Наталья Еприкян

«Я люблю юмор спонтанный и жесткий» 
Фотография: Максим Арюков
Она избегает ИЗЛИШНЕЙ ПУБЛИЧНОСТИ, хотя и работает в развлекательном жанре. Зрители знают ее как НАТАЛЬЮ АНДРЕЕВНУ из телепроекта Comedy Woman, хотя это имя — ее псевдоним. На самом деле актрису зовут НАТАЛЬЯ ЕПРИКЯН, она автор идеи и продюсер Comedy Woman на ТНТ. Наталья ПРАКТИЧЕСКИ НЕ ДАЕТ ИНТЕРВЬЮ, потому что считает: «ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ — она на то и личная, чтобы о ней не говорить» 

 
Наталья, знаете ли вы, что один из самых популярных поисковых запросов в Интернете по словосочетанию «Наталья Андреевна» продолжается вопросом: «Замужем ли она?»
Я не замужем. И это всё, что я могу сказать. 


Наталья Андреевна — это же ненастоящее ваше имя?
Имя настоящее, а мое отчество — Араиковна. Есть такое древнее армянское имя — Араик. Сценический псевдоним Наталья Андреевна придумал мой друг Артур Тумасян, с которым мы вместе начинали играть в КВН, он был автором в команде «Новые армяне». Нам показалось, что будет здорово, если ко мне, девушке маленького роста, будут обращаться так официально. Артур помог создать и команду «Мегаполис», в которой я играла в КВН. Мы в ту пору были сюрреалистично сумасшедшие дебилы! 


А как вообще появился этот образ: этакая маленькая…
…гадина? (Улыбается.)
Ну почему сразу гадина? Маленькая, но очень серьезная девушка-начальник, которая держит под конт­ролем окружающих ее людей. 


Вообще все глупости делаются с серьезным лицом. Мы сидели смеялись над собой, так этот образ и получился. Когда большого человека отчитывает маленькая девочка, такая как я, это вызывает у зрителя смех. На сцене я никогда не пыталась вести себя как сумасшедшая. Я ходила медленно, потому что не могла быстро бегать, и это стало моей фишкой. Так и складывался образ, я пришла к нему опытным путем.


Как вы думаете, где проходит грань между Натальей Андреевной, вашим образом на сцене, и вами — Натальей Еприкян?
На сцене я редко делаю то, в чем не чувствую себя органично. И если у меня хорошее настроение, могу дурачиться и на сцене, и в жизни. 


И что, в жизни вы такая же строгая и жесткая, как Наталья Андреевна?

Бываю жесткая, бываю мягкая — смотря с кем. В том, что касается работы, я достаточно требовательная. Мне до всего есть дело — стараюсь обращать внимание на все составляющие производства нашего шоу. Если необходимо, умею жестко говорить с людьми, возможно, могу и обидеть. А с близкими я стараюсь быть доброй.


Как ваши родители, математики, отнеслись к тому, что вы начали играть в КВН? Все-таки вы окончили математическую школу в Тбилиси, учились в Плехановской академии.
В Грузии, где я родилась, считалось модным хотя бы раз попробовать себя в КВН. Мой папа тоже играл, когда учился в Ереванском политехническом институте, — тогда при каждом институте на Кавказе были команды КВН. Но на телевидение он так и не попал: родители забрали его из института, чтобы не куролесил. 


Как вам кажется, почему в юмористическом жанре работает так много людей, имеющих армянские корни? А еще в советское время существовало множество анекдотов про армянское радио как образец юмора тонкого, умного.
Думаю, всё дело в климате. (Улыбается). Кавказские народы живут в тепле, любят поесть и поболтать, жизнь у них размеренная. Люди на улице улыбаются, здороваются, ходят в гости к соседям, ведь они часть семьи. Опять же у них больше поводов для общения. Что же еще делать, если не шутить друг над другом? А пока подшутишь над одним соседом, другим — вот полдня и прошло. Вспомните комедии Георгия Данелия. Самоирония, желание по-доброму разыграть близкого — всё это у нас в крови. Вот в такой атмосфере я и выросла. К творчеству я тяготела с детства, мне нравилось выступать. Как обычный советский ребенок я семь лет ходила в музыкальную школу, занималась фортепиано. А потом меня отдали на балет — чтобы я, как полагается приличной девочке, красиво держала спиночку. Учиться родители меня заставляли, но во дворе бегать и валять дурака не запрещали.

Вы в детстве были пацанкой?

Да, лазала по крышам и деревьям. Не играла в куклы вообще! У меня есть родной брат и двое двоюродных, я росла в их окружении. Надо было заслужить их доверие! (Улыбается.) 


Ваш родной брат в КВН не играл?
Нет, Гарик — музыкант-органист, окончил консерваторию и КВНом, в отличие от меня, никогда не интересовался. А я по диплому экономист-математик, но по специальности не работала. 


В 2008 году на канале ТНТ появился проект Made in Woman, впоследствии — Comedy Woman. Слышал, что идея шоу возникла у вас во время одной из встреч с друзьями.
Мы решили попробовать сделать что-то интересное, смешное. Честно говоря, мне самой до сих пор непонятно, что собой представляет наше шоу. Оно постоянно трансформируется, в нем можно менять персонажей… В каждом новом сезоне мы расширяем рамки привычного всем Comedy Woman. Каждый номер — это не просто стенд-ап, это мини-спектакль, с декорациями, костюмами. И каждый раз мы добавляем в шоу еще больше театральности. 

 
Все участницы шоу вышли из КВН, так?
Да, но это получилось не специально. Просто­ когда мы задумались, кто из женщин может интересно работать в жанре юмора, то поняли: другой базы, кроме КВН, нет. Девушек подбирали исходя из того, чем они запомнились по КВН. Например, Полина Сибагатул­лина из «Сборной Санкт-Петербурга» всегда была воздушной, возвышенной. Катя Скулкина из команды «Четыре татарина» пыталась командовать, ее амплуа — этакая бой-баба, фактурная секси-тетка. У Кати Варнавы в команде «Свои секреты» был образ эффектной девушки, у которой есть как раз такие секреты. И так далее. Потом к нам присоединилась Маша Кравченко, которая играла вместе с Катей Варнавой, — недолго, но мы успели заметить их обеих. Женщин-комиков очень мало. Почему? Просто не каждой приходит в голову заняться юмором, посмеяться над собой. Женщины заморочены на себе: на своей внешности, своем будущем, семье. Быть клоуном не так-то просто…


Вы чувствуете себя клоуном?
Да, я клоун. Ведь я веселю людей. Что уж тут скрывать…


Не так-то просто, должно быть, поставить юмор на конвейер. Каково это — «нашутить» на целый выпуск передачи?
Непросто. Это ежедневная работа с утра до вечера: придумывание идеи, написание, редактура, переписывание. Очень тяжелый, кропотливый труд. Я ставлю перед собой задачу придумать новую форму юмора: чем шутка неожиданнее, тем она сильнее, удивительнее. Я люблю юмор неожиданный, спонтанный, необъяснимый. И жесткий в том числе. Однако не всё то, что кажется смешным мне, можно доносить до зрителя. Поэтому юмор в Comedy Woman слегка причесанный, по сравнению со многими мы просто монашки! Понятно, что шутки ниже пояса могут быть смешными, но зачем их озвучивать? Кроме того, стараемся не шутить на религиозные темы. 


Поклонники не докучают? Например, после выступлений на корпоративах. Все-таки девушки в вашем коллективе видные...
Бывает, люди подходят сфотографироваться, приобнимут. Я не люблю, когда мое пространство нарушают, но это издержки, ничего страшного, переживаемо. 


А вообще вас лично часто узнают вне сцены?
Бывает. И это меня смущает. Пожалуй, единственный случай, когда мне стало приятно, что нас узнали, произошел в Лас-Вегасе. Мы вместе с Катей Варнавой и Митей Хрусталёвым отправились посмотреть шоу Cirque du Soleil. Митя купил билеты на первый ряд, самые хорошие. Это потом мы выяснили, что первый ряд занимать не стоило, ведь это было водное шоу, в нас постоянно летели брызги. И тут я заметила, что гимнасты во время трюков смотрят на нас. Сначала один, потом другой, третий. И что-то говорят друг другу, передавая по цепочке прямо во время кульбитов, кричат, радуются. Шепнула Мите в шутку: «Представляешь, похоже, тебя узнали». И действительно, оказалось, половина артистов этого шоу — из России. После представления нас пригласили за кулисы, мы вместе сфотографировались. Это было так странно! Представляете, сидишь в Лас-Вегасе, в самом крутом цирке в мире, и тут такое. 


В Лас-Вегасе побывали в казино?
Конечно. Казино — это же аттракцион для взрослых! К сожалению, я не могу уже на карусели кататься. Меня укачивает, у меня скачет давление от каруселей. (Улыбается.) А в казино меня не укачивает. Я люблю всякие веселые игровые автоматы, например «Блэк-Джек». Играю не ради того, чтобы сорвать куш, поэтому много денег не проигрывала никогда. Мне нравится сам процесс, он отвлекает — играя, я отдыхаю. Я очень радуюсь, когда выигрываю, но и не расстраиваюсь, если проигрываю. В Америку стараюсь выезжать минимум раз в год, зимой, потому что там тепло, красиво и чисто. Там есть что посмотреть: горы, океан. Там есть Голливуд и очень много парков развлечений. А еще там прекрасные шоу. В Лос-Анджелесе я смотрела очень крутое шоу IRIS, A Journey Into The World Of Cinema, оно произвело на меня самое сильное впечатление за последнее время. В нем рассказывается история любви на фоне появления кинематографа — с элементами хореографии, с какими-то невообразимыми спецэффектами. На постановку IRIS потрачено 100 миллионов долларов, и оно невыездное — идет только в Лос-Анджелесе, в легендарном кинотеатре «Кодак».


Участники КВН и Comedy Club снимаются в кино, музыку записывают. У вас есть желание попробовать себя в чем-нибудь новом?
Желание-то есть, осталось найти время. Интересно было бы попробовать себя в кино. Мне предлагают разные сценарии, но тот самый-самый я пока не получала. Может быть, я сама его напишу. В идеале надо отложить все дела на год минимум и заниматься только сценарием. Пока этого времени нет. Новый проект не обязательно должен быть в жанре юмора — в нем я себя уже попробовала. Интересно было бы сделать что-то глобальное — возможно, мюзикл на базе Comedy Woman. 


То есть если и делать постановки, то вроде тех, что вы смотрели в Штатах?
Нужно к этому тянуться. Под шоу в Америке специально выделяют свои площадки, где эта постановка идет годами, и только она. Выступление того же самого Cirque du Soleil в Москве по сравнению с тем, как это выглядит в Америке, чушь полная! Потому что невозможно найти готовую площадку под такой масштабный проект, ее нужно строить. В оригинальном шоу — выездные сцены, стекающая вода, актеры прыгают метров со ста в маленький бассейн, а это всё нужно рассчитать. В России, в отличие от Штатов, не принято долго давать одно шоу. Нашему зрителю постоянно нужно что-то новое. А по мне, уж лучше сделать что-то одно, но качественное и дорогое, вкладываться в него и развивать.


Не опасаетесь, что зритель в какой-то момент может пресытиться Comedy Woman?
Останавливаться на достигнутом нельзя, нужно расти. Если пресыщение от нашего шоу у зрителя случится, надеюсь, я это вовремя пойму. Я отслеживаю рейтинги программы с момента ее появления, и они растут. И это говорит о том, что мы даем зрителям что-то новое и интересное.