Интервью 06.01.2017

Аделина Сотникова: «Меня ругают за то, что я веду себя не как девочка»

​Фигуристка Аделина Сотникова прославилась, завоевав золотую медаль Олимпиады в Сочи и став первой в российской истории чемпионкой в женском одиночном катании. После этой победы ее жизнь сильно изменилась. О своих мечтах, разочарованиях, взрослении, а также о роли в ледовом шоу «Щелкунчик и мышиный король» Аделина поговорила с ОК!

Аделина Сотникова: «Меня ругают за то, что я веду себя не как девочка» Фото: DR

Аделина Сотникова — девушка невероятно милая и хрупкая. И хотя сама она уверяет, что хрупкость не имеет к ней никакого отношения, согласиться с этим сложно. «Мои родители склонны к полноте, естественно, мне тоже нужно следить за собой, — говорит Аделина. — Если человек хочет, он будет делать всё, чтобы понравиться себе и окружающим. Если для этого требуется не есть — он не будет есть». И эта самодисциплина чувствуется в Сотниковой всё время. Например, она никогда не опаздывает и сама себя называет «человек-время». А еще Аделина очень не любит, когда на нее обижаются. «Я такой человек, что мне всегда нужно быть для всех хорошей. Всегда всем стараюсь помогать, подсказывать... Но в нашем мире это не ценится», — говорит Сотникова.

И как вы реагируете на негатив?

Раньше обращала внимание, очень сильно переживала. Сейчас — видимо, повзрослев, — стала понимать, что негатив будет всегда. Наверное, обрастаю толстой кожей. (Улыбается.) После Олимпиады писали и хорошее, и плохое, но мне уже было всё равно — олимпийское золото было у меня в руках, я своего добилась.

После победы не было морального опустошения?

Однозначно было. И из спорта хотелось уйти. Но это сиюминутные порывы. В олимпийском сезоне был такой эпизод: на одном из соревнований серии Гран-при я из-за рассеянности завалила произвольную программу. После этого приехала домой, села и говорю родителям: «Может, всё? Не факт, что попаду в Сочи на Олимпиаду. Еще ведь чемпионат России и чемпионат Европы, вдруг не выдержу?»

Родители меня никогда не уговаривают. Вот и тогда они сказали: «Если ты так чувствуешь, то что мы можем сказать? Не выступай». Я сижу, слезы на глазах, не знаю, что делать. В итоге решила: дам себе еще один шанс. А дальше всё наладилось.

Год назад вы получили серьезную травму, но всё равно продолжали ходить на каток в гипсе. Зачем?

Мне не хватало льда и привычного образа жизни. Буквально за неделю до этапа Гран-при на тренировке я надорвала себе связку голеностопа правой ноги. Естественно, мне наложили гипс. Нужен был полный покой. Но я понимала: если я хочу заниматься спортом дальше, то должна поддерживать форму, тренироваться при любых обстоятельствах. Тем более у меня был пример для подражания: раньше у нас катался мальчик, который сломал ногу и каждый день приходил на каток в гипсе. Буквально через два месяца он поехал на соревнования. Поэтому, когда мне наложили гипс, я тоже продолжала приходить на каток, тренировала маленьких детишек и страшно скучала по тем временам, когда каталась сама. Несмотря на это, возвращаться на большой лед всё равно было тяжело. Слишком долго не было соревнований. Для меня это была очень серьезная травма.

Аделина, кто вам привил любовь к фигурному катанию?

Я не знаю. Спортсменов в нашей семье не было. Только дедушка по папиной линии был мастером спорта по вольной борьбе. Наверное, от него мне передались все волевые качества характера. (Смеется.) Родители даже не думали отдавать меня в спорт. Они хотели, чтобы их дочь получила музыкальное образование, но фигурное катание затянуло раньше.

Как вы впервые оказались на катке?

В четыре года родители привели меня на каток «Пингвины», который находился неподалеку от нашего дома в Бирюлёво. Конечно, я не помню своего первого выхода на лед, но мне рассказывали, что я встала на коньки и пошагала. Тренер очень удивилась, что ребенок падает, поднимается и продолжает идти дальше, и сказала, что нужно заниматься. Мне там очень нравилось.

Так получилось, что я ходила в один детский садик с ребенком тренера ЦСКА, которая дружила с моей мамой. Она как-то увидела, как я катаюсь, и порекомендовала отвести меня в более серьезную спортивную школу. И вот так она переманила нас к себе. Год я занималась у нее, а потом уже пришла к своему тренеру Водорезовой-Буяновой. Я понравилась Елене Германовне, она взяла меня в свою группу. Первые годы я не ставила перед собой высоких целей, но всё время старалась ей понравиться.

И вам это удалось?

Не сразу. Ее зацепило мое упорство. Она видела, что я всегда выполняю всё, что мне говорят, и никогда не пререкаюсь.

Говорят, у детей, которые профессионально занимаются спортом, детства нет. Это так?

Я не скажу, что у нас нет детства. Оно есть, но проводим мы его с теми детьми, которые так же, как мы, занимаются спортом. В перерывах между тренировками мы бесились, играли в салочки, догонялки, казаки-разбойники, прыгали с девочками в резиночки. Упадешь, разобьешься — твои проблемы.

Родители внимательно за вами следили?

Да, до четырнадцати лет мама с папой водили меня на тренировки. Вся семья была задействована в моей спортивной жизни. Родители всю свою жизнь посвятили мне и моей младшей сестре Маше. Она инвалид детства, на медицинском языке ее заболевание называется «синдром Тричера Коллинза»... Ужасная болезнь! Помогла нам Татьяна Анатольевна Тарасова. Если бы не она, наверное, так и не решились бы на радикальные шаги. Татьяна Анатольевна вышла на Чулпан Хаматову, и благодаря этой актрисе нам выделили деньги на лечение. Несколько лет назад Маше сделали три операции, и сейчас она совершенно другой, жизнерадостный человек. Она хочет всё увидеть, познать... Маша — мой ангелочек, и я больше всего на свете хочу ей помочь.

Аделина, вы обмолвились, что тренер обратила на вас внимание потому, что вы так усердно занимались. Как думаете, чтобы достичь успеха, нужен талант или достаточно много тренироваться?

Талант рождается при упорстве. Если человек упертый, он горы свернет. Я просто по себе знаю: если хочу — сделаю всё что угодно. Когда в двенадцать лет выиграла взрослый чемпионат России, почувствовала, что хочу чего-то большего. Если бы не победила тогда в Казани, может быть, уже и ушла бы из спорта.

Как вас, совсем ребенка, допустили к соревнованиям со взрослыми спортсменками?

Исключение сделали. Видели, что девочка маленькая, а делает сложные элементы, поэтому допустили до участия в чемпионате России. Я его выиграла и повторила достижение своего тренера Елены Водорезовой-Буяновой, которая в том же возрасте стала чемпионкой СССР.

Аделина, вы сами себя считаете сильной?

Да, конечно. Когда мы с мамой разговариваем про отношения с мальчиками, она всё время говорит: «Девочка должна быть слабой». Но как же быть слабой, когда ты всю жизнь всё делаешь сама?

Меня и ругают постоянно за то, что я веду себя не как девочка. Например, мой партнер по «Ледниковому периоду» Александр Соколовский каждый раз старается открыть мне дверь, когда мы заходим на каток, а я об этом всё время забываю. Потом он возмущается: «Ты меня достала уже! Хватит, побудь девушкой». Я говорю: «Ну не могу я. Я не знаю, что такое «быть девушкой».

А как же ваше признание в том, что после Олимпиады вы стали женственной, начали носить платья и туфли на каблуках?

Это правда. Раньше я ходила в джинсах, толстовках с капюшонами, куртках, сейчас — в платьях и пальто. Стиль свой появился. Я это связываю именно с победой. Без нее это, может, и случилось бы, но гораздо позже. Ну и наверное, сказался возраст. (Улыбается.) Такое ощущение, будто мне не двадцать лет, а уже под сорок. (Смеется.) Столько всего было в моей жизни...

А сколько еще будет! Я прочитала, что вы собираетесь стать актрисой. Это правда?

Да, я с девятого класса мечтаю поступить в ГИТИС. В какой-то момент даже начала готовиться, но потом поняла, что либо театральный вуз, либо Олимпиада, и, конечно, выбрала спорт. ГИТИС никуда не убежит — актрисой я могу стать в любое время, а спорт для меня не вечен. Поэтому сначала нужно красиво закончить спортивную карьеру, а потом уже думать о следующем шаге своей жизни.

А как же ваше участие в ледовом шоу «Щелкунчик и Мышиный король»?

После «Ледникового периода» Илья Авербух пригласил меня исполнить роль королевы Мышильды в его ледовом шоу, и я согласилась. В первую очередь это спектакль, и в нем ставка делается на игру. Но элементы сложные обязательно будут! Безусловно, мне это интересно, но я планирую вернуться в большой спорт, попасть на Олимпийские игры в 2018 году. Эти шоу — лишь временное удовольствие. Они нужны, чтобы остыть, прийти в себя и уже с холодной головой вернуться в спорт и радовать всех своими выступлениями.

Текст: Юлия Красновская. Фото: Аня Козленко. Стиль: Полина Шабельникова

Макияж: Елизавета Ильина. Прически: Данила Милеев/Kérastase

Загрузка...