Виктор Васильев и Анна Снаткина: пять лет как один день

Творчески они оба состоялись давно: Анна Снаткина в кино, а Виктор Васильев на телевидении. Аня много снимается, и это всегда главные роли. Виктор преуспел в юмористическом жанре. 

Фотография: Григорий Галантный
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

В этом году они отметят пятую годовщину свадьбы, растет дочка. В общем, сплошной позитив!

Аня, Витя, вы познакомились в 2012 году и вскоре поженились.

Виктор: Да, всё случилось стремительно. Я увидел Аню и влюбился безумно. Причем до этого я вообще о браке не думал, на тот момент мне в моей жизни всё нравилось.

Что именно тебе нравилось?

В.: У меня тогда как раз на Первом канале началась программа Yesterday Live, плюс в Comedy тоже была программа. Да и в личном плане меня всё устраивало. Ну и я, конечно, не планировал, что через два-три месяца

после знакомства сделаю кому-то предложение. А тут, как мальчишка, увидел глаза и понял, что больше ничего не могу с собой поделать. Думал только об этих глазах.

Анна: Как приятно это слышать вновь! (Улыбается.)

В.: Всё в интернете изучил: кто такая, с кем встречается и так далее... Начал знакомых спрашивать, а они говорят: «Витя, успокойся, у тебя что, очередная весна?!»

А я говорю: «Нет, ребята, это не весна. Она точно будет моей».

Правда, Вадим, такого никогда не было, чтобы я настолько увлекся, так сильно переживал о том, правильно ли я делаю первые шаги, вовремя ли позвонил. Каждую букву в эсэмэске для Ани проверял — всё ли верно написал. Мне не хотелось что-то испортить с самого начала, не хотелось услышать, мол, гуляй, парень!

Очень трепетно! А с твоей стороны, Аня, как всё это выглядело?

А.: Мне-то казалось, что Витя небрежно относится к нашим отношениям. Он однажды вообще забыл про свидание. А его натиск я даже не чувствовала. Я, видимо, так была погружена в свои переживания, я же тоже влюбилась с первого взгляда. Поэтому у меня, напротив, было ощущение такого «недонатиска». А тут еще он забывает о том, что мы должны встретиться. У меня в то время был сложный съемочный график, и я специально поставила себе выходной, так как мы договорились о встрече на конкретное число. Но Витя не позвонил. И тогда я сказала ему всё, что о нем думала.

До какой степени девушка была резкой, Витя?

В.: Девушка почему-то называла меня Василь. Не Васильев, не Витя, а Василь. Она явно готовилась к этому разговору-нападению и набралась храбрости. До этого Аня была такой аккуратненькой, интеллигентной, а тут жестко: «Значит, так! Слушай меня, Василь...» Я думаю: это что еще такое? Меня так никто не называл! А она продолжает: «Я не очередная твоя барышня...» Я положил трубку, где-то час сидел у телефона и не понимал, что делать: звонить — не звонить, извиняться — не извиняться.

Я совершенно не могу представить тебя, Аня, столь агрессивной.

А.: Я просто была очень злой. Правда, потом я извинилась за сказанное сгоряча. А Василем его назвала специально, чтобы задеть. И всё получилось: вытащила из него нерв.

В.: Придумала мне какую-то кличку! (Улыбается.)

Витя, неужели до встречи с Аней у тебя был сплошной штиль? Никаких взрывов и молний в личных отношениях? Это я к тому, что такое поведение Снаткиной мгновенно выбило у тебя почву из-под ног.

В.: Наверное, по большому счету взрывов и молний, как ты говоришь, не было. Или я этого просто не замечал. Конечно, у меня были симпатии, были большие симпатии и так далее. Но вот так, чтобы увидеть и понять, что, наверное, именно с такой бабушкой я бы хотел встретить свою старость, — такого раньше не было никогда! А еще только с Аней я захотел, чтобы у меня появились дети, чтобы была большая дружная семья, хотелось пример детям подавать. Потом я узнал, что у нас родители очень похожи, воспитаны примерно одинаково.

А.: Это правда. У наших родителей похожее отношение к жизни, они очень простые, легкие. Мои в прошлом инженеры. Папа играет на гитаре, а мама, как Витя говорит, пытается петь.

В.: Действительно, когда Аня говорит про своих родителей, то сразу же можно представить и моих.

А.: Витины родители очень много лет вместе, мои вообще тридцать пять лет!

В.: То есть перед глазами всегда был пример крепких семейных отношений. Поэтому, конечно, очень не хотелось ошибиться. У меня бывало такое в отношениях: думал, что всё уже хорошо, а через какое-то время понимал, что это не то, что мне надо.

А.: Так-так, я тоже хочу послушать.

В.: С Аней я почувствовал, что она надежный человек и всегда будет рядом. Мне сразу захотелось делать ей красивые подарки. Например, когда я первый раз готовился поздравить ее с днем рождения, то решил подарить часы.

А.: Вот эти. (Показывает.)

В.: Ко мне друг приехал, спрашивает: «Что ты ей подаришь?» Я показываю ему часы. Он посмотрел на них и сказал: «О, теперь она от нас никуда не денется!»

А.: Вот, никуда не делась! Попалась. (Смеется.)

Аня такая серьезная, ответственная, гиперположительная во всех отношениях. Наверняка романов в твоей жизни было меньше, чем у ветреного Васильева.

А.: Знаешь, Вадим, я как-то всегда была в работе. До семнадцати лет занималась профессиональным спортом, спортивной гимнастикой. Потом поступила во ВГИК и еще во время учебы начала сниматься. Я была одержима съемками и профессией, меня вообще больше ничего не интересовало.

В.: Аня впервые попала в ночной клуб, когда ей было двадцать девять лет, представляешь?! Мы входим, она говорит: «Куда идти?» Музыка играет, люди ко мне подбегают: «Витька, привет, как ты?» Я говорю: «Вот Аня, знакомьтесь».

А.: Тут же какая-то его подружка в короткой юбке к нему подбегает, чмоки-чмоки, я на это смотрю... Для меня всё это было, как будто я попала на другую планету.

Извини, Аня, я все-таки не верю, что ты была таким уж синим чулком.

А.: Я могу больше тебе сказать. До тридцати лет я ни с кем не жила в гражданском браке, моим домом был дом родителей. От них я ушла только после того, как мы с Витей поженились. Мы съездили в свадебное путешествие, и после этого я приехала домой и собрала вещи. У меня всё как в таких классических сказках, книжках.

Раньше тебя всё устраивало? Родители рядом, быт налажен, не нужно проявлять никакую самостоятельность. Так?

А.: Я тогда зарабатывала деньги, чтобы купить себе квартиру, а жить в съемной не видела смысла. Конечно, еще и со стороны мамы был полный контроль. Она, как и я, любит всё контролировать. Но не уходила я не из-за этого, конечно. Меня просто всё устраивало, ты прав.

В школе у тебя тоже не было романов?

Мне неинтересно всё это было, честное слово. За мной мальчики-то ходили, но у меня с ними отношения какие-то пацанско-дружеские складывались.

Витя, а тебя всё это не настораживало? Взрослая, красивая девушка — и такая неискушенная в личном плане.

В.: Мне это даже нравилось. Я, наверное, гордился, что я первый, кого Аня по-настоящему полюбила, ну, может быть, не самый-самый, но один из первых, и что я многое в жизни мог ей рассказать и показать.

А какие, Аня, еще миры тебе открылись после знакомства с Витей, помимо посещения ночных клубов?

А.: Новое — это, прежде всего, мой уход из родительского дома, ведь надо было учиться жить вдвоем с мужем. Мы шагнули в нашу сознательную жизнь без копейки денег, потому что всё грохнули на свадьбу. Ее полностью оплатил Витя, у меня денег в тот момент вообще не было — я всё вложила в ремонт своей новой квартиры. Мы начали с чистого листа, но были такие счастливые!

Резонный вопрос: если не было денег, зачем устраивать помпезную свадьбу?

А.: Не знаю, это было Витино желание.

В.: Мне хотелось, чтобы пришли все друзья, все близкие. Что-то мне подсказывало, что это будет моя единственная свадьба. И я убежден, что сделал всё правильно. Мы отмечали в Питере, в Летнем дворце. Было человек двести.

А.: Когда я первый раз увидела список гостей в восемьсот человек, то сказала однозначное «нет, это перебор». Я же была уже в положении. Да и вообще, мне хотелось поскромнее свадьбу, но Витю было не переубедить.

Слушаю вас и убеждаюсь, насколько вы разные по характеру. Витя эмоциональный, огонь, а ты, Аня, больше подчиняешься разуму...

А.: Вообще тот, кто нас получше знает, говорит с точностью до наоборот! Витя очень спокойный, он Козерог. А мне надо всё успеть, иногда могу делать какие-то необдуманные шаги, и Витя меня всегда как-то приземляет, тормозит немного.

В.: Она никогда не сидит на месте, я тебе скажу честно. За всё то время, что мы вместе, мы ни разу не досмотрели ни один фильм до конца.

А.: Всегда очень много дел. То съемки, то с дочкой надо куда-то сходить. Хотя в последнее время у меня появился список картин, которые я обязательно должна посмотреть. На съемочной площадке мы подружились с актером Серёжей Юшкевичем, он знает очень много хороших фильмов, может посоветовать.

В.: Вот насчет кино. Я смотрю, например, какие-то новые работы Ани и думаю: ох, ничего себе! Честно скажу, мне всегда хотелось побывать в этом мире.

Образование у тебя ведь экономическое?

В.: Да, но мне уже на первом курсе сказали, что я не туда поступил. Я как раз тогда в КВН начал играть. Но 1991–1992 год, в стране непонятно что происходит.

Рос ты в Питере?

В.: Да. Там же и в КВН начал играть. Мне всегда хотелось на сцену, хотелось аплодисментов, мне всё это нравилось. Ко мне подходили, говорили, мол, Виктор, у вас такой голос, вы не работали на радио, случайно, не хотите ли попробовать. Но я очень боялся, думал, что если сейчас брошу свой экономический вуз, то останусь ни с чем. И я продолжил учиться и одновременно играть в КВН, а потом решил поехать в Москву.

Зачем же ты пошел в экономический, если всегда был творческим человеком?

В.: Я думаю, это дань моде. Денег у родителей было мало, мы жили очень скромно, донашивали с братьями одежду друг за другом. И мне, конечно, хотелось быть финансово независимым.

А.: Таким образом российский кинематограф потерял своего Джуда Лоу. (Улыбается.)

Точно, ты на него похож!

В.: У меня даже в Финляндии в гостинице хотели автограф взять: «Джуд, Джуд!» Я повернулся и говорю: «Ноу».

Аня, а какова твоя история? Я имею в виду путь к профессии.

А.: Я с семи лет хотела сниматься в кино, но родителям некогда было заниматься мной в этом смысле. Папа потерял работу, космонавтика развалилась, они с мамой были вынуждены торговать на рынке вещами. Мы в то время выживали, я бы так сказала. Я сидела с маленькой сестрой и, когда получалось, между тренировками ходила на занятия в театральный кружок. На случай, если не поступлю в театральный, я подала документы в Российский государственный институт физкультуры. В итоге поступила и там и там, но пошла, естественно, в театральный. А спорт мне тоже пригодился. К сожалению, еще не вышла картина «Варвара». Вот там я сама выполняла все трюки! Сложнейшие бои, с мечами, с акробатикой. Правда, после рождения Вероники стала всего бояться: боюсь летать на самолетах, быстро ездить за рулем.

Как правило, будущие актеры мечтают о Школе-студии МХАТ, ГИТИСе, Щуке, а ты училась во ВГИКе. Такая была сильная любовь к кино?

А.: Не в обиду ВГИКу, но я потом пожалела, что 1 сентября пошла туда, а не в Школу-студию МХАТ, куда меня тоже брали и откуда мне еще потом два месяца звонили. Но мне тогда никто не подсказал, не посоветовал, какой сделать выбор. А моя логика была такова: ВГИК — про кино, Школа-студия МХАТ — про театр. Я начала учиться у Анатолия Владимировича Ромашина, а после его гибели к нам пришел новый мастер — Виталий Мефодьевич Соломин. Он позволял мне сниматься. Несмотря на серьезную ссору со своим братом Юрием Соломиным, даже разрешил сняться в «Московской саге», где я сыграла внучку героя Юрия Мефодьевича. Потом вышел «Участок», ну и так далее.

Понятно. Витя, а ты, можно сказать, стоял у истоков Comedy Club. Почему покинул этот проект?

В.: Потому что мне в какой-то момент надоедает однообразие. А может быть, просто всё совпало. В тот момент меня пригласили вести программу на Первом канале. И что-то в голове у меня щелкнуло: на Первом я один, а на ТНТ — один из... Кроме того, Митька Хрусталёв ушел в Comedy Woman, и я вроде как потерял партнера.

Сейчас у тебя, кажется, нет своего телевизионного проекта?

В.: У меня ни с кем нет контрактов, договоров. Я в свободном полете.

А.: Зато Витя стал сниматься в кино.

В.: Да, вот снялся уже во втором фильме у Дмитрия Астрахана. Правда, если честно, я обжегся на первом нашем совместном фильме «Любовь без правил», который вышел в прошлом году. Пойми, когда звонят и говорят, что тебя Астрахан хочет видеть в главной роли, перед глазами сразу возникает его картина «Ты у меня одна», и тебе вдруг кажется, что ты можешь стать вторым Александром Збруевым. Но фильм получился... странный. Я его смот-рел, и у меня был ужас, потому что я осознал, что уже завтра он выходит в прокат...

А.: Я со своим, пусть и небольшим, опытом скажу так: если ты снимаешься в полном метре, это не значит, что ты автоматически становишься звездой. Даже если ты снимаешься у мэтра. Никогда не поймешь, где найдешь, где потеряешь. А для Вити это что-то новое, и он возлагал на тот проект слишком много надежд.

А не было опасений вновь сниматься у Астрахана после такого опыта?

В.: Как раз нет. На этот раз Дмитрий Хананович предложил серьезную драматическую роль, и для меня это был определенный вызов. Я легко придумываю шутки на любую тему, юмор — это, безусловно, мое, а тут... Мой герой в сорок лет узнает, что всё его окружение куплено — жена, друзья. Это что-то между «Шоу Трумана» и «Игрой». Не знаю, как зрители примут мое «превращение» и с кем теперь я буду у них ассоциироваться. Меня ведь до сих пор называют «чувак из Comedy», кто-то еще по КВН помнит, а кто-то просто говорит «муж Снаткиной».

«Муж Снаткиной» — не обижает?

В.: Да нормально, вот видишь, я поцеловал Анечку. (Улыбается.)

Аня, ты сейчас, насколько я знаю, много снимаешься.

А.: У меня был перерыв года два, я вообще не снималась, с дочкой была, кормила. Потом отснялась в одной картине, но она еще не вышла. А потом опять осела дома, потому что не видела хорошего материала, практически ни на что не соглашалась. У меня был выбор: либо соглашаться на то, на что не очень хочется, либо посвятить себя дочке. И я выбрала второе. Но если бы у меня не было семьи, я бы, конечно, работала.

Ты советовалась с Витей по поводу таких пограничных ситуаций? Есть роль, есть живые деньги, а ты от этого отказываешься, потому что тебе не нравится материал.

А.: Я могла себе это позволить, если честно, потому что Витя обеспечивал семью. Так что я как бы особо и не советовалась. А сейчас опять интересная работа, и это здорово.

Слушайте, а вы вместе когда-нибудь снимались?

В.: Нет.

А.: Подожди, нас однажды на пробы на СТС вместе позвали. Едем в машине, волнуемся...

В.: ...повторяем текст. Я ей говорю: «Что-то ты неправильно читаешь». Аня в ответ: «Ты еще меня учить будешь». И тут такое началось! Она уже меня не слышит, заводится, говорит, ты, мол, что, режиссер?! А мне действительно хочется попробовать себя в этом качестве.

В результате-то пробы состоялись?

А.: Мы туда еле доехали! (Смеется.)

В.: Меня в картину взяли, а ее нет!

А.: Если честно, я вообще была удивлена, что меня на эти пробы пригласили. Обычно режиссеры не видят меня в комедийном жанре, хотя я его очень люблю.

Вы, конечно, полярные личности. А как вы, кстати, познакомились?

В.: В моей программе Yesterday Live на Первом канале. Аня пришла ко мне на съемки как гостья. Так что спасибо каналу большое! Поэтому сейчас, когда Первый канал берет на новый проект другого ведущего, а не меня, то я не обижаюсь только из-за того, что там судьба свела меня с Аней. (Смеется.)

Вашей дочке четыре года. Уже намечается характер?

А.: У нее чувствуется какая-то творческая харизма, она занимается художественной гимнастикой у Ирины Винер, а еще музыкой. Для четырех лет дочка достаточно хорошо поет и, кстати, отлично говорит по-английски.

В.: А вчера я вот понял: она очень здорово пародирует. Она мне подружек своих показывала. Смотри, говорит, как Доминоша делает! И показывает один в один. Откуда в ней это — непонятно, хотя, может, и понятно.

А.: Еще Вероника очень любит включить себе мультики и петь вместе с героями, наряжаться в платья.

В.: Она не просто поет, она чувствует героев: если герой поет и опускает глаза, она тоже в этот момент опускает глаза.

Вот они, актерские гены. Аня много снимается, у Вити пауза. Всё внимание папы посвящено дочке?

А.: Они лучшие друзья.

В.: Мы с дочкой Аню в последнее время практически не видим. Она уходит, пока мы еще спим, а приходит, когда мы уже спим. Слава богу, что я сейчас не загружен работой. Я либо что-то сочиняю на компьютере (готовлю новую программу для телевидения), либо с Вероникой провожу время. Я расту вместе с ней, мы с ней занимаемся, играем, мне с ней легко. Вот сейчас мы с тобой беседуем, а я думаю: скорее бы к Веронике!

Не переживай, я вас скоро отпущу.

В.: Я не думал, что мне так свернет голову, я просто безумный папаша. Мне с дочкой всё легко дается, и, как говорится, мамаша, отойдите в сторону! Давай, говорю Ане, рожай второго, третьего.

И что Аня в ответ?

В.: Она говорит: «Нет, давай не будем». А у Вероники и возраст такой, что ей одной уже скучно. Кроме того, у нас дом строится трех-

этажный. Зачем он нам такой большой на троих? Аня говорила: «Давай сначала дом купим». Дом купили. «Теперь давай займемся ремонтом!» А летом ремонт заканчивается.

А.: Всё уже, к стенке приперли! (Смеется.) На самом деле я сама хочу второго ребенка, понимаю, что Вероника-то подрастает, а вот эти маленькие крошечные ножки, которые бегают по дому и радуют тебя, — этого, конечно, будет не хватать.

Кстати, а почему дочку назвали Вероникой?

А.: Во-первых, потому что наш первый совместный выход в свет был на премии «Ника». На самом деле я хотела назвать дочь Александрой. Мне очень нравится это имя, я мечтала о дочери Александре. Но Витя был против. Надо было как-то выходить из ситуации. И вот я уже ее родила, лежу в палате, Витя со мной, тут он подходит к окну и видит, что внизу, на асфальте, кто-то написал большими буквами «Вероника». И он говорит: «Слушай, а давай назовем дочь Вероникой». И вот у нас Вероника Викторовна Васильева.

Красиво звучит. Вы уже думали о том, как будете отмечать пятую годовщину свадьбы?

А.: А мы, честно сказать, ни разу не отмечали, как-то не получалось. Поздравляли друг друга по телефону в основном. В прошлом году я была на съемках, ко мне Витя за город приезжал. Я сказала, что закончу в 11 вечера, а в итоге меня отпустили глубоко за полночь. Витя, бедный, сидел в машине, ждал. В итоге мы с большим букетом доехали до дома и легли спать. Ну кстати, надо хотя бы один раз все-таки отметить.

В.: А у нас пятая годовщина в этом году?

А.: Ну да.

В.: Тогда точно отметим.

А.: Спасибо, Вадим, что напомнил. (Улыбается.)

В.: Прямо сейчас помечу себе, что 12 октября у меня весь день занят!

  • Фото: Григорий Галантный.
  • Стиль: Полина Шабельникова
  • Макияж и прически: Катя Бобкова
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости