Андрей Бурковский: «Дети — это святое»

Его лицо знакомо всем, кто хотя бы раз смотрел скетч-шоу «Даешь Молодежь!» на канале СТС. Андрей Бурковский сыграл в нем и метросексуала Данилу Фокса, и гопника по кличке Ржавый, и молодого супруга Валеру, который никак не может совладать с собственным сыном. Теперь зрители СТС смогут увидеть Андрея в сериале «Последний из мАгикян»... О воспитании детей, нелегких временах и о том, почему ему пришлось документально подтверждать свой актерский талант, Андрей рассказал в интервью OK!

Андрей, говорят, что рыжие люди особенные. Я на это очень надеюсь! В детстве я был огненно-рыжим, но, как это ни странно, меня никогда не дразнили. У меня и сын рыжий, и дочка. Моя жена Ольга говорит, что и ей тоже нужно перекраситься в рыжий. Некоторые наши друзья уверяют нас, что мы с ней и внешне чем-то похожи.

А характерами? Я по знаку зодиака Скорпион, а моя жена — Рыбы. Если верить астрологам, мы идеально друг другу подходим. У меня достаточно сложный характер, бываю вредным и вспыльчивым. Я убежден, что в жизни ни в чем нельзя идти на компромисс, разве что в семейных делах. Здесь по-другому нельзя. Конечно, жена мне очень помогает. Она прикрывает тылы, с пониманием относится к моей работе. Оля знает, что я перфекционист до мозга костей, и если не буду работать, то заболею и, наверное, умру. (Смеется.) Когда мы готовились к съемкам «Последнего из Магикян», режиссер Резо Гигинеишвили однажды попросил меня приехать на площадку — на пробы одной из актрис. Так вот, в результате я приезжал раз семьдесят! Как только у меня выдавалось свободное время, я тут же ехал туда. Для меня было важно проработать всё до мелочей. И Ольга понимает, что я не могу по-другому. Она слишком хорошо меня знает.

Вы с Олей долгое время были просто друзьями. Когда вы поняли, что созданы друг для друга? Я всегда чувствовал, что жена у меня должна быть одна и на всю жизнь. Конечно, я встречался с девушками, но ни с одной из них у меня не возникало желания создать семью. Ольга долгое время была просто моей подругой. Мы познакомились в поезде. Я ехал из Томска, где тогда жил, в Абакан, на фестиваль студенческих театров эстрадных миниатюр. А Оля в Томске училась и в том же поезде ехала домой к родителям. Мы начали общаться, а так как у каждого из нас была своя личная жизнь, то и я ей обо всем рассказывал, и она мне — мы ведь стали лучшими друзьями. Наша дружба продолжалась более шести лет, а потом я вдруг понял, что Ольга и есть та самая девушка, с которой я бы хотел создать семью.

В сериале «Последний из Магикян» твой герой приходит знакомиться с родителями своей девушки. А как ты встретился с родителями Ольги? Девушка моего героя Егора наполовину армянка. Естественно, она боится знакомить своего любимого с отцом. Ведь папа даже не может себе представить, что его дочь будет с кем-то встречаться, а тем более с моим героем. Поэтому начинается борьба интересов двух сильных личностей. Егор сначала думает, что он, такой обаятельный и нарядный, сейчас придет и всех поразит. Но ничего не выходит, Егор постоянно говорит одни глупости. И чем больше старается быть лучше, тем хуже у него это получается. Понятно, что во всем виновато его волнение. Мое знакомство с родителями Ольги тоже было непростым. Она позвонила им и поставила перед фактом, что теперь живет со мной и что я еду знакомиться. Родители были в ужасе. Я пришел к ним в гости, мы молча сели за стол и просидели так минут тридцать. Потом ее отец налил две рюмки водки, мы выпили. Потом еще по одной. И только после этого мы начали разговаривать. Представляете, как я нервничал!

В Москву вы с Ольгой уже вместе переехали? Не сразу. Поначалу в Москву я приезжал периодически, когда играл в КВН в команде «МаксимуМ». Потом начал писать сценарии для телепрограмм и решил остаться. Денег совсем не было, жил с друзьями в гостинице на окраине Москвы. Ольга осталась в Томске. Но в какой-то момент она собрала чемодан и приехала ко мне. Сначала жила у друзей, а потом нашла нам квартиру — мы снимали ее за 20 тысяч рублей, притом что моя зарплата была 25 тысяч. Несмотря ни на что, я решил пойти учиться в Школу-студию МХАТ. Когда после КВНа я начал сниматься, мне хватило самоиронии понять, что в этой области я ничего особенного собой не представляю. Может, у меня и есть талант, но без профессии очень сложно двигаться вперед. Я понимал, насколько сложно будет совмещать съемки и учебу, но всё равно поступил. А через четыре дня мы узнали, что у нас будет ребенок. Ольга героически вытерпела два года моей учебы, пережив со мной не самые лучшие времена. Я не пропустил ни одного занятия: уходил в семь часов утра и возвращался в три ночи.

Андрей, твои родители достаточно известные в Новосибирске и Томске люди, у них свой ресторанный бизнес. По идее, ты должен был стать правой рукой отца и продолжить семейное дело. В 16 лет я окончил школу с серебряной медалью и заявил родителям, что собираюсь поступать в театральный институт. Отец, который надеялся, что я займусь ресторанным бизнесом, не ожидал этого. Он привел мне в пример скрипичного мастера Страдивари, который сказал сыновьям, что, если они не продолжат его дело, оно умрет. И сыновья пошли по стопам отца. Я же понимал, что не смогу заниматься бизнесом, это не мое. Но родители настаивали, и мне пришлось пойти учиться на юридический факультет Томского государственного университета. Параллельно я окончил еще и факультет иностранных языков, но меня всё равно тянуло к творчеству, я играл в КВН и в местном театре эстрадных миниатюр «Бонифас». Может быть, когда-нибудь я вместе с мамой и открою ресторан, но пока я к этому не готов. В отличие от меня мой брат был готов продолжить семейный бизнес и много помогал маме. Но брат погиб... До сих пор не знаю, как это пережить. Но маме пришлось еще сложнее. Я очень благодарен Ольге за то, что она уехала в Томск и полгода жила с ней. Брат был самым близким для меня человеком... Мне и сейчас очень тяжело об этом говорить.

В Школу-студию МХАТ ты поступил в 25 лет. Каково это — сесть на студенческую скамью вместе с 17-летними ребятами, которые только что окончили школу? Поначалу все подумали, что я очень серьезный и обстоятельный молодой человек. Но когда на первом же этюде я совершенно спокойно лег на пол и изобразил шланг, все поняли, что это им только показалось. (Улыбается.) Я был полностью поглощен учебой. Сначала педагоги не верили, что я буду относиться к занятиям серьезно. Помню, мой педагог Виктор Рыжаков подошел ко мне и спросил в лоб: «Вам действительно нужна эта учеба?» Я ответил утвердительно, но Виктор Анатольевич вряд ли мне тогда поверил. И я их понимаю: едва ли взрослый человек, у которого уже есть семья и съемки в проектах, будет прилежно учиться. В то время я ведь уже снимался в «Даешь молодежь!», а это очень распространенное явление, когда люди, ставшие хоть чуточку известными, на учебу не ходят. Но я не пропустил ни одного занятия.

Ты говоришь, что зарплата у тебя была 25 тысяч, а квартиру вы с Ольгой снимали за 20 тысяч. Неужели твои родители тогда вам не помогали? Конечно, родители пытались мне помочь. Но я постоянно стремился доказать всем, что я справлюсь сам. На мне лежала большая ответственность, я не имел права не справиться. Мой отец был очень известным человеком в Томске и Новосибирске, на меня все смотрели и говорили: «Да ему же папа помогает!» Мне казалось, что если я не смогу доказать свою самостоятельность, то меня уничтожат. Мне нужно было всегда быть лучше всех — и в учебе, и в работе. Поэтому я практически всегда работал по 24 часа в сутки. У меня эта черта характера до сих пор сохранилась. Олег Павлович Табаков мне даже как-то сказал в шутку: «Что-то ты мало на себя взял!» А я не могу по-другому. Если у меня мало работы или отдыхаю три дня подряд, то я не знаю, чем себя занять. Хотя недавно я совершил подвиг. Я решил, что должен отдохнуть на море вдвоем со своим двухлетним сыном. Все были в шоке. Когда моя мама это услышала, она сказала: «Ты что, совсем ненормальный?» Она была категорически против, пыталась поговорить с Олей, чтобы она меня переубедила. Но я настоял на своем, и мы с Максимом уехали отдыхать в Болгарию.

Он же еще совсем маленький! Для отца очень важно быть наедине с сыном. Мы с ним друзья. И эта поездка нас еще больше сблизила. Я вообще постоянно думаю о том, как воспитать сына правильно. Как мама умудрилась нас с братом так воспитать, что мы никогда не курили, даже ни разу сигарету в рот не брали? Или, например, я очень люблю ходить в баню, меня к этому отец приучил с детства. Я задумался, как мне сделать то же самое с Максимом. Говорю ему: «Пойдем со мной в баню, а я тебе потом мармеладку дам!» И вот сидим мы с ним в бане, он, бедный, уже весь красный, но всё равно терпит — мармелад же дадут! Помню, когда я пошел первый раз в баню с отцом, папа заказал мне яйцо с майонезом. Мне было шесть лет, и для меня каждый поход туда был настоящим праздником, потому что там всегда давали майонез, а дома — нет! Я часто думаю о том, как воспитывать своих детей, чтобы быть для них одновременно и авторитетом, и другом. Опять же очень важный момент: надо умудриться случайно не привить детям комплексы. Ведь все наши комплексы из детства.

Андрей, неужели у тебя тоже есть комплексы? Я очень долго стеснялся петь. А всё потому, что, когда на каком-то застолье я запел, меня тут же попросили замолчать — якобы слушать мое пение было невозможно! И я зажался. До Школы-студии МХАТ я вообще не мог петь. На втором курсе меня пригласили в спектакль «Белоснежка и семь гномов» на главную отрицательную роль — помощника королевы. Когда мне сказали, что придется петь, я побелел. Пробовал петь, но ничего не получалось. Режиссер даже сказал, что, скорее всего, я не подойду. И тогда я попросил дать мне еще один шанс. Взял себя в руки, переборол страх — и спел. Я вообще очень стеснительный, но работаю над собой. Нужно бороться со своими комплексами, прорываться через них.

С одной стороны, ты снимаешься в смешных сериалах, таких как «Даешь молодежь!», «Последний из Магикян», а с другой — у тебя серьезная работа в театре. Что все-таки тебе ближе? Олег Табаков обычно говорит: «Театр — это вообще веселенькое дело». Действительно, мы ведь дурачимся! И играя серьезные роли в том числе. Мой персонаж умирает на сцене, а я про себя думаю: как классно я сегодня умираю! И от этого у меня слезы текут по щекам. (Смеется.) Если не испытывать удовольствия, то ничего не получится. Театр занимает главное место в моей жизни! С 27 августа я практически всё время пропадаю на репетициях спектакля «№ 13», который Владимир Машков возобновляет в МХТ. Представляете, как Машков репетирует?! Он погружен в этот спектакль 24 часа в сутки. Мы разбираем постановку буквально по секундам. Конечно, ведь на нас лежит очень большая ответственность... Театроведы уже волнуются. (Смеется.) Мы практически живем в театре. После репетиций я еду на съемки. Да, нагрузка большая, но это и замечательно. Здорово, когда есть работа.

Андрей, с сыном вы друзья. А как собираешься воспитывать дочку? Конечно, одно дело с сыном в баню ходить и совсем другое — дочь воспитывать. Алисе уже три месяца. Так приятно, когда я приезжаю домой, а она мне улыбается. Я еще не понял, как ее воспитывать. Так что пока она мамина дочка, а вот сын в два с половиной года уже папин. Вообще дети — это святое! Я, кстати, оба раза присутствовал на родах — держал Ольгу за руку.

И не страшно было? Конечно, страшно! Но жену нужно было поддержать! Макса, как только он родился, положили мне на руки и сказали: «Папаша, держите!» Я так и стоял минут сорок. С Алисой попроще было, потому что я уже знал, что и как будет происходить. Эти ощущения невозможно сравнить ни с чем!