Танцор и хореограф Евгений Папунаишвили — впервые о своей личной жизни

Человек-костер, человек-вихрь Евгений Папунаишвили — блестящий танцор, хореограф и великолепный артист.

Фотография: Дмитрий Журавлев

Его считают сердцеедом, приписывают ему многочисленные романы с партнершами по танцевальным шоу, но он сам говорит, что никогда не был ловеласом. Впервые в интервью Евгений рассказывает о личной жизни и знакомит читателей ОК! со своей любимой девушкой Салимой.

Если вы увидите, как Евгений Папунаишвили танцует сальсу, вы навсегда влюбитесь и в зажигательную сальсу, и в пылкого Евгения. Темпераментный — это слово лучше всего характеризует и его характер, и стиль его жизни. Позитивный, ироничный, искренний, он настоящий гедонист, эстет и гурман: наслаждается собой, наслаждается жизнью, наслаждается всем, что делает — танцует ли он, дает ли интервью или ест. Мы сидим в кафе в «Новинском пассаже», где несколько лет назад Евгений открыл вторую школу танцев имени себя — ШТЕП, на часах 16:00, а он признается, что еще не завтракал, и заказывает пиццу. Все, кто знаком со страницей Евгения в Instagram, знают: если он хорошо поел, значит, будет и хорошо настроен. «Сколько времени займет наше интервью?» — интересуется он, пока я включаю диктофон.

Вы торопитесь?

Нет, но к семи часам мне нужно успеть на мастер-класс в парк «Красная Пресня» — каждую среду я даю там бесплатные уроки для всех желающих. Давайте договоримся сразу: я буду с вами предельно откровенен, а вы — предельно корректны. Впервые я хочу поделиться сокровенным, мне это делать не то чтобы сложно, просто не хочется углубляться слишком сильно.

Договорились. Можем начинать?

Давайте!

Женя, поправьте меня, если я не права, но мне кажется, что мужчина, выбравший делом жизни танцы, рожден с каким-то внутренним пламенем, которое нужно обязательно выплескивать, чтобы не спалить себя и не поджарить окружающих.

Это правда. Если бы я не занимался танцами, что-то подобное нужно было придумать, чтобы я мог выплескивать свою энергию. В детстве я занимался с утра до вечера и танцами, и футболом, и мне этого не хватало. Меня разрывало на молекулы, и мои тренеры не знали, как меня обуздать. Очень обидно, когда подобное состояние объясняют употреблением чего-то там психотропного. А я никогда в жизни не пробовал наркотиков и даже не представляю, как это бывает.

А вы всегда живете, словно танцуете сальсу, или иногда останавливаетесь?

Конечно, у меня бывают периоды успокоения, расслабления…

Успокоения или усталости?

Наверное, всё вместе. Иногда я не могу уснуть, потому что придумываю что-то, решаю какую-нибудь задачу. На мне большая ответственность — за себя, за других людей. Есть зоны, в которых я нахожусь наедине с собой. Это мой дом, это пространство моей машины, во время приема пищи я поглощен приемом пищи — это время, когда мне совершенно необходим релакс. (Смеется.)

В ваших зонах комфорта вы прячетесь от окружающих или просто отдыхаете?

Прятаться не по мне, я просто расслабляюсь. Я не хочу выстраивать никаких барьеров.

Вас, наверное, не очень обижали в жизни?

Очень сильно обижали. Но всё равно хвост пистолетом. Конечно, обжигаешься, конечно, растет броня. Хотя я в таких вопросах остаюсь большим ребенком. Когда меня подводят, когда мне лгут, я искренне недоумеваю: «Почему?» Почему нельзя по-честному, почему нельзя сказать, объяснить? Судишь же по себе и поэтому каждый раз переживаешь. Я сам далеко не идеальный человек, у меня огромное количество тараканов. Но одно дело, когда ты поступаешь некрасиво по неопытности, а совсем другое, когда это случается осознанно. Я могу признаться, что никогда не делал ничего дурного специально, никогда не подводил людей, зная, что я их подведу. Есть люди, которым плевать, кто и что о них подумает, им всё равно. Я не такой.

Вам не всё равно?

Мне — нет. Но без фанатизма. Я воспринимаю только конструктивную критику. А когда люди пытаются зацепить, лишь бы зацепить — мне не нравится. Сейчас же все стали очень доступны благодаря социальным сетям, и порой с дури почитаешь какие-то комментарии, а там один негатив и хамство.

По какому поводу вас осуждают?

Чаще всего когда участвую в проектах. Особенно если занят судейством. Каждый раз, когда делаешь выбор в пользу одного, другого приходится обижать. Очень серьезный был проект «Большие танцы» на канале «Россия 1», когда танцевали не отдельные люди, а команды, представляющие города. И когда ты ставишь оценку профессионально, осознанно, не обманывая себя, ты расстраиваешь не одного человека, а целый город. Мне такое количество ядовитых комментариев каждый раз сыпалось, просто не сосчитать.

Вы ведете учет подписчиков своего аккаунта в Instagram?

У меня порядка ста двадцати тысяч — много это или мало? Смотря с чем сравнивать. Я регулярно выкладываю фото, мне нравится вести свою страничку.

Вам не кажется, что это такой вид эксгибиционизма?

Когда «вот это я поел», «вот я помылся», «так оделся» — возможно, да. Моя страница — про поездки, про танцы и про еду. (Смеется.) Конечно, я не всем нравлюсь, но есть люди, которые меня поддерживают, которым я интересен, а Instagram — это хороший способ коммуникации. Мне нечасто удается ответить на все вопросы и прочесть все комментарии, но я стараюсь это делать. А самое главное, что это общение помогает мне популяризовать танцы. Я этим живу. Я над этим много, очень много работаю.

Поэтому сначала вы построили свои школы, а не свой дом?

Да, жилье я пока снимаю. Построить первую школу стоило нескольких хороших квартир, построить вторую обошлось еще во столько же. Так у меня выстроены приоритеты.

Четыре года назад, когда я решился на строительство школ, я понимал: если не сейчас, потом будет сложнее. Тогда я решил, что, если я возьму на себя такую ответственность и если впоследствии я буду молодец, в будущем у меня будет не то что квартира, а вообще всё будет хорошо.

А вам много надо для комфортной жизни?

Мне — много. Я вообще не аскет. Но вы не представляете, насколько скромна квартира, в которой я живу. Самое главное ее достоинство в том, что она находится рядом с моими школами. Конечно, самая большая мечта моей жизни — устроить свое гнездо. Но если говорить не о доме, а глобально, то все эти разговоры, мол, художник должен пить только воду и есть только хлеб — не про меня. Я нормальный мужчина, нормальный человек. Я люблю вкусно поесть, хорошо одеться, мне нужна хорошая машина. Я получаю от этого удовольствие.

И вы сами себя обеспечиваете.

Да, и очень этим горжусь. Я никогда не получал никакой глобальной помощи, никаких вкладов никто в меня не делал. Конечно, мне очень помогали родители — заботой, поддержкой и любовью, спасибо им большое. Но в материальном отношении я всё сам. И знаете, о чем я мечтаю в этом плане? Я хочу не разучиться наслаждаться такими простыми вещами, как… как пицца, которую я сейчас ем, как машина, которую я несколько дней назад купил и радовался ей как ребенок. Часто люди, добиваясь больших успехов, перестают радоваться мелочам. Их уже сложно удивить, зацепить чем-то. Я так не хочу. Не хочу растерять эти чистые детские эмоции. Знаете, я недавно пришел к выводу, что дети танцуют честнее всех. Ребенок просто слышит музыку, и его «качает».

Женя, а как вы добиваетесь больших успехов? Как вы технически выстраиваете свою жизнь: двигаетесь короткими дистанциями или просто идете вперед, лишь бы наверх? Или можно иногда и вниз?

Нет, только наверх, вниз нельзя.

Почему? Падения закаляют.

Если только какие-то локальные неудачи, небольшие проблемы. Недавно была ситуация, которая мне до сих пор снится. Я участвовал в проекте Первого канала «Без страховки», который чуть не выиграл. Это стало большим испытанием для меня, поскольку я вообще ничего не умел делать из того, что требовалось. Я собирался продержаться один-два тура, но дошел до финала. А в четвертьфинале я выступал в дисциплине, в которой чувствовал себя достаточно уверенно, — в художественной гимнастике. На тренировках у меня всё очень хорошо получалось, а во время выступления в эфире я не поймал ни одного предмета. У меня всё летело мимо. Полный провал. Такого в моей жизни еще не было. Я даже немного благодарен судьбе за этот урок. По оценкам я прошел дальше, но у меня случилась психосексуальная травма. Я офигел. У меня — перфекциониста в плане работы, психа в плане качества исполнения — ничего не вышло. В финале снова была художественная гимнастика, и я выполнил всё на десятки. А что касается всего остального, я совершенно неорганизованный человек. Я просто не умею ничего выстраивать, никогда не помню дат, я недавно забыл, сколько мне лет. И это один из главных моих недостатков.

И много у вас недостатков?

Миллион. Наверное, еще один основной — я вспыльчивый. Не то что я просто псих, нет. Я взрываюсь только из-за несправедливости или хамства: у меня закрываются шторки, и мне просто необходимо обуздать своего внутреннего хачика, который во мне просыпается. Со временем мне удалось с этим недостатком справиться, я научился лишний раз промолчать, перевести всё в шутку. Раньше было сложнее. А сейчас-то все только и ждут, что кто-то споткнется. Приходится быть очень аккуратным. Конечно, не хочется терять самого себя. Если я увижу, что кого-то обижают, могу и морду набить. Я нормальный мужчина. Для меня идеальный пример — это мой папа. Сильный, добрый, уважительно относящийся к женщине, прекрасный семьянин.

Ну а мы с вами говорим только о работе. Может быть, работа сейчас у вас на первом месте, потому что нет семьи?

Наверное, хотя в моем случае это не совсем так. Я не знаю, как это описать, но я реально фанат своей работы. Если бы объявили конкурс на человека, который больше всех работает, я бы участвовал обязательно. Мой самый большой страх — не успеть себя реализовать. Недавно я понял, что последний раз отдыхал два с половиной года назад. А до этого три года не отдыхал. И только благодаря настойчивости моей подруги мы скоро вместе полетим в отпуск. То есть пока меня не взяли за шкирку… Надо себя любить, конечно, иначе сломаешься. Пока я больше люблю своих учеников и преподавателей, чем себя. И это парадокс, потому что в принципе я эгоистичный человек. Но мой эгоизм проявляется в каких-то других вещах. Повторюсь: сейчас у меня тот период, когда я должен грамотно выстроить все рабочие моменты, а потом уже можно будет заняться семьей.

Родным вы так же объясняете расстановку приоритетов, или они уже махнули на вас рукой?

Они боятся со мной говорить на эту тему. Меня эти разговоры жутко злят. Хотя в последнее время я стал чуть более сентиментальным. Я начал понимать, что родители настолько нас всех любят, что просто переживают. Им кажется, что я из-за этого несчастен. Тем более что старшие братья «настреляли» им внуков как из пулемета. У меня семь племянников и племянниц! Папа иногда говорит об этом на праздниках, когда произносит тосты в мою честь. Я понимаю, что и от меня подобного очень хотят и ждут. Когда мои родители знакомились с моими девушками на семейных праздниках, степень их доброты зашкаливала. Каждую мою девушку они любят больше, чем меня. Может, прозвучит понтово, но все девушки в моей жизни были особенными. Все были потрясающими. У меня никогда не было такого — лишь бы быть с кем-то. У меня априори не может быть отношений с невоспитанной девушкой, со стервой, с некрасивой внутренне и внешне в том числе.

Наверное, уже пора познакомить читателей с вашей девушкой, тем более что она участвует в съемке.

Еле уговорил ее сниматься, хотя сам впервые спокойно могу рассказать о своих отношениях. Итак, эту фантастическую девушку зовут Салима. Она итальянка! И мы иногда вообще не понимаем друг друга. (Смеется.) Она совершенно потрясающий человек. Красивая, веселая, успешная. Она делает невероятные успехи в русском языке, гораздо большие, чем я в итальянском. Но с нами можно снимать кино про трудности перевода. Иногда это помогает не доводить ситуацию до грандиозного скандала. К примеру, идет какая-то перепалка: я понимаю по жестам, по мимике, что Салима чем-то недовольна, но я ее не понимаю, и у меня это даже может вызвать улыбку. Я безумно горжусь своими грузинскими корнями, но точно знаю, что в прошлой жизни я был итальянцем. Я обожаю этот язык, эту страну и итальянскую музыку. Я вырос на итальянской музыке и знаю ее так, что все итальянцы в шоке.

Встретились вы, случайно, не в Италии?

Нет, мы встретились здесь, в «Новинском пассаже», потому что тут, на втором этаже, находится моя вторая школа, а Салима приехала в Москву, чтобы дать мастер-классы в салоне Aldo Coppola, расположенном по соседству. Дату нашего знакомства не спрашивайте. (Улыбается.) Не заметить ее было невозможно. У нее такая фантастическая, яркая внешность, нереальная прическа (у меня когда-то была такая же), она сама уникальная, я не мог не обратить на нее внимания. Она прекрасный человечек. Но с характером.

Сразу телефон не дала?

Знаете, я люблю, когда люди со стержнем. Ненавижу «овец». Есть такие люди-овцы — что мужчины, что женщины. Мне очень нравится, что она успешна: Салима известный топ-стилист, к ней тут выстроились очереди. Меня она ни разу еще не стригла, но всё впереди… Первое наше свидание я не забуду никогда. Оно было невероятно трогательным, потому что мы постоянно пользовались переводчиком в Google. Сейчас, когда мы вспоминаем эту историю, плачем от смеха. Во-первых, самим свиданием я разрушил у нее первый стереотип о себе. Какая-то сволочь распустила слухи, что у меня нетрадиционная сексуальная ориентация. Танцор, одевается как-то так, значит, с ним всё ясно — он гей. До нее эти слухи тоже «добрые люди» донесли. У нас уже позже состоялся серьезный разговор на тему газетных заметок, и мы очень сильно поругались. В свое время на эту же тему мы серьезно поругались с мамой. Я говорил: «Мама, нельзя реагировать на всё, что про меня пишут. Иначе не хватит ни моих, ни ваших нервов. Если ты что-то прочла или услышала, спроси у меня. Я честно скажу. Не надо ничего додумывать».

А второй стереотип какой?

Я уже говорил, что многие считают, что моя излишняя активность и эмоциональность связана с наркотиками. Об этом ей тоже сообщили. И вот представьте: первое свидание. А я очень неудачно поел. В какой-то момент я отлучился. Через пятнадцать минут опять отлучился. У Салимы в голове уже сложилась картина маслом. Дальше мы пошли гулять. Но почти сразу я понял, что мне сложно передвигаться, и предложил зайти в кафе на чашку чая. Как только мы сели за столик, я через две секунды уже исчез. Вернулся абсолютно счастливый — глаз горит... Представляете, что она подумала?

Не представляю, как она согласилась на второе свидание.

Честно говоря, сейчас я его уже не помню.

Куда вы едете отдыхать? Что будете делать?

Лично я планирую вкусно есть, пить вино и курить сигары. (Улыбается.)

Это будет Италия?

Нет, это будет Греция. В Италию мы, возможно, съездим в августе — Салима хочет познакомить меня со своими друзьями и родственниками. Она родилась в городе Комо. У нее много друзей в Милане. У нее потрясающие друзья! В Москве живет большая итальянская диаспора, и, знаете, всех этих людей объединяет такое красивое итальянское слово educazione. Оно означает «воспитанность, культурность, интеллигентность» — такое широкое понятие. Все люди, с которыми я сталкиваюсь благодаря Салиме, очень воспитанные, очень красивые, стильные. Мне это очень нравится, мне это близко.

Вы эстет: постоянно произносите слово «красивый».

Я люблю красивых людей. Салима потрясающе красива. У нее прекрасный вкус. Для нее очень важны какие-то определенные вещи, традиции. Например, зная, что вечером мы идем в ресторан, она поедет домой и переоденется. Ей будет сложно ездить туда-обратно, но какими бы крутыми ни были ее кроссовки, она не пойдет в подобной обуви в ресторан. Для меня ресторан — это способ выживания, я каждый вечер где-то ем, для нее поход в ресторан — это выход в свет.

Салима танцует?

Она танцует только в клубах. Я даже карту ей подарил. Купил ей карту в собственную школу! Она походила немного… Салима круто двигается, мне кажется, танцы — это точно ее. Главное, чтобы на отдыхе она не заставляла меня учить ее танцевать сальсу. Два с половиной года ждать отдыха и каждый день учить танцевать — нет, это будет невыносимо. (Смеется.)

Стиль: Полина Шабельникова.

Макияж и прическа: Регина Хиневич