Александра Ребенок: «Меня всегда ужасно раздражали «мамские» разговоры»

Александра Ребенок родила первенца! Всего несколько месяцев назад она снималась для ОК! вместе со своим мужем Алексеем Вертковым.

Фотография: Павел Калмычек
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Тогда Саша просила не выбирать ракурсы, в которых было бы заметно ее положение, — она была на шестом месяце беременности. Саша решилась рассказать нам о своих новых эмоциях, талантах и неожиданных открытиях.

Саша, что изменилось за эти два месяца?

Ничего, кроме моей фигуры и того, что я стала добрая.

У тебя несколько дней до родов, а для нашего интервью ты едва выкроила лишний час. Ты вообще собираешься останавливаться?

Конечно. Просто у меня сегодня и завтра спектакль в МХТ «Сентрал-парк Вест», а перед ним — репетиция. А потом перерыв до сентября. Я все-таки надеюсь последнюю недельку отдохнуть.

Ты уже ходила на курсы для беременных?

Да, ходила. Но у многих моих подруг есть дети, так что проблем с советами у меня не возникает, в любом вопросе можно использовать женскую солидарность. Житейские секреты от активных мам, продолжающих сниматься и играть в театре, бесценны. Порой мне даже не нужно ничего смотреть в интернете. (Смеется.)

Какие ценные советы ты уже получила от своих подруг?

Самым ценным, наверное, был такой: оставайся самой собой, не надо резко пытаться стать лучше, кардинально менять свой режим, привычки, ритм. Потому что ребенок — это навсегда. Это не гость, который пришел и ушел, он теперь всё время будет с тобой. Поэтому надо постараться гармонично впустить его в свою жизнь. Иначе если ты вначале расстараешься, то потом от этого так устанешь, что невольно начнешь спрашивать: «Я-то где в этом во всём?» Но пока я только знаю, какое фантастическое это ощущение — быть беременной. Просто чудесное! У меня никогда не было такого прекрасного настроения 24 часа в сутки, какого-то бесконечного резерва гормона счастья, открытости и приятия мира.

Многие будущие мамочки свое новое состояние как-то особенно оберегают: «я не буду смотреть новости», «мне нельзя нервничать» и всё такое.

Конечно, есть повышенная чувствительность к окружающему миру, но совсем от него закрываться — это какая-то крайность. Я хожу на спектакли, выставки, в кино. Вот посмотрела «Нелюбовь» Андрея Звягинцева. Мне этот фильм очень понравился.

А капризы беременных у тебя случаются? Например, «Хочу клубнику» среди ночи.

Это не капризы. Это абсолютно естественное состояние: в организме происходят серьезные химические и физические изменения. Во время беременности девушки глупеют и память отказывается фиксировать происходящее, я вот всё тут же забываю. Это не все понимают. То же самое и с желанием съесть что-то эдакое. Это не прихоть. Хотя мне не хотелось клубники по ночам, а может, я просто не такая капризная. (Смеется.) Я знаю, что есть девушки, которые в этом плане отрываются на своих парнях по полной. Но это какая-то жесткая месть. Надо сказать, что тебя и твое состояние хорошо понимают только те, у кого есть дети, — как женщины, так и мужчины. Вот ты с пакетом пытаешься пройти сквозь двигающиеся двери, и скорее молодая девушка пройдет и даже не догадается, что мне надо как-то помочь, а вот парни и мужчины обычно спешат на помощь.

Недавно у меня на эту тему случилась грустная история. Я была в магазине, где много-много касс и огромные очереди. А я знаю, что в супермаркетах всегда есть касса для беременных и людей с ограниченными возможностями. Я подхожу к такой кассе, а там человек семь в очереди. У меня буквально одна покупка. Я говорю: «Ну надо же сколько беременных!» Крайний, мужчина, посмеялся и сказал, чтобы я смело шла вперед, мол, никто мне слова не скажет. Я с улыбкой обхожу всех, потому что девятый месяц — это даже не пятый и всем понятно. Подхожу к самой кассе, а там тоже мужчина — весь в белом и в темных полицейских очках (у него, правда, живот был больше, чем у меня). Я говорю ему: «Вы же не против, если я сейчас перед вами пройду?» А он мне отвечает: «А почему вы так решили?» Я: «Ну это же специальная касса». Он: «И что, вы тут будете спекулировать своим состоянием? Надо просто встать и стоять как все». Я ответила: «Поднимите голову и посмотрите, в какую кассу вы стоите. Впрочем, то, что вы с ограниченными возможностями, у меня сомнений нет. Даже я вас пропускаю, мне вас просто жаль». (Смеется.)

Вот это расстраивает. Общество у нас какое-то не очень сочувствующее. Но я думаю, что это от необразованности. Некоторые просто не догадываются, что мне не лень, мне реально тяжело долго стоять.

Ты с такой иронией рассказала про этого хама, что я даже позавидовала твоему спокойствию: многие бы по-другому вели себя в такой ситуации. Тебя вообще можно вывести из себя? Можешь, например, закричать, топнуть ногой?

Нет, я не кричу, даже когда есть повод, — я вижу себя со стороны, и мне становится смешно от самой себя. В жизни я могу повысить голос, но для профилактики. (Смеется.) Специально. Я вот хотела бы заорать в какой-нибудь роли, чтобы так прямо вдоволь накричаться, по-взрослому — наполненно, органично. (Улыбается.) А для дома оставим более приятные эмоции. (Улыбается.)

Скажи, а играть в своем новом положении ты стала иначе?

Да. Не знаю, как это объяснить, но нам вдвоем стало веселее, круче... Еще заметила, что мой голос поменялся немного, проявились какие-то низы… Плюс необходима собранность — я волнуюсь всё время, чтобы память не подвела. (Смеется.) А всё лишнее отошло на десятый план... Иногда, конечно, получаешь пяткой в бок...

Что ты говоришь?!

Да, порой во время спектакля мне напоминают, что я пережимаю.

Есть дети закулисья, а есть…

...актеры-пренаталы. (Смеется.)

В сентябре у тебя уже есть спектакли?

С 10-го числа.

Кто будет заниматься ребенком, уже решила?

Нет, мне кажется, на данном этапе главный план — это здоровые роды. А дальше посмотрим. Вообще всё, что касается материнства, меня совершенно не заботит, пусть сначала всё случится. Я даже имени еще не придумала. Оно должно прийти. Назову Володей, а там Катя...

Так можно и жизнь ребенку испортить!

Конечно. Надо встретиться и посмотреть друг на друга.

То есть ты даже не пытаешься представить, как всё будет?

Нет, пока я только знаю, как это — быть беременной. Потому что и здесь с представлениями у меня вышло чуть лучше, чем с реальностью. Я-то думала, что стану кисейной барышней: пойду в консерваторию, буду ходить в музеи, почитаю книги, которые у меня лежат начатые огромной стопкой, заполню все фотоальбомы, буду заниматься домом. Я всё это откладывала, думала, во время беременности нечего будет делать, вот и займусь. А тут раз — и осталось всего несколько дней. И даже ни одной фотографии! И даже на айфон, как я мечтала когда-то каждый месяц фотографировать изменения. Очень быстро всё прошло.

Не успела насладиться?

Насладиться успела, не успела расслабиться. (Смеется.) Но я такой человек. Я не могу совсем ничего не делать. Вначале мне казалось, что сейчас-то я отдохну. Но сначала выпустили Вуди Аллена в МХТ, потом предложили роль в кино — прочитала сценарий, а там моя героиня на ранней стадии беременности. «Как интересно!» — подумала я. Потом еще работа — то там, то сям... К слову, я разработала линию одежды для школьников — открыла в себе такой талант. Всё по-взрослому, сделали целую коллекцию, такие вот этикетки Rebenok. Сейчас покажу тебе (показывает фото в телефоне). Активно этим занимаюсь, надо успеть, а то мне говорят, что в первый месяц после родов некогда будет. Ну посмотрим. Короче говоря, я такой человек — не могу размякнуть, я просто перестану себя уважать.

Саша, линия одежды для школьников — это очень круто и неожиданно! Скорее можно предположить, что женщина в такой момент придумает одежду для беременных.

Весь этот «беременный фэшн» — я его вообще не понимаю. Я люблю наряжаться и очень скучаю по каблукам и платьям, но полностью поменять гардероб, закупить кучу новых вещей... Куда потом это добро девать? Я влезла в свои трикотажные платья-майки и прекрасно себя чувствую. Купила только брюки специальные, джинсы для беременных, и всё.

Скажи, как ты поддерживаешь форму? Это же очень важно для актрисы.

Конечно. Могу точно сказать, что во время беременности можно легко оставаться активной и не набирать лишний вес. Я много тренировалась раньше, бегала. Сейчас бегать стало нельзя, но зарядку никто не отменял, и я открыла для себя потрясающий вид спорта — плавание. Хожу в World Class два раза в неделю и получаю от этого колоссальное удовольствие. Раньше я не любила бассейн, мне казалось, что это ужасно скучно — от бортика к бортику, двадцать пять метров... А тут выяснилось, что я и плаваю неправильно, и столько там всевозможных упражнений в воде. И вообще фантастика: ты словно в невесомости, вес распределяется по всему телу — хоть какая-то передышка для спины. Бассейн — это теперь моя отдушина. А еще я перестала ездить за рулем, много хожу пешком, что отлично совпало с этими безумными реконструкциями в центре...

С погодой только не очень повезло.

Наоборот, супер. Если бы я сейчас сидела в 30-градусную жару в бетонных джунглях, мне бы вряд ли было хорошо. Я тот человек, который благодарен такой погоде. (Смеется.)

Саша, а с дурными привычками ты рассталась? Наверное, пришлось бросить курить?

Это даже не обсуждалось. Никаких мучений — это по умолчанию. Видела на пачке сигарет картинку про то, что бывает с младенцами курящих мам? Это называется ответственность.

Некоторые врачи позволяют беременным пить вино…

Главное — показатели. Кто-то из врачей считает, что будущая мама не должна подвергаться стрессу, а как она достигает медитативного состояния, когда нельзя никаких таблеток и прочих релаксирующих штукё. — не так важно. В таких случаях врач прописывает красоту вокруг, бокал вина и горячую ванну. А кого-то тот же врач положит в больницу и запретит вообще всё, что только можно.

Вот бокала вина мне очень хотелось во время беременности.

И мне хотелось, но не пошло. Во-первых, один бокал — это несерьезно, а два уже нельзя. Поэтому пришлось пока закрыть эту тему. А вот чего мне очень хочется, так это кофе. Прямо мечтаю, как сяду утром и выпью свою чашечку кофе... (Смеется.)

Скажи, а вообще у тебя опыт общения с детьми есть? Крестники, племянники...

Как раз сейчас мне все стали отдавать своих детей на воспитание. У меня две племянницы, дочери моего младшего брата, и мы с ними совпали. Им по пять лет, мне почти «двадцать», и мы идеально существуем в одном ритме: они медленно ходят — я медленно хожу, они неуклюже одеваются (вроде туфельки и застегиваются, а вроде не совсем) — и я так же, и мороженого нам одинаково хочется. Из меня получилась идеальная подружка.

А круг общения у тебя поменялся? Мамочек вокруг стало больше?

Знаешь, меня всегда ужасно раздражали «мамские» разговоры. Тем более что тем для этих разговоров тысячи. И вот такие мамочки порой напоминали мне курочек: «А это самое, а как у вас, а вот у нас…» — и вот теперь я стараюсь себя в этом плане жестко держать в руках, чтобы не начать и самой походить на курочку. Даже если мне хочется о чем-то эдаком спросить у знающей мамы, я лучше ей позвоню и всё уточню. А вообще я стала ценить встречи с подружками, у которых нет детей, — можно обсудить последние сплетни. (Смеется.) Не знаю, что впереди, но не должно быть зацикленности — уверена, задачи нужно решать по мере их поступления.

  • Текст: Евгения Белецкая.
  • Фото: Павел Калмычек
  • Стиль: Ксения Доркина.
  • Макияж: Екатерина Ушкалова/BrushMe.
  • Прически: Диана Петряева/Redken
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости