оберегали нашу семью от внешнего вмешательства. Мы в принципе не любим спекулировать своими отношениями, а уж этой темой тем более, поэтому мы практически весь срок не заявляли об этом. Когда пошли какие-то слухи и нам стали постоянно звонить, мы приняли решение ничего не комментировать. Продолжали жить в своем ритме и пространстве. Я не хочу судить людей, которые делают из этого огромный публичный пиар-повод. Видимо, для кого-то важно, чтобы весь мир знал, кто-то просто этим гордится и хочет со всеми поделиться радостью, а кто-то на этом зарабатывает.

Юлия Ковальчук

Но для нас с Лёшей эта тема настолько сокровенная, что мы решились поговорить об этом лишь сейчас. И мы поняли, что можем довериться и рассказать вот так душевно, по-семейному, только тебе, Вадим.

Спасибо, Юля, я очень ценю такое ваше доверие. Вот ты сказала, что только недавно созрела для материнства...

Для меня было важно достичь успеха в работе — это не секрет. Я была настоящей карьеристкой, особенно в 25 лет, когда уходила из «Блестящих». Мне было морально необходимо всем доказать, что я смогу самоутвердиться в этом сложном бизнесе и стать нужной в профессии, даже не имея продюсера. В тот момент важные карьерные изменения происходили и у Лёши. Он ушел от продюсера Евгения Фридлянда, и ему тоже пришлось строить с нуля свою музыкальную историю. Поэтому мы тогда, если честно, даже не успевали думать о детях. А вот лет с тридцати меня всё чаще стали посещать мысли о материнстве и о том, что всем своим существом я к этому готова. Но тут свои коррективы внес наш график. Мы просто физически не находились рядом в нужное время в нужном месте. И в какой-то момент мы решили расслабиться, осознавая, что всё произойдет, когда должно произойти.

Многие твои подруги, твои коллеги рано становились мамами, и наверняка они делились с тобой какими-то своими мыслями на этот счет. У тебя сердце не екало в тот момент?

На самом деле я восхищаюсь и радуюсь девушкам, моим ровесницам, которые воспитывают взрослых детей. Да, мы недавно обсуждали с Лёшей, что было бы здорово, может, немного раньше об этом задуматься, но у каждого своя судьба. А так, возвращаясь к коллегам, я, конечно, в восторге от Веры Брежневой, которая смотрится как старшая сестра своих дочек, или от Наташи Ионовой — они со старшей дочкой уже подружки. И при этом выглядят обе потрясающе. И я буду стараться.

Уверен, так и будет. Ты и сейчас, накануне родов, выглядишь великолепно!

Спасибо большое. Это всё загар. (Улыбается.) У меня спортивный характер и хореографическое прошлое, поэтому я, конечно, сильно не расслабляюсь. У меня нет каких-то жутких обжорств, и, главное, мне этого не хочется. Я как-то договариваюсь со своим организмом.

Юлия Ковальчук и Алексей Чумаков

Ну ты и не очень-то поправилась.

Врачи говорят, что нет. В середине срока я занималась йогой со специалистом, а потом уже сама. В Испании плавала каждый день и, кстати, свой клип «Потанцуй» снимала на четвертом месяце беременности, танцуя и бегая так, что никто и не заметил моего положения. Ну и самое главное, я взяла себе за правило каждый день в любом состоянии, в любую погоду проходить не менее пяти тысяч шагов.

Молодец! У Лёши всё время гастроли, записи. Кто тебе помогает?

Лёша помогает мне вне зависимости от гастролей. Мы умеем находить баланс между личным и работой уже почти 10 лет. Но надо признать, мы как будто почувствовали изменения в нашей жизни: год назад я перевезла сюда своих родителей из Волжского. Они долго сомневались — все-таки там остались друзья, папины увлечения (рыбалка и охота), мамины ученики и студенты, с которыми она до сих пор дружит. Но после переезда не было ни минуты, чтобы они пожалели. Теперь они живут рядышком и, естественно, помогают как могут: папа контролирует перестройку дома (мы достраиваем детскую), мама была со мной в Испании, когда Лёша улетал на гастроли.

(Появляется Алексей.) Лёша, привет. Красавчик, весь в белом!

Юлия: Мне кажется, я уже так много рассказала, сейчас будешь меня дополнять.

Юля говорила о том, что в вашем возрасте есть какая-то определенная мудрость, которая позволяет иначе смотреть на ожидание ребенка. Ты с этим согласен?

Алексей: Безусловно. Я слышал, что Бог дает ребенка, когда люди готовы к этому. Всё своевременно. Если бы мне было семнадцать лет, думаю, я бы не совсем понял, что у нее там в животе.

Ю.: Он на самом деле как истинный мужчина говорит: «Ну давайте уже скорее, вы-то там общаетесь, мне же тоже хочется с вами увидеться».

Лёша, скажи, Юля была капризной? Мне интересна твоя версия.

Ю.: Да, расскажи.

А.: Вообще ее беременность я заметил меньше, чем она. Она настоящий мужик. (Смеется.)

Ю.: Я рассказала про тот дурацкий случай, когда разрыдалась из-за разбитого графина.

А.: Ну как же, женщина и без легкого выноса мозга! (Улыбается.)

Юлия Ковальчук

«Юля как мужик» — что ты имеешь в виду?

А.: Она нормально относится ко всему, без особых ненужных мимимишек. Она не капризничает. Юля в принципе достаточно прагматичная. А прагматичность плюс романтика рождают реализм, в этом реализме она и существует. Поэтому сказать, что я бегал за солеными огурцами в пустыню, — такого не было.

Может, это дурацкий вопрос, и всё же. Ваши отношения как-то изменились, ты стал как-то по-другому смотреть на Юлю?

Ю.: Можно я скажу, пока Лёша думает? Я всё время переживала: «Милый, я, наверное, толстенькая, несексуальная и некрасивая». А Лёша говорил всегда очень важные для меня слова.

А.: Я просто сразу говорил ей «Ты толстая и очень несексуальная», чтобы в момент беременности она не чувствовала разницы.

«Добрый» Лёша!

Ю.: На самом деле он говорил: «Ты знаешь, а в формах беременной женщины есть что-то притягательное». Вот это мне было очень важно слышать. Я сейчас каждый раз к нему подхожу и говорю, что я колобок, а Лёша всегда отвечает, что я практически не поправилась.

А.: Сто четырнадцать килограммов и семнадцать граммов не в счет.

Конечно. Юля говорит, что вы достраиваете детскую.

А.: Да, но на самом деле мы шикуем, если честно. Я вспоминаю, как меня воспитывали...

Ю.: И меня.

А.: Господи, это была какая-то маленькая пятидесятиметровая квартира, в которой мы жили вчетвером.

В Самарканде?

А.: Да. Потом был домик, очень маленький, квадратов от силы семьдесят. И ничего, прекрасно воспитали!

Ю.: А когда я родилась, родители жили в общежитии, была всего одна комната. Я второй ребенок, нас тоже было четверо. Долгожданную квартиру нам дали, когда мне исполнилось одиннадцать месяцев. Мама очень долго стояла в этих очередях, и в итоге свершилось чудо. Правда, квартира была на пятом этаже без лифта, колясочки таскать как раз очень «удобно». Меня запустили в эту квартиру, и я тогда впервые пошла.

Жили мы с сестрой в одной комнате, у нас не было своего личного пространства, а мне, как маленькой девочке, всегда хотелось его иметь. Я нашла выход: у нас был большой стол, его папа сам смастерил, я занавешивала его одеялом, и у меня под столом был мой собственный мир, туда никто не заходил.

Юлия Ковальчук

А когда у тебя появилось свое реальное пространство?

Это была первая съемная квартирка в Москве. Она была маленькая, страшненькая, черненькая, вся обвешанная коврами.

А.: Ты прям меня в детстве описываешь — маленькое, черненькое, страшненькое. (Смеется.)

Ю.: (Смеется.) И я была счастлива, мне тогда было лет девятнадцать. Я уже попала в группу «Блестящие», год проработала и накопила денег, чтобы за двести пятьдесят долларов снимать квартиру. Вот это была моя маленькая победа и гордость. А по-настоящему ощутить, что такое свое личное пространство, я смогла, только когда мы с Лёшей купили дом.

Сколько лет этому дому?

Ю.: Четыре года.

И как выяснилось, пространства всё равно мало.

А.: Хочется же, чтобы маленький человек играл и никого не беспокоил. Шучу, конечно. Я понимаю, что из зоны комфорта придется выйти.

Например, мы ночью любим смотреть сериалы, а детская комната получается сразу через стенку. Мы звукоизолировали ее до такой степени, что теперь совсем ничего не слышно. Такие вещи никак не ударят по самолюбию ребенка, но они помогут нам.

Юля говорит, что всерьез думать о ребенке начала только после тридцати. А ты?

А.: Творческие люди в основном эгоистичные, ты об этом знаешь. Мы делаем всё ради внимания к себе. Музыка, песни, концерты — не что иное, как попытка привлечь к себе внимание. Ты упиваешься работой, у тебя много планов и куча проблем, которые надо решать, и, скажем так, не до детей. А вот сейчас я понимаю, что, наверное, надо было пораньше.

Ю.: Вот я тоже это сказала.

А.: Если бы у меня был сейчас взрослый сын или дочь, мне уже было бы что им рассказать интересного. А так, когда ребенок вырастет, я буду уже старым.

Юлия Ковальчук

В самом соку будешь.

А.: Может быть. Смотря как я сохранюсь. Это зависит еще от того, как будут слушать наши песни, сколько наше творческое долголетие продлится, отсюда и моральное состояние. Мы же зависим от зрителя.

У вас в этом смысле всё в плюсе. Вот ты мне подарил две свои книги, я с удовольствием их почитаю. У тебя совсем скоро будут большие концерты в Москве — в Vegas City Hall 4 и 5 ноября. Это о многом говорит.

А.: У Юли в этом смысле тоже всё прекрасно. Хотя, конечно, эти месяцы она больше посвятила себе, беременности.

Ю.: Я успела выпустить трек «Потанцуй», а альбом сейчас уже сводится в Америке, так что в музыкальном смысле перерывов не будет. При этом я действительно дала себе возможность отдохнуть от концертов и телевизионных проектов.

А был творческий зуд?

Ю.: Вначале был.

А.: Он у нее и сейчас есть.

Ю.: Лёша имеет в виду, что я не могу быть женщиной, которая просто сидит дома, включает телевизор, лежит и наслаждается беременностью.

А.: Ей нужно что-то делать.

Знаете, ребята, мне нравится, что вы оба идете своей собственной творческой дорогой. Лёша, ты не подстраиваешься под какие-то определенные форматы шоу-бизнеса, поешь как чувствуешь. Юля тоже выбрала свой путь. Прекрасно проявила себя как телеведущая, как актриса, и параллельно, конечно, твоя вокальная история.

А.: Каждый из нас независим, у нас нет продюсеров уже много лет. Для меня в творчестве важна свобода.

А никогда не хотелось немного подкорректировать свои взгляды, чтобы, например, больше быть в эфирах радиостанций?

А.: Я, безусловно, ищу компромисс. Но зритель, который приходит ко мне на концерт, любит то, что он во мне любит. И если сейчас я буду слишком подстраиваться под общий тренд, менять себя в угоду всевозможным форматам, то я просто растеряю всех тех, кто меня любит, и тех, кого люблю я. А самое главное, я потеряю самого себя. Пусть со мной остается мой немногочисленный, но качественный слушатель, чем примкнут миллионы тех, кому не важна искренность в музыке.

А дуэтный альбом вы не думали записать?

А.: Была успешная дуэтная песня «В заметки». А что касается альбома, нет, не планируем. У нас с Юлей абсолютно разная публика. Моя аудитория — люди 25–45 лет, обеспеченные, уютно сложенные по жизни, имеющие право слушать ту музыку, которую хотят. Юлю любят более юные зрители. Более бесшабашные, такие, как она сама. Поэтому мы и концерты совместные не даем. Часть людей будет ждать, когда я уже выйду, а другая часть — когда я уже уйду.

Возвращаясь к предстоящему важному событию. Вы столько времени сейчас провели в Испании. Не думали оттуда полететь рожать в Нью-Йорк или в Париж, например?

А.: Нет, мы сознательно выбрали Россию. Мы патриоты, и мы не шутим. Мы настолько обожаем Россию, настолько благодарны ей за то, что мы здесь имеем, что...

Ю.: ...другие варианты даже не рассматривали. Не представляю, как можно в эти важные моменты общаться на другом языке, не чувствовать и не видеть рядом своих близких.

Лёша на родах будет присутствовать?

Ю.: Всю сознательную жизнь я думала, что мужчина не должен присутствовать на родах. Клянусь. Но как нормальная женщина я склонна менять свое мнение, и вот сейчас, когда это чудо скоро произойдет, мне просто необходимо, чтобы он был рядом. Хотя он очень беспокойный молодой человек.

А.: Я как раз уравновешенный, просто впечатлительный, всё близко к сердцу принимаю. Знаю, что не смогу находиться дома, потому что буду нервничать, мне надо будет всё контролировать. А там буду переживать не меньше... Решаюсь. Пока боюсь.

Юля, ты как себя настраиваешь — планируешь быстро вернуться в строй или нет?

А.: Человек предполагает, а Бог располагает.

Ю.: Это верно. Но если честно, концерты на ноябрь-декабрь мы уже планируем. Беременность, ребенок — это, разумеется, качественно другой формат жизни. Но это не значит, что надо взять и нам с Лёшей перекроить свою жизнь.

А.: Мы настолько свободны в профессии, настолько сами по себе, что хоть завтра можем сказать: «Так, стоп. Этот месяц меня не трогать, я уехал». Мы не сидим в офисах. В силу этого ребенок — абсолютно не выбивающая землю из-под ног история. Независимость и свобода — это главная награда за творчество.

Сейчас вы оба в предвкушении.

Ю.: Конечно, мне уже каждый день снится, что я рожаю. Думала, что сошла с ума, но врачи с улыбкой подтвердили мою психическую стабильность и сказали, что это очень хороший знак. До конца прагматичной оставаться не получается, и во снах, и в жизни мои мысли сейчас в основном заняты только подготовкой к этому невероятно счастливому событию.

Ты говоришь об этом и сияешь. И Лёша, хоть и в темных очках, тоже. Сияйте и дальше, дорогие!

Спасибо большое!

Фото: Димитрий Файнштейн. Стиль: Константин Кошкин. Макияж: Алина Старкова. Прически: Кристина Константинова. Продюсер: Анна Чернавских

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости