Интервью: Антонио Алицци о назначении на должность первого вице-президента ACMG

В издательском доме ACMG произошли кадровые изменения: на должность первого вице-президента назначен Антонио Алицци, обладающий огромным авторитетом на медийном рынке. До недавнего времени он работал руководителем отдела имиджа и коммуникаций в компании Calzedonia Russia. О том, почему г-н Алицци сменил место работы и о его пути к успеху читайте в интервью главного редактора ОК! Вадима Верника. 

Фотография: Максим Кашин
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Поздравляю тебя, Антонио, с таким событийным назначением!

Спасибо, Вадим.

Для многих, я уверен, поворот в твоей судьбе станет неожиданностью. С чем связано твое решение?

Дело в том, что в середине декабря истекал срок моего двухгодичного контракта с Calzedonia Russia. Когда президент ACMG Александр Федотов узнал, что я собираюсь уходить из компании, он сделал мне это предложение. Я был очень рад, что он начал обсуждать со мной возможность такого сотрудничества, и честно скажу тебе, что решение я принял сразу. С Александром мы давно знакомы, часто пересекались по работе, и у меня всегда было ощущение, что мы отлично понимаем друг друга, одинаково смотрим на многие вещи и находимся на одной волне. ACMG — один из самых крупных издательских домов в России. Я горжусь, что стал частью этой компании, и теперь мы вместе будем развиваться и расти.

Отлично. Такой важный момент. В Calzedonia Russia ты распределял рекламные бюджеты компании. Сейчас у тебя иная задача — собирать бюджеты извне для развития компании. Это принципиально другой подход к делу?

В компании, где я работал, моей задачей была покупка рекламы. Когда вы тратите деньги, покупая рекламу, вы выводите средства из компании. Но глобальная цель при этом — возвращение средств в компанию в более крупных размерах. Например, вы даете деньги на телевизионную рекламу, эту рекламу видит аудитория, она проявляет устойчивый интерес, и потом вы добиваетесь нужного вам финансового эффекта. В этом отношении я не вижу принципиальной разницы между продажей рекламы и маркетингом, когда на основе грамотного взаимообмена мы получаем успешный финансовый результат.

Эффективность твоей предыдущей работы во многом была связана с привлечением звезд, тех персонажей, которые в тренде. Я не раз наблюдал, с каким уважением и восхищением к тебе относятся Вера Брежнева, Равшана Куркова, Елена Темникова, Елена Летучая, Маргарита Мамун... Все они — героини бренда ОК!. Ведь мы тоже ориентированы на селебрити, и в этом смысле наши позиции очень близки. Как ты планируешь использовать свои «звездные» наработки в новой сфере?

Я глубоко уверен, что звезды — это обычные люди со своими проблемами, переживаниями, со своим настроением. На предыдущей работе я прежде всего занимался налаживанием отношений с селебрити. И в этом мы действительно похожи: мы выстраиваем позитивные, дружеские отношения, и это залог эффективного движения вперед.

ОК! — известный международный бренд, ему доверяют, его любят, у него есть свои поклонники, и я считаю, что это хорошая база, которую нужно развивать, находя новые способы общения с аудиторией.

Это принт, диджитал-форматы, это взаимодействие с различными ведомствами и так далее. Приведу пример из своей недавней практики. Речь о сотрудничестве на государственном уровне Calzedonia Russia и Сейшельских Островов. Сейшелы сейчас стремятся привлечь как можно больше туристов из России. Мы обсудили с нашими сейшельскими партнерами программу выгодного взаимодействия и разработали проект, рассчитанный на полгода (с февраля по июль этого года). Получилась четкая маркетинговая история, которая идеально сработала. Главное — выработать идею и поставить четкую цель.

Антонио Алицци и Вадим Верник

Согласен с тобой. Скажи, Антонио, как часто ты бросаешь вызов самому себе?

Каждый день. Есть какие-то вызовы от других, но я считаю, что мы должны делать вызовы самим себе, это лучший способ для развития. Таким образом ты показываешь пример другим сотрудникам, и они автоматически начинают действовать в том же направлении.

Сколько лет ты в России?

Я здесь с 26 ноября 2014 года.

Наша страна была для тебя таинственной планетой?

Конечно. Когда в головном офисе Calzedonia мне сказали, что я буду работать в России, я не знал, чего мне ожидать. Я стал делать то, что делают многие, кто оказывается в подобной ситуации,— начал читать книги о России, о русских, стал изучать творчество Толстого, Достоевского, Чайковского.

Для меня Россия — страна, которая находит разные варианты для развития красоты во всех ее проявлениях. Россия вообще страна огромных возможностей.

Мне кажется, что ты стопроцентный трудоголик. Это воспитание или амбиции?

Знаешь, Вадим, у меня есть простое правило — делать только то, что мне нравится и что дает приятные эмоции. А мой трудоголизм заключается в том, чтобы оказаться в правильном месте в правильное время.

Ты откуда родом?

Родился я в Германии, где с 1976 по 1984 год работали мои родители. Отец был простым рабочим на заводе «Фольксваген», а мама — уборщицей в больнице. Оба они из бедных многодетных семей. У отца шесть братьев и сестер, у мамы — четыре сестры. А у меня две младшие сестры — Пина и Вера (сын Пины — мой крестник). Наша семья вернулась в Италию, на Сицилию, когда мне исполнилось два года. Поэтому я всегда говорю, что я из Сицилии, несмотря на то, что родился в Германии. Я первый в семье, кто получил высшее образование, потом моему примеру последовали и сестры: Пина занимается научной деятельностью в области образования, а Вера заканчивает технический вуз.

А ты где учился?

В Миланском университете на факультете международных отношений, там же получил ученую степень как специалист по менеджменту.

Ты сам мечтал поступить в университет или это было желание родителей?

Родители, как и я, понимали, что образование — это очень важно. Но мне нужно было соединить собственное желание и возможность его реализовать. Я учился в философской гимназии, изучал греческий и латинский языки. А когда мне было восемнадцать, начал писать статьи для небольшой местной газеты. И один профессор в гимназии сказал, что мне обязательно надо продолжать учебу в Милане. Но я не знал, как это сделать, потому что у семьи не было средств, чтобы оплатить мое образование. И вот этот профессор написал письмо в Миланский университет. В результате я получил стипендию и учился в университете бесплатно. После окончания я очень хотел заняться преподавательской деятельностью. Так и случилось.

Я преподавал в Миланском университете, а параллельно работал директором по маркетингу в издательском доме, плюс еще писал статьи для электронной газеты. А потом переехал в Верону и стал преподавать в тамошнем университете. Кстати, издательский дом в Вероне опубликовал тогда книгу о тридцати самых интересных семьях, и туда была включена история моей семьи.

За что такая честь?

Просто я был одним из самых молодых университетских профессоров в Вероне.

Верона, как известно, столица бренда Calzedonia.

Да-да. Я начал работать в компании Calzedonia в Вероне 5 мая 2014 года, а через полгода меня направили в московский офис.

Возвращаясь к твоим корням... Скажи, Антонио, в чем особенность сицилийского характера?

В горячей итальянской крови. (Улыбается). И еще в том, что мы, сицилийцы, готовы броситься в бой за тех, кого любим, даже если велик шанс проиграть. Но когда у нас есть цель, мы не сдаемся до последнего.

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости