Денис Клявер: «В отношениях важно не потерять искру»

Они вместе уже десять лет. Для Дениса Клявера это третий брак, для его жены Ирины — второй. На двоих у них четверо детей, а единственный совместный — двухлетний сын Даниэль.

Фотография: IVStudio
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

О том, как пронести чувства через года, не потерять себя и воспитать детей так, чтобы ими гордиться, Денис поговорил с ОК!

Он принадлежит к тому редкому типу людей, о которых коллеги по цеху отзываются с теплотой и большим уважением. «Денис — позитивный, воспитанный, светлый человек» — так говорят о Клявере. Музыкант утверждает, что секрет его жизнелюбия до банальности прост: он никогда не ждет «хороших дней», он создает их сам.

Ваш допинг — это хорошее настроение?

Да. Я его вырабатываю. А всё остальное, что называется допингом, — это нечестная игра. Очень актуально на сегодняшний день. (Смеется.)

Солнца нет, а вы всё равно вырабатываете позитив?

Я же питерский, привык жить в достоевщине. Наши неспешность и сонливость вызваны чисто географическим моментом. Я это кожей ощущал, мигрируя между Питером и Москвой. Когда ехал в Питер, думал, что приеду и сделаю это, это, это. Приехал: «Да ну всё в баню». (Смеется.)

Денис, а не страшно было начинать сольную карьеру? Вы вообще рисковый человек?

Я и рисковый, и самоуверенный. Приведу простой пример из жизни. У меня есть машина — Mercedes-Benz 126 купе 1987 года. Недавно у нее сломался вентилятор печки, а деталей для нее уже не продают. Я посидел в интернете и нашел этот вентилятор! Позвонил мастеру, мастер сказал, что будет только через две недели. У меня три машины в гараже, мне есть на чем ездить, но я решил сам всё поменять. Я полез, подключил как надо, нажимаю на кнопку — и он начинает крутиться. Вы не представляете, какой кайф я испытал! Что касается дуэта «Чай вдвоём» — он себя изжил по сути. Несколько поколений на нем выросло. С другой стороны, я не люблю от кого-то зависеть. Это не столь сложно, поэтому за двадцать лет я освоил всё, что касается моей профессии. У меня однозначно есть честолюбие и амбиции музыканта. Когда я стал существовать сольно, то просто написать песню, которая станет хитом, мне было неинтересно, мне захотелось, чтобы то, что я делаю, вызывало уважение среди моих коллег-музыкантов. Мне хотелось, чтобы мои старшие товарищи, Валерий Меладзе или Лёня Агутин, ко мне подошли и сказали: «Клевая песня». Это же дорогого стоит. Это амбиции. А с другой стороны, мы ради этого и существуем.

Какие задачи вы сегодня перед собой ставите как музыкант?

Сейчас я всё делаю, чтобы стереть стилистические грани. Чтобы существовал такой персонаж, как Денис Клявер, который может делать всё. Это сложно и дерзко с учетом того, что я проработал пятнадцать лет в поп-дуэте. Хотя эта наша причесанность интеллигентных мальчиков, поющих сладкими голосками... Всё это мы делали от души и искренне. А что касается моих сегодняшних задач, я лирик, я про любовь, однозначно. Мне всегда хотелось быть принцем из сказки, но таким не классическим, а с гранжевой гитарой, с брутальной хрипотцой.

Как Трубадур из «Бременских музыкантов»?

Может быть, да. Так вот, возвращаясь к вопросу о задачах. У группы «Чай вдвоём» всегда была очень интеллигентная публика. Мне хотелось бы сохранить ее и приумножить за счет мужиков, но чтобы это были не гопники, а такие же романтичные дядьки, как я, с хорошим чувством юмора, которые могут похулиганить.

Многие зрелые музыканты не без кокетства рассказывают, что видят на своих концертах молодые лица. Вы не ощущаете себя заложником молодости, ведь наверняка вам хочется соответствовать?

Надо делать то, что тебе нравится в первую очередь. Как показывает практика, песни, которые написаны от души, а не выверены математически, становятся популярными. А модно или не модно... Мне сорок один, и мне так круто, я себя чувствую потрясающе, актуально. Я не пытаюсь молодиться. Я мужчина, и я преподношу весь свой материал с позиции взрослого человека. Тинейджеров у меня на концертах нет, есть люди от восемнадцати и старше. Для меня это самая интересная аудитория, так как это сформировавшиеся люди, с определенной импульсной энергетикой, не детской, а взрослой. По сути, любой большой мужчина — это, как правило, забитый в детстве хлюпик с огромным количеством комплексов, который в итоге пошел в спортзал и превратился в богатыря, но остался с сентиментальной душой и теплым сердцем.

Вы тоже были хлюпиком в детстве?

Да, конечно. Я помню, в шестом классе, как в фильме «Чучело», класс восстал против меня. Такое было один раз, но это было очень неприятно. Дети же вообще жестокие, у них одни эмоции, гормоны. Они не понимают, как это жутко. Девяносто девять процентов успешных людей испытывали дискомфорт в детстве, поэтому они и пытались плыть против течения, развиваться. Со временем это переходит в привычку.

Вы сейчас ощущаете себя успешным человеком?

У меня сейчас такое время, когда только-только всё начинается. А всё, что было до этого, это было хорошо, это было время, когда я учился, когда узнал, что такое популярность и как ее можно потерять. Я сегодня нахожусь в состоянии мегакомфорта, при этом понимая, что завтра он может исчезнуть, если я не буду развиваться. Меня это подогревает, это тоже такой некий азарт.

Есть еще что-то, помимо музыки, что сильно увлекает вас?

Я получаю кайф от общения с людьми. Очень люблю выступать в качестве конферансье. Это больше по маминой линии, папа у меня закрытый человек (отец Дениса — актер Илья Олейников. — Прим. ОК!). Я иногда спрашивал его: «Не понимаю, почему вы с Юрой не ведете корпоративы?» На что он мне отвечал: «Знаешь, я так это не люблю, это вообще не мое».

Среди артистов огромное количество социопатов, вы не замечали?

Вообще мы все нездоровые люди. Никогда не забуду, как во время участия в проекте «Один в один!» я реально почувствовал психическое расслоение. Ты погружаешься на неделю в персонаж, и твоя задача — максимально под него мимикрировать. Потом еще грим тебе делают, ты смотришь в зеркало и вообще себя не узнаешь. Я даже потом в больничку лег на пять дней, витаминчики покапать. (Смеется.)

Денис, ваш новый альбом называется «Любовь живёт три года». С женой вы вместе уже десять лет. Как же тогда вам удается сохранять романтику в отношениях?

Как раз в моей ситуации песня «Любовь живёт три года» — это опровержение известного романа. Хотя мне сказали, что в конце книги (я не помню этого) есть некий эпилог про то, что любовь живет ровно столько, сколько в этом заинтересованы два человека. А физиологически, я думаю, она и правда живет три года, чисто по эмоциям. Но во-первых, мне повезло с женой...

Вам наконец повезло с женой.

Нет, не наконец. Любые отношения, которые были, они всегда были для чего-то. Просто есть люди, с которыми ты можешь прожить всю жизнь, а есть люди, которые появляются в определенный момент, чтобы оказаться в этом месте и в этот час. Появлялись дети — это самое главное. Дети — это невероятное счастье. Смысл жизни — в размножении, особенно когда понимаешь, что хорошие люди растут. А с Ириной мне, да, очень повезло. Она та женщина, которую я искал очень долго. Потому что наши отношения строились на очень циничном подходе с моей стороны. У меня было уже два брака... Трагично и жутко, когда всё вдруг ломается. Я очень переживал каждый раз и поэтому решил, что теперь рядом со мной будет только тот человек, с которым мне будет комфортно на сто процентов. Я составил себе список, в котором все качества были указаны — как внешние, так и внутренние. Так совпало, что я ее встретил. Более того, она меня еще и полюбила. Ну вот мы уже десять лет вместе, а как будто только вчера встретились. У Иры тоже был один брак, у нее тоже есть ребенок, был долгий поиск после этого. Поэтому мы оба бережно относимся к тому, что имеем. Я знаю, что она такая одна-единственная, и если я ее потеряю, то больше такой не найду. Уверен, что она думает так же, как и я.

В отношении себя или в отношении вас?

В отношении меня. Я понимаю, что она безумно похожа на мою маму, — всё равно от этого никуда не денешься. Конечно, для тебя идеал — твоя мама, твои родители вообще. Ты можешь даже не понимать этого, и они могут быть несовершенны, но всё равно ты их любишь и ищешь людей, им подобных. Мама всегда очень критично относилась ко мне, очень трезво. Сейчас она восполняет этот недостаток — она меня перехваливает. (Улыбается.) Она очень честная, супруга у меня тоже очень честная.

Если что-то не так, она говорит сразу?

Иногда Ира недовольно восклицает: «Почему ты сначала у меня что-то спрашиваешь, а потом делаешь наоборот?» А иногда она мне что-то советует и я делаю так, как она говорит. Потому что она, как идеальная жена, выступает катализатором моего правильного решения. Она поначалу на это сильно обижалась, сейчас уже почти не обижается. (Смеется.) Она самостоятельная женщина, она личность — я это понимаю, вижу. Самое главное, что у нас в отношениях есть тот самый азарт, который мне так необходим. Очень важно не потерять искру, тогда всё будет круто, а с годами будет только лучше.

Денис, есть вещи, которые вы никогда не скажете своей жене?

Если Ирина чего-то хочет, что-то ей нравится, чего я не понимаю, я никогда не скажу ей: «Что ты фигней страдаешь?» Так нельзя говорить. Если ей это нравится, если ее это увлекает, не надо в это вникать, не надо пытаться это полюбить, надо просто понять, что у женщин одна логика, у мужиков — другая. Это нормально.

То есть для вас важно сохранить уважение друг к другу?

Абсолютно. И знаете, как бы смешно это ни звучало, но мне очень помогло то, что мы со Стасом (Станиславом Костюшкиным. — Прим. ОК!) проработали вместе столько лет. В нашем дуэте я научился партнерству. По сути, у нас были идеальные отношения, только без секса. (Смеется.)

Мы уже поговорили о вас и как об артисте, и как о муже. Денис, расскажите, а какой вы отец?

Отец я редкий. Добрый, справедливый, но строгий. Вообще я очень ласковый, я обожаю своих детей, но очень трезво к ним отношусь. У меня нет любимчиков. Наверное, это в первую очередь заслуга моих детей, потому что они тоже очень ласковые. Я всегда стараюсь отвечать за свои слова, потому что я прекрасно понимаю, что мамы с ними постоянно, а папа — редко. Мой папа тоже был редко, но для меня он всё равно был несокрушимым авторитетом. Когда ты вырастаешь, то понимаешь, что как такового воспитания и не должно быть, лучшее воспитание — это пример. Стараюсь быть примером для своих детей, и, кстати, это меня порой ставит в определенные рамки и является неким стимулом для достижения какой-то цели. Например, когда начиналась моя сольная история, я разговаривал на эту тему со старшим сыном, и он мне сказал: «Батя, всё получится. Я в тебя верю». Это круто. Еще я с ними общаюсь как со взрослыми, потому что они, вне зависимости от возраста, уже личности.

Они дружат?

Да, они очень дружны. К счастью, сейчас появились различные способы связи, и мы часто пользуемся чатами или создаем конференцию, чтобы всем вместе поболтать, обменяться новостями. По объективным причинам я не могу видеть всех своих детей так часто, как хотел бы, поэтому каждая наша встреча для меня долгожданная и особенная. Например, с Эви (совместная дочь Дениса и Евы Польны. — Прим. ОК!) мы чаще общаемся по интернету. Она необычная девочка, космическая. Очень нежная и заботливая. В моей жизни Эви появилась как прекрасный ангел. Я уверен, что она выберет творческий путь и раскроет в себе множество талантов.

Все современные родители говорят, что стараются воспринимать своих детей как личностей. Вы это тоже сказали. А как вы, извините, добиваетесь того, что нужно вам, а не этим «личностям»?

Мой принцип воспитания: не орать и не бить, потому что это бесполезно. Бывает, конечно, с Даниэлем переберешь с эмоциями, когда он со скипидаром в заднице носится по дому... Но по сути твой ребенок — это же маленький ты, твоя супруга, ваши родители. Как добиваюсь своего? Например, стараюсь дарить подарки не просто так. Допустим, Даниэль сейчас учит цифры, буквы. Он за это получает вознаграждение. Ведь всё равно ты покупаешь ребенку игрушки, правильно? Но абы как давать их не имеет смысла, потому что надо приучить ребенка с детства, что в этой жизни всё зарабатывается собственным трудом. У старшего сына, Тимофея (ему четырнадцать с половиной), уже черный пояс по тхэквондо. Спорт очень помог ему в становлении характера, не нарадуюсь на него. Сейчас едет на чемпионат мира. Он с детства привык, что надо трудиться, хотя характер у него разгильдяйский. Тимоша, кстати, сильно похож на меня и на моего отца — тоже очень ласковый, такой серьезный здоровый мужик, но при этом очень нежный. Его лучше не злить, как и меня. (Улыбается.) Вообще всем советую: как только почувствуете, что заводитесь, надо максимально отпустить ситуацию. Лишь совладав со своими эмоциями, станешь успешным во всем.

Можно сказать, что вы к этому стремитесь?

Я к этому уже пришел. Понятно, что иногда бывают моменты... Любое развитие не обходится без проб и ошибок. Я не радуюсь победам сильно, не ухожу в эйфорию, не расстраиваюсь от поражений вообще. Мне неприятно, но я принимаю проблемы как некий урок — значит, где-то что-то я упустил. «Жизнь — это самая клевая игруха, — говорю я своим детям. — Тут всё зависит от тебя, всё в твоих руках, делай что хочешь.

Стиль: Полина Шабельникова. Макияж: Этерия Прохорова/Beauty Bride Team, Кирилл Шабалин/YSL. Прически: Этерия Прохорова/Beauty Bride Team, Никита Медведев/Londa Professional

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости