Натали Дормер

«Враги заставляют нас работать над собой» 
Фотография: Legion-Media
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости
Режиссеры уже давно заметили: британская актриса НАТАЛИ ДОРМЕР очень комфортно чувствует себя в исторических костюмах с корсетом... Фильм «Казанова», сериалы «Тюдоры», «Игра престолов» — далеко не полный список лент, в которых героини Дормер блистают в средневековых платьях. «Меня это совсем не смущает. Я двигаюсь в правильном направлении», — утверждает актриса

Своеобразная улыбка, ямочки на щеках, кокетливый взгляд... Именно внешность Натали Дормер стала причиной, по которой поклонники суперпопулярных сериалов «Тюдоры» и «Игра престолов» разделились на два лагеря. Одни решили, что наконец-то появилась актриса с запоминающимися чертами лица. Другие — что на роль Анны Болейн в «Тюдорах» «можно было найти кого-то и посимпатичнее». К критическим оценкам актрисе не привыкать: в детстве она часто становилась предметом насмешек со стороны одноклас­сников. Натали признается, что так и не смогла понять, почему она так раздражала своих ровесников. 


Она родилась в городе Рединг, графство Беркшир, откуда уехала в 18 лет. Обосновавшись в Лондоне, девушка поступила в Академию драматического искусства Уэббера Дугласа. Вскоре она получила небольшую роль в фильме Лассе Халльстрёма «Казанова», где ее партнерами стали Хит Леджер, Джереми Айронс и Сиенна Миллер. Актриса очень гордилась тем, какое впечатление ее игра произвела на режиссера, ведь он даже решил сделать более значимой линию ее героини. А потом были сериалы «Тюдоры», «Шелк», «Игра престолов», режиссерский дебют Мадонны «Мы. Верим в любовь», где Натали снова сыграла особу голубых кровей — королеву-мать Елизавету. «Конечно, между нами есть сходство: мы обе любим джин-тоник», — пошутила как-то Дормер в ответ на вопрос о том, есть ли что-то общее между ней и Елизаветой Боуз-Лайон.


Натали, готовясь к интервью, я выяснила, что у тебя хороший певческий голос — меццо-сопрано. Скажи, а ты как-то используешь свои вокальные данные?
(Смеется.) Тебе не стоит слишком доверять информации, которую распространяют в Интернете. Честно говоря, я даже не знаю, откуда они взяли этот факт. 


Серьезно? Прости, пожалуйста! Расскажи тогда, чем ты занималась в детстве?
Прежде чем стать актрисой, я была танцовщицей. Занималась бальными, джазовыми и современными танцами. Мне кажется, танцевать я начала с рождения. Я была уверена, что посвящу свою жизнь именно этому. А вообще в детстве я была настоящим сорванцом. Меня даже кук­лы не интересовали. Плавание, походы в горы — совсем другое дело. Я и сейчас обожаю физические нагрузки. Наверное, поэтому я с таким нетерпением жду начала съемок третьей части фильма «Голодные игры», куда меня пригласили. Я безумно счастлива, что стала частицей этого масштабного проекта. 


А еще совсем скоро выйдет драма Рона Ховарда «Гонка» с твоим участием. Расскажи, что стоит ожидать зрителю кроме красивых тачек и рева моторов?
Ты имеешь что-то против гонок и «Формулы-1»? (Улыбается.) Не поверю, что ты ничего не слышала о документальном фильме 2010 года «Сенна» — об Айртоне Сенне, одном из лучших гонщиков за всю историю «Формулы». Это потрясающая лента! То же самое могу сказать и о «Гонке». Самое главное, что в сюжетной линии нашего фильма спорт занимает далеко не первое место. Человеческая история — вот что ценно. Представь себе человека, который живет ради мечты, и вся его мощь, сила духа, страсть направлены на то, чтобы эта самая мечта осуществилась. Каждый, кто знает, что такое заветное желание, амбиции, соперничество, найдет в главных героях и свои черты. После просмотра этой картины возникнет четкое осознание того, что врагов порой надо выбирать внимательнее, чем друзей. Именно враги заставляют нас больше работать над собой, подниматься на более высокий уровень. «Война» английского гонщика Джеймса Ханта и австрийца Ники Лауды чем-то напоминает вечную борьбу профессора Мориарти и Шерлока Холмса. Зрелище увлекательное. Борьба за первенство держит человека в тонусе. Но важно вовремя почувствовать, когда желание быть первым выходит за рамки профессиональных амбиций… 


Скажи, когда тебя пригласили сниматься в фильме Ридли Скотта «Советник», твое сердце забилось сильнее?
От количества звездных имен? Да, мне кажется, только моя фамилия вызывает у людей сомнение: «Дормер — а это, собственно, кто?» Брэд Питт, Майкл Фассбендер, Кэмерон Диас, Хавьер Бардем и Пенелопа Крус… На мое 30-летие один мой друг-кинематографист подарил мне винтажный постер к фильму Ридли Скотта 1982 года «Бегущий по лезвию». Так вот, я сняла этот постер со стены, взяла его под мышку и с ним отправилась на съемочную площадку «Советника». Долго мялась, а потом все-таки набралась наглости и попросила Ридли подписать мне его. Я выглядела как самая настоящая фанатка! Спасибо ему за то, что правильно меня понял. (Смеется.) Так что постер на стену я вернула уже с автографом.


Мне на секунду показалось, что ты скажешь: «И я продала его за бешеные деньги на интернет-аукционе eBay»...
Да ты что! Это было бы настоящим кощунством. Я бы не продала его ни за какие деньги. Прелесть моей работы заключается в том, что я могу подойти к великим режиссерам вроде Ридли Скотта или Рона Ховарда и задать им вопросы об их ранних картинах, которые в подростковом возрасте не давали мне спать. 


Натали, до недавних пор режиссеры стремились надеть на тебя исключительно платья с корсетом. Тебя это не смущало?
Нет. Хотя я прекрасно понимаю, что большинство зрителей ассоциируют меня с моими темноволосыми героинями из «Тюдоров» и «Игры престолов», я стараюсь не рефлексировать по этому поводу. Мы с тобой поговорили уже о нескольких моих картинах. Я выхожу на качественно новый уровень. Спасибо роли Ирэн Адлер / Мориарти в сериале «Элементарно»… Кроме того, я получила колоссальный опыт, работая над радиопостановкой «Задверье» по роману Нила Геймана. Я была в одной команде с Бенедиктом Камбербэтчем, Джеймсом Макэвоем. Мне кажется, я двигаюсь в правильном направлении. Скоро люди перестанут говорить обо мне, морща лоб и напрягая память: «А, Дормер, это та актриса, которая постоянно снимается в платьях до пола…» Но в любом случае эти сериалы для меня очень хороший опыт.


Ты же совсем недавно вернулась со съемок в Хорватии?
Да, часть натуры «Игры престолов» — окрестности Хайгардена — мы снимаем в хорватском Дубровнике. Это очень красивое место с прекрасной древней архитектурой. Но нам потребовалась компьютерная графика, чтобы убрать из кадра лишнее. Например, круизный лайнер. 


У твоей героини такие откровенные наряды, что ты, наверное, и позагорать успеваешь во время съемок?
На самом деле это частый повод для шуток: мол, моя героиня Марджери Тирелл всегда полураздета… Большая часть съемок проходит в Белфасте, то есть в Северной Ирландии, а это не самое подходящее место для того, чтобы ходить в неглиже, — там я постоянно мерзну. Зато в Хорватии я отыгрываюсь. Там многие актрисы носят в основном достаточно закрытые наряды, а мужчины и вовсе снимаются в доспехах. Так что моим костюмам завидуют многие. (Улыбается.) 


Скажи честно, у тебя когда-нибудь возникали мысли типа: «Эта роль должна была достаться мне, а не той стерве?»
Нет! Я уже слишком стара для таких мыслей. (Улыбается.) Этот вопрос был бы более уместным, если бы ты разговаривал с 13-летней старлеткой. Вероятно, все-таки есть что-то в утверждении о том, что, перешагнув 30-летний рубеж, женщина становится более уверенной в себе, более целостной, что ли. Когда тебе двадцать, ты находишься в постоянном поиске, ты еще не знаешь, кто ты и кем хочешь быть. После тридцати всё гораздо очевиднее. Канадский журналист и социолог Малкольм Гладуэлл написал классную книгу «Гении и аутсайдеры», в которой говорится примерно следующее: если ты готов 10 лет своей жизни посвятить какому-то делу, стисни зубы, собери волю в кулак и паши — в результате ты пожнешь богатый урожай. Настойчивость, упорство — только эти качества помогут чего-то добиться. Талант, удача — это прекрасно, но без упорства ты ничто.


Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости