Екатерина Волкова: «Есть семья, есть испытания — по-другому невозможно»

Екатерина Волкова — «та самая Вера» из сериала «Воронины» на канале СТС — снялась для ОК! с мужем Андреем Карповым и дочерью.

Фотография: Ярослав Клоос
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы

Катя Волкова только выглядит легкой и воздушной. У нее повышенная реактивность и огромная воля к победе. Взять хотя бы участие актрисы в шоу «Танцы со звёздами», когда она, по сути, соревновалась с собственным мужем. Андрей Карпов (архитектор по профессии и танцор по призванию) выступал тогда в паре с Юлей Волковой, а Катя танцевала с Михаилом Щепкиным. Семейной драмы, к счастью, не случилось — обе пары не вышли в финал.

Или еще пример. Катя пообещала отцу — дипломату с пятью высшими образованиями, что после окончания театрального училища, куда ей захотелось поступить после школы, она получит и «серьезный» диплом тоже. Пообещала — выполнила. Волкова училась в Финансовой академии, работала в Театре киноактера и еще успевала преподавать в школе сценическую речь. Кстати, в академии Катя блестяще защитила диплом на тему «Нефтегазовая политика в России и странах СНГ», что, однако, никак не повлияло на смену ее основной деятельности. Она с детства мечтала быть артисткой — и это, как говорится, уже было делом принципа.

Катя, видела в вашем Instagram, что вы хотите за месяц научиться делать шпагат. Что за пунктик такой? Зачем вам это понадобилось?

На спор. (Смеется.) Ребенок спросил, могу ли я сесть на шпагат, а я как-то засомневалась. И тут подруга подлила масла в огонь, сказав: «Спорим, что не сядешь!» Вот я и поставила себе такую цель. Сначала было легко, мышцы хорошо поддавались, а потом просто встали в ступор. Еще совпало с отпуском... Но практически под самый конец у меня получился этот шпагат, я на него села...

Но никто не сфотографировал!

Кричу своей крестнице, с которой мы отдыхали: «Настя, давай, я готова!» И началось: ты не в спортивном, вставай, сейчас быстренько переоденемся... Я встала и поняла, что уже второй раз не сяду. (Смеется.) Мне было так обидно.

Екатерина Волкова и Андрей Карпов

Часто вы ставите перед собой сложные задачи ради спортивного интереса?

Бывает. Это очень увлекает. В какой-то момент хочется сдаться, сказать, мол, ну на фиг, ничего страшного. А потом думаешь, что нет, если решила, надо делать. Ну ничего, я добью этот шпагат.

Следующую цель уже придумали?

Пока нет, я еще эту не довела до конца. Следующая цель у нас одна — наконец-то достроить дом, но это глобальная такая задача, которая всё никак не решится.

А в чем проблема? Вы всё время меняете свои грандиозные планы?

Не меняем мы ничего! Просто рассчитываешь, что тебе сегодня соберут гардеробную, а ничего подобного: то крючка не хватило, то краска закончилась, то опоздали. Вот, допустим, на данный момент красят лестничный проем — красят третий день! Первый слой положили — прекрасно, он высох пятнами, где-то подшкурили. Второй, третий, сегодня уже четвертый слой. И уже видно, что это никуда не годится. У меня ощущение, что этот ремонт просто какое-то проклятье, которое мы пройдем, снимем с себя, и всё будет прекрасно в этой жизни. Но иногда опускаются руки.

Я не знаю почему, но мне всё время не хватает времени, хотя я вроде его грамотно распределяю, но такое ощущение, что эти 24 часа — они сужаются, сужаются и сужаются.

«Не спешить» — это вообще про вас?

Нет, не про меня, я всё время куда-то спешу.

Хватает энергии?

В батарейках-то?! У меня аккумулятор. (Смеется.) Он у меня ночью подзаряжается и не сдохнет никогда, это хорошо. Хотя иногда утром просыпаешься и такое состояние, словно уже устала. (Смеется.) Я вот приболела на выходных, а у меня должна была быть репетиция спектакля... А тут горло красное, глотать больно — ангина началась. И муж уже смеется, и подруга пишет: «Успокойся, тебе организм говорит, чтобы не дергалась никуда, сегодня воскресенье, отдыхай!» И я отдыхала — целый день молчала!

Екатерина Волкова и Андрей Карпов

Смогли?

Смогла, честно! Андрей что-то спрашивает, а я молчу. Лиза что-то хочет, а я ей показываю, мол, все вопросы к папе. Конечно, я могла говорить, но мне было так хорошо: я лежала, учила текст — такое счастье! Иногда такой вот ленивый день просто необходим. Но всё, с завтрашнего дня я уже в обойме, завтра я уже в Питере играю спектакль, в ночи возвращаюсь в Москву, мы начинаем снимать, потом уезжаем в Карелию на съемки, возвращаемся, потом Камчатка... Гастроли, гастроли. И даже сейчас, заглянув в календарь, я поняла, что у меня уже со 2 по 10 января стоят спектакли.

Антрепризные? Вы ведь, кажется, ушли из Театра киноактера.

Я не ушла. К сожалению, так сложилось — нас распустили. Видимо, одна дверь закрывается, другая открывается. Хотя хочется, честно, очень хочется попасть в труппу театра, потому что всё равно это другой статус. Это не антрепризные проекты, куда тебя пригласили разово, ты поиграл год, два, и всё. У тебя жизнь трудовая, ты актриса определенного театра. Но сейчас с этим сложно.

Я уже не студентка. Показываться куда-то? Я даже не знаю, как это делать. Мне кажется, если я буду нужна, меня пригласят.

Это неправильная позиция — сегодня так нельзя.

А как? Я сделала пару звонков, но мне сказали, что штат переполнен, мол, будем иметь вас в виду. Но для меня сейчас это задача номер один — положить куда-то трудовую книжку, потому что стаж должен идти. Понятно, что для пенсионного он сейчас не нужен, но для звания необходим.

Для какого звания, Катя?

Заслуженный артист. Может быть, когда-нибудь и народный. Ха-ха, губу раскатала! (Смеется.) Понятно, что ничего звание особо не дает, но приятно! Мне вот не хватает трех лет. Я тринадцать лет проработала в театре! Так обидно. Мы знали, что, наверное, будет зачистка, на какое-то время нас распустят, но не так что уволят — и всё, до свидания. Ну ладно, прошло и прошло. Жалко просто, хочется, чтобы была работа.

Вы же продюсировали в прошлом. Может, какую-то свою театральную группу организуете? Вы, наверняка, смогли бы.

Такой опыт у меня был, но я поняла, что надо заниматься чем-то одним. Я не хочу больше продюсировать, я хочу сниматься, хочу репетировать, участвовать в шоу, даже спортивных — это же чистый азарт! А я такой азартный человек — сломя голову берусь за все проекты и получаю от них колоссальное удовольствие, даже если будут синяки и царапины. Всё равно во мне вот эти эмоции — они у меня зашкаливают. Поэтому я за любой кипеж, даже за голодовку.

Екатерина Волкова

Муж поддерживает вас в этом? Его не беспокоит, что жену всё время куда-то несет?

Мне кажется, мы с Андреем в этом одинаковые: он тоже не может сидеть на одном месте, он тоже все время носится. Иногда я говорю: «Пожалуйста, давай с тобой вдвоем дома потупим». И календарь открываю: «А тупить мы с тобой сможем через две недели в среду». Он смотрит свой календарь: «Через две недели в среду я не могу». Но лучше быть в обойме и работать, нежели сидеть и скулить, что ничего нет. Я, например, научилась отдыхать на гастролях. Всё равно переключаешься: нет никаких домашних дел, никто тебя не дергает, готовить не надо, убирать не надо, гостиница — переезд, гостиница — переезд. Могу сказать, что я счастливый человек и это здорово.

Катя, знаете, вы ведь одна из немногих актрис, у кого дружелюбные подписчики в Instagram.

Разные есть, но мне правда про это часто говорят. Мне кажется, дело в том, что «Ворониных» смотрят в первую очередь дети, а детки — они чистые, позитивные. Нет, конечно, есть подростки, которые изначально всех ненавидят и завидуют. И в целом люди у нас немножко озлоблены на жизнь. Но мне, конечно, везет с аудиторией.

Недавно я брала интервью у одной актрисы, и она в конце сказала мне спасибо за то, что я не стала спрашивать ее о героине из ситкома, который сделал ее популярной. А вас не раздражает, когда вас называют Верой, как Воронину?

Не-е-ет! Меня так часто называют дети, а иногда даже и взрослые. Вот во время отдыха в Турции мы это всё проходили. Во-первых, дети сразу секут. Если взрослые не обращают внимания, кто там отдыхает, то дети сразу расскажут родителям. И вот уже вечером за ужином или на пляже подходят: «Верочка! Можно сфотографироваться?» Выходишь из ресторана, а там вереница детей стоит, которые тебя ждут. И это хорошо, это прекрасно, значит, я не зря работаю. Я безумно благодарна проекту и моей героине Вере за то, что она принесла мне популярность.

Екатерина Волкова

«Воронины» на СТС сколько лет уже?

Девять.

Вы не устали?

Конечно, хочется идти дальше, а времени не хватает, потому что мы снимаем нон-стоп. И даже когда мы останавливаемся, кастинг-директора не всегда об этом знают и не зовут на пробы. Но за те девять лет, что мы снимаем, я поняла такую вещь: всему свое время. Сейчас время «Ворониных». Закончится одно — начнется другое. Так что сейчас сериал и спектакли, которые я безумно люблю. Я обожаю сцену, обожаю живого зрителя, который реагирует, с тобой же переживает, а потом делится впечатлениями. Это дорогого стоит.

У меня десять антрепризных постановок, так что я счастливый человек, который выходит на сцену раз в месяц, — это даже чаще, чем я выходила в родном театре.

Дома у вас еще одни «Воронины» или потише?

У нас да, дома хоть камеру ставь. Вот недавно на отдыхе: «Лизонька, вставай на завтрак!» Она мне: «Мама, мы приехали отдыхать, что ты как бешеная белка, дай ребенку поспать!» Причем она без агрессии это говорит, а из-под одеяла сонным голосом. Я говорю: «Котенок, я хочу кофейку попить». Она мне: «Пойди попей». Я беспокоюсь: «А ты?» Она: «Мне уже шесть с половиной лет, я хочу поспать. Иди уже, пей свой кофе!» Я пошла, быстренько попила, взяла ей там блинчики, творожок, пришла, на веранде ей сделала завтрак. Она: «Хорошо отдыхаем!» Я говорю: «Вообще-то, на завтрак все ходят». Лиза отвечает: «Мне не надо на завтрак, мне завтрак мама в номер приносит».

Это чье воспитание?

Мое, конечно. Я сразу не хотела с ней сюсюкать, просто не думала, что наше общение так быстро станет настолько взрослым. Когда я была маленькой, мне так нравилось, когда приходили папины и мамины друзья и общались со мной как с подругой, а не как с ребенком. И наши друзья с ней так же общаются. Мне нравится этот стиль воспитания, только вот договориться уже нельзя, и это огорчает.

Екатерина Волкова и Андрей Карпов

Лиза папина дочь?

Андрей часто спрашивает: «В кого она такая?» Я отвечаю: «Даже не знаю!» Он удивляется: «Я что, такой же?» Я говорю: «Да, только она маленькая, а ты большой». Но зато им весело вместе. У нас сейчас начинается «дошколка». Обычно ее на занятия бабушка с дедушкой водят, а они сейчас уедут. И я говорю: «Андрей, наступают сложные времена. Родители уезжают». Он смеется, мол, ничего, мы справимся, ты же здесь.

Ей пока не предлагают съемок в кино? Она у вас фотогеничная очень!

Ей нравится кино, она когда в павильоны «Амедиа» приезжает на «Ворониных» — это прям ее вторая семья, она такая счастливая! Мы сейчас снялись в рекламе все вместе — ей так понравилось! Правда, дублей десять она отработала и устала, сказала, что больше не может. Я говорю: «Ну что, будешь сниматься в «Ворониных»?» Сначала она была настроена с позитивом, а потом поняла, что ей никто поблажек не даст, и решила «еще подумать». Ей хочется сниматься, ей это нравится, но у нее нет усидчивости.

Сомневаюсь, что вы сами были очень усидчивой в детстве.

Да, у меня темперамент мама не горюй, но я все-таки не такая. Лизка — без руля и ветрил. На меня, я помню, можно было как-то надавить, мною можно было управлять. Ей говоришь, что никакого тебе мультика, а она отвечает: «Ну и пожалуйста, я в куклы буду играть». Есть только один момент, с тренировками, — могу в наказание не разрешить на фигурное катание идти. Но это хорошо действует ровно до Нового года, потому что тренировки с сентября, потом организм устает, и она уже сама рада, что можно будет прогулять. Я могу повысить голос, не могу повторять много раз, рукоприкладство — нет. Но иногда так гаркнешь, что самой страшно. (Смеется.) А если не слышит иначе?! Был момент, когда я устала напоминать про разбросанные игрушки, — собрала всё в помойный мешок и сказала, что выкинула! Помогло. Сейчас старается, убирает. Я, конечно, многое делаю неправильно, хочется иначе, но порой то времени не хватает, то сил. Смотрю иногда на мамочек, которые сидят дома, у них всё по расписанию: встали, поели, погуляли, позанимались. Как скучно изо дня в день одно и то же! Может быть, так правильно. Но у нас не было няни, няня, наверное, создавала бы такой режим. А я его не могу создать, потому что один выходной и в этот выходной надо успеть сделать всё.

Я бы просто не смогла посвятить себя полностью семье и дому. Мне нравится обустраивать дом, убирать его, но тут же пойти поработать, устать, вернуться... У каждого свое счастье.

У Лизы уже прошел пресловутый кризис шести-семи лет?

Мне кажется, у нас кризис круглогодичный. Я не знаю, в год, в два, в три. Она упертая как баран, она отстаивает свои права. Я думаю, что все кризисы у нас еще впереди. Говорят, что с каждым годом будет легче. На самом деле легче, но уже нельзя оступиться, надо ей дать правильное направление, заложить всё самое хорошее, а плохое убрать. Конечно, оградить от всего детей невозможно, они должны учиться на своих ошибках, наступать на грабли, как говорится.

С Андреем семейные кризисы у вас тоже круглогодично случаются или пореже?

Так, по мелочи, кризисы есть в любой семье. Наверное, крупные мы уже прошли, за восемь лет всякое бывало. Сейчас у нас кризис один — из-за этой стройки. А так всё хорошо. Я уже давно поняла, что высказывать нужно всё и сразу, не копить; не надо никого пытаться переделать и перестроить — это невозможно. Думаете, я такая идеальная? Ничего подобного! У меня своих косяков много. Надо принимать близких такими, какие они есть, или расходиться. Но расходиться тоже глупо. Ну вот разошлись вы, встретил ты другого человека, да то же самое будет. Просто спустя год или два.

Есть семья, есть испытания — по-другому невозможно. Я не видела ни одной семьи, в которой было бы всё гладко, идеально. Поэтому поругались, побубнили, выплеснули все эмоции свои, и всё, забыли.

Слава богу, по-крупному никто никого не обижает. Хотя иногда хочется всё бросить, сказать: «Да иди ты к чертовой матери!» Но нас спасает, что дома мы не сидим. Есть гастроли, съемки, у Андрея — стройки. Мы не находимся 24 часа в сутки вместе. Мы можем отдохнуть, даже если мы поругались: разъехались по работе, там переварили, уже какие-то другие проблемы накрутились — всё!

Переключились.

Да, переключились. Забыли про эту проблему — решаем текущую. И это хорошо, только так, только такая легкость спасет любые отношения.

Ваша популярность не стала проблемой для Андрея?

Мне кажется, мы тоже уже это прошли, был момент, когда Андрею было тяжело, он не хотел ни с кем меня делить, у него было такое чувство собственности и ревности. Сейчас он уже успокоился, хотя раньше его очень раздражало, когда подходили на улице фотографироваться. Потом у него у самого появились телепроекты и он стал проще к таким вещам относиться, перерос это уже. Мы же с ним еще программу вели вместе — «Мистер и миссис Z». Сначала я думала, что это так классно, здорово! А потом началось: кто что не так сказал и всё такое. Первый месяц, несмотря на то, что мы живем вместе, мы притирались. Много нового узнали друг о друге — тоже хорошо, тоже иногда надо. (Смеется.)

Продолжение будет?

Надеемся. Нам очень понравилось работать вместе — было сложно, но весело.

Текст: Евгения Белецкая. Фото: Ярослав Клоос. Стиль: Полина Шабельникова Макияж и прически: Любовь Литошкина

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы