Питер Линдберг: «Я хочу разрушить современные представления об искусственной красоте»

Питер Линдберг приехал в Москву, чтобы лично представить третий календарь Pirelli и пообщаться с поклонниками. OK-MAGAZINE.RU выпала уникальная возможность пообщаться с легендарным фотографом

Фотография: Legion-Media

Над календарем Pirelli 2017 года работал Питер Линдберг – легенда современной фэшн-фотографии. Именно он сделал знаменитыми многих супермоделей, начавших свою карьеру в 90-х. Среди тех, кого он снимал еще в качестве никому не известных девушек, были Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл и другие.

Питер не боится делать черно-белые фотографии, когда вокруг все предпочитают цветные. «Черно-белый формат лучше передает качество кожи», — говорит автор.

С ним любят работать модели и актрисы от мала до велика, ему уже давно доверяют титаны глянца, такие, например, как Анна Винтур и ушедшая в конце прошлого года Франка Соцциани. Первая имела непосредственное отношение к становлению карьеры Питера, а вторая стала преданной поклонницей его творчества и неизменным партнером, которая доверяла ему не один десяток полос в итальянском Vogue и даже не вдавалась в детали будущей съемки, ведь у Линдберга в любом случае получится шедевр.

12 часов дня, гостиница у самой Красной площади. По роскошному залу, в котором назначена встреча с журналистами, весело расхаживает Питер. Жует орешки, пока есть пара свободных минут, и отпускает шутки. Кажется, что улыбка – его постоянный спутник. В этом простом, дружелюбном, открытом и общительном мужчине с седыми волосами, одетом в простые джинсы и черную футболку, сложно угадать маститого фотографа, имя которого знают во всем мире. Вероятно, в том, что ему удалось сохранить эту открытость и простоту (в самом лучшем смысле этого слова), и заключается часть секрета – как уже несколько десятилетий Питер остается не только фотографом с современным взглядом, но еще и новатором.

Питер, вы представляете уже свой третий календарь, созданный для Pirelli. Это уникальный случай, вы единственный, кто столько раз работал над этим проектом. А представьте, что вас снова позовут, скажем, сделать фото для 2018 года. У вас есть что предложить в этом случае?

Не поверите, но только вчера я говорил об этом с Марком (из команды Pirelli – Прим. ред.). Я сказал ему, что после этого года будет сложно сделать что-то более интересное и сильное, поэтому они просто вынуждены будут снова позвать меня. (Смеется.) Конечно же, я ответил так в шутку.

В каждой шутке есть доля правды. Так у вас уже есть какая-то идея для нового календаря?

Было бы глупо с моей стороны, если бы я сейчас раскрыл вам все карты. Ведь кто-то может прочитать это интервью и использовать мою идею раньше.

Хорошо, тогда расскажите о календаре 2017 года. Согласно задумке, в женских портретах вы хотели сделать акцент на личности.

Да. Изначально я вообще предлагал взять 12 никому не известных женщин «с улицы», просто красивых. Это было бы и дешевле. Но потом вместе с представителями Pirelli мы решили, что все-таки лучше пригласить известных актрис, которых все знают по фильмам. Я хотел показать их настоящими, такими, какими они являются вне съемочной площадки.

«Я попросила Питера снять мои руки. Руки отражают реальный возраст, по ним видно, что я уже не 20-летняя девушка», – говорит Кейт Уинслет в фильме о съемках календаря Pirelli 2017.

«Он снимает аутентичную красоту, и я считаю, что это и есть символ современности» – Джулианна Мур в фильме о съемках календаря Pirelli 2017.

Самой молодой из выбранных вами героинь 31 год. Вы намеренно хотели показать, как красиво стареют женщины? И считаете ли вы, что этот вопрос стал актуальным именно сейчас, а не раньше?

Было бы неправильно сказать, что этот вопрос стал актуален только сейчас. Просто раньше люди были глупы, потому что не замечали этого важного момента. Кто-то очень хорошо зарабатывает на том, что женщины всегда хотят выглядеть моложе. И новым календарем я хотел сделать заявление о том, что возраст не имеет никакого значения. Для меня женщина интересна прежде всего как личность. Ей может быть 20 лет или 80, неважно.

Но в одном из своих интервью вы говорили, что не любите снимать молодых девушек, что в них еще нет той глубины, которая вас как фотографа привлекает.

Дело в том, что, чтобы стать интересной личностью, надо повзрослеть. Иногда можно встретить и 20-летнюю модель, в которой будет такая глубина, не соответствующая ее возрасту, которая удивляет. Но такое бывает редко.

Фото предоставлено пресс-службой МАММ. Автор - Антон Галецкий.

В календаре вы показали женщин, которые прекрасны в своем возрасте. А как же одна из самых популярных женщин, которая всем своим видом пропагандирует естественность, — Мерил Стрип? Вы предлагали ей сняться в календаре?

Нет, не предлагал. (Задумывается.) Но Мерил не одна такая, есть еще Изабель Юппер и другие актрисы, которые стареют красиво. Может быть, это было ошибкой — не пригласить Мерил Стрип, я с ней еще ни разу не работал.

Когда мы думали о том, кого бы сделать героинями этого календаря Pirelli, нам нужно было набрать 12 женщин. Мы выбрали 14, всех, кого я хорошо знаю, с кем я много работал до этого. И мы думали, что согласятся на съемки три-пять актрис, но они все сказали да.

Именно из-за этого география съемок получилась такой широкой: Лондон, Париж, Берлин и другие города?

Да, именно. У актрис, с которыми мы сотрудничали, очень плотный график, и каждая из них не могла приехать на съемки, скажем, в мою студию в Париже. А команда Pirelli имеет возможность организовать съемки в разных странах.

Давайте немного отойдем от темы календаря и вернемся к триумфу женской красоты. Вы говорили, что успех супермоделей 90-х повторить уже невозможно. Тогда вы предлагали для съемок в ведущем глянце никому не известных девушек просто потому, что они красивые. И подчеркнули это минимумом одежды и практически отсутствующим макияжем. Вам не кажется, что сейчас модели plus-size пытаются сделать то же самое, пропагандируя свою натуральную красоту?

Повторить такой же успех, как у моделей 90-х, практически невозможно. Моделям plus-size это технически тяжело будет осуществить.

Вся модная индустрия основана на fashion show, только через несколько месяцев после показа одежда поступает в продажу в разных размерах. Однако на самих шоу задействованы худые модели: дизайнеры искренне верят в то, что именно на такой фигуре одежда выглядит лучше. И для показа специально создаются наряды, подогнанные под параметры худых моделей. С этими вещами работаем и мы, фотографы.

Я иногда, например, вижу красивую женщину, даже не plus size, а нормальной стандартной комплекции, и говорю ей: «Давай я тебя сниму для журнала». Привожу ее, а издатель мне говорит: «Ты с ума сошел? Да на нее ни одна вещь не налезет».

Энни Лейбовиц нашла выход из ситуации и для прошлого календаря Pirelli сняла Эми Шумер обнаженной.

Да, в случае с такими съемками не возникает проблем с выбором модели. А я работаю над фотографиями для глянца, где всё завязано на новых коллекциях одежды. И зачастую мы делаем съемки до того, как коллекция поступит в продажу, соответственно выбора у нас просто нет.

Эми Шумер в календаре Pirelli 2016 года. Фотограф: Энни Лейбовиц

Зато у вас есть выбор, кто может стать источником вдохновения. Вы говорили, что ваш любимый художник – Ван Гог.

Сейчас у меня много любимых художников. Но когда я пошел в художественную школу, мне было там очень скучно.

Учителя были ужасные, они говорили: «Учимся писать натюрморты, пока не овладеем этим в совершенстве. А потом уже можно приступать к абстракции». Я подумал, что они сошли с ума, потому что можно учиться рисовать натюрморт всю жизнь, так и не достигнув высот в этом.

Я бросил учебу и автостопом поехал по местам, где работал Ван Гог. Я решил, что гораздо больше знаний почерпну у Ван Гога, чем у преподавателей.

Что вы позаимствовали у Ван Гога? Если он всячески приукрашал действительность (и в портретах, и в пейзажах), то вы отбрасываете всё лишнее и показываете, что есть на самом деле.

Я не совсем согласен с этим. Я взял у него манеру видеть по-своему. Он рисовал вещи такими, какими их видел именно он. Если взять творчество скульптора Джакометти, происходит то же самое. Он всегда находился в поиске, пытался отобразить свое видение идеального человека. И его творения не имели вообще ничего общего с реальностью. Но это был его взгляд. Он работал над своим художественным восприятием всю жизнь. И в конце концов нашел этот образ и создал скульптуру своего идеального человека. И она очень сильно отличается от того, как, например, я вижу идеального человека.

Альберто Джакометти «Человек шагающий»

Я делаю то же самое. Снимаю для календаря Pirelli и показываю актрис такими, какими их вижу. Не знаю, отображаю я их реальный образ или нет. Если посмотреть на людей, которых он рисовал, это забавно, потому что таких в реальной жизни я ни разу не встречал. Но для него именно такие портреты отображали реальность.

Винсент Ван Гог. Сад лечебницы Сен-Поль. Декабрь 1889

Это действительно интересный вопрос, у меня есть определенные впечатления, которые я хочу донести, я не делаю ничего особенного, просто фотографирую своих персонажей. И я против мейкапа и каких-то сложных причесок, потому что все это – декорации.

Не могу с уверенностью сказать, что Николь Кидман, которую показал я, и есть настоящая Николь Кидман. И никто не может сфотографировать ее и сказать: «Вот, она такая, это настоящая Николь». Даже если я буду фотографировать ее сегодня, то завтра у меня будет уже другая Николь.

Фотография – это трансформация моего взаимодействия с этим человеком в момент создания снимка, прямо здесь и сейчас. Фотопортрет – это видение фотографа, а не просто изображение человека.

Вас часто называют новатором. Раньше новаторство выражалось в привлечении неизвестных моделей, отказа от интенсивного мейкапа. А что сейчас?

Стремлюсь разрушить современные представления о красоте. То, что мы видим сегодня в медиа, это ужасный образ. Фотографы, поддерживающие такую тенденцию, несут ответственность. Как человек, ко мнению которого прислушиваются в мире моды, я выступаю против современных канонов красоты, созданных только из коммерческих побуждений. С моей стороны было бы преступлением молчать об этом.

Современная красота выглядит искусственно! Этот образ поддерживается ради выгоды для компаний, работающих в бьюти-индустрии. Красота женщины не зависит от макияжа.

Однажды ваша выставка прошла в Пушкинском музее – уникальное событие. Многие люди не понимают, зачем ходить в музеи на фотовыставки, если то же самое можно увидеть на экране своего компьютера.

Когда у меня состоялась первая — не считая студенческих лет — выставка в Галерее Ханса Майера, я не понимал, зачем это делается. Моя галерея – это модные журналы. Со временем качество глянца сильно упало, журналы стали скучными и полными негатива. Тогда я начал понимать, что очень хорошо иметь другое пространство, где тебе дают возможность высказаться и показать свои работы.

А что касается тех, кто предпочитает не ходить в музеи на фотовыставки, я могу сказать: «Не ходите, вы действительно можете увидеть всё то же самое в Сети. Заходите на мой сайт и смотрите».