Семен Трескунов: «Зрители на «Кинотавре» вернули мне веру в себя»

16-летний актер и звезда фильма «Хороший мальчик» о страхе быть непринятым и о планах на будущее.

Фотография: DR

Семен, на пресс-конференции фильма «Хороший мальчик» ты сказал, что хотел стать актером, чтобы тебя заметили. Откуда это желание?

В условиях здоровой конкуренции всегда появляется желание быть первым. Я был очень тщеславным ребёнком: сначала хотел стать известным писателем, потом известным дрессировщиком, затем ассенизатором. (Смеётся.) И так «доэволюционировал» до желания стать известным актером. На самом деле смысл в том, что я хочу быть известным не ради самой известности, а для того, чтобы привлекать внимание к интересным, хорошим историям, проектам. Когда твое имя становится сильнее тебя самого - это плохо. Люди перестают воспринимать тебя как человека, как актера. В артисте всегда должна быть загадка, а зрители должны знать о нем самом как можно меньше.

Ты говорил, что на протяжении нескольких лет соглашался на любые эпизоды. Сейчас как у тебя обстоят дела?

Теперь я буду более разборчивым в ролях. (Улыбается.) Не потому что я зазнался, а потому что такой подход - уже пройденный этап. Тогда мне был интересен любой опыт, а сейчас у меня образовались новые приоритеты, новая система ценностей в сфере кино, сейчас хочется играть роли главные, характерные. Я надеюсь, что «Хороший мальчик» станет моим первым большим шагом в эту сторону.

У тебя уже есть конкретные предложения, проекты?

В августе мы снимаем фильм «Честное пионерское 3». У нас уже два фильма готово. Этот проект задумывался как франшиза, альтернатива продукции MARVEL и DC. Это пока единственное, что у меня есть летом.

Скоро тебе исполнится семнадцать. В следующем году закончишь школу. Какие дальше планы? Слышала, что ты рассматриваешь продюсерскую сферу, на актёрский факультет поступать не собираешься. Почему?

Я с десяти лет снимаюсь, седьмой год пошёл. На съёмках я встречался с совершенно разными людьми, и у всех перенимал только лучшее, я считаю. Это тот опыт, который ты вряд ли получишь в каком-либо театральном вузе. Более того, вуз - это всегда немного регламентированное обучение. Ты учишься так, как принято, никто не станет твое вольнодумство списывать на творческую натуру. Если ты не будешь дисциплинирован, тебя просто исключат. А я не хочу, чтобы мне ломали мои собственные представления. Лучше пусть у меня будет сторонняя специальность, чтобы развиваться дальше. Совмещать же никто не запрещает.

Ты здесь с мамой. Как она смотрит на то, что ты занят целыми днями?

Мама понимает меня и поддерживает во всем. Я ей очень благодарен, потому что это она отвела меня на первый в моей жизни кастинг. А вот на такую большую премьеру она поехала со мной впервые. Обычно со мной ездит папа, он большой киноман, ему это в кайф. Но в этот раз он не смог, да и не особо хотел. Поэтому разрешил поехать маме вместо него. Я переживал, что она не вольется во всю эту тусовку. Но мы с ней держимся вместе, много гуляем. С нами тут ещё моя младшая сестра, которой пять лет.

Папа уже видел фильм с твоим участием? Что сказал?

Он видел на озвучке какие-то зарисовки. Финальную версию, ту, что показали здесь, в Сочи, я сам увидел впервые. Мне понравилось. Хотя, на мой взгляд, очень видно, где мы вырезали куски. А вырезали мы много, изначально хронометраж фильма составил два с половиной часа, а сократили до девяносто пяти минут.

Родители дают тебе какие-то советы? Принимаешь ли ты эти советы?

Они оба смотрят абсолютно все мои работы, но главный мой советчик и цензор - это папа. Иногда он может меня похвалить так, что я оказываюсь буквально на седьмом небе от счастья. А иной раз может сказать одно слово - и вот у меня уже депрессия. (Смеется.) Я очень зависим от его мнения. Но в целом мама с папой мне очень помогают. У меня прекрасная семья.

Чем твои родители занимаются?

Родители не связаны с кино. Мама работает региональным представителем в детском журнале. Папа у меня... Наверное, таких людей называют бизнесменами. Он занимается трансферной графикой, у него собственная компания.

Тебе бывает страшно показывать им свою работу?

Нет. Мне не бывает страшно, скорее бывает стыдно. Это такой загон. Бывает так, что во время кинопроизводства на что-то не хватает времени: не уложились в дедлайн, получилось коряво. Потом, когда видишь, что в итоге получилось, понимаешь, что можно было сделать лучше, и все ... до конца твоей жизни будут сниться страшные сны про то, как это могло бы выглядеть в идеале. Во время показа «Хорошего мальчика» зрители так реагировали, аплодировали, смеялись. Они просто вернули мне веру в себя!

А ты до этого потерял веру в себя?

Просто у меня не было никаких гарантий, что фильм примут тепло, что меня примут. Боялся, что в зале не будет никакой реакции. Я бы тогда просто умер на месте! Я же впервые на «Кинотавре». Фильм, где у меня главная роль, участвует в основном конкурсе. Я ужасно нервничал. Когда все кончилось, сидел на эмоциях: а что будет дальше? Но люди встали и хлопали, пока шли титры. Потом я вышел из зала - а мне все руку жмут, и состоявшиеся артисты в том числе, мои кумиры! Это неописуемо. Спасибо каждому зрителю, который в этот вечер был в зале!