Денис Шведов: «Это был мой последний шанс стать личностью...»

Так говорит актер Денис Шведов, снявшийся в фильме «Майор» и сериалах «Измены» и «Мажор», о своей учебе в Щепкинском училище.

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Взяли его туда неожиданно для него самого, и если бы не это, то ничего путного в жизни Дениса могло бы и не произойти: из спорта он выбыл, а никаких других навыков у него больше нет. Но актер считает, что вся мировая энергия будет стараться тебе помочь, если ты очень сильно чего-то захочешь.

У тебя цвет волос такой необычный. Ты ведь от природы русый. Это для очередных съемок?

Да, проект про постапокалипсис «Танцы насмерть». Планета возрождается после катастрофы. Мой герой — злодей. Для роли я должен был стать седым, но что-то не получилось, плюс всё быстро отросло. Гримеры докрашивали меня на месте. Ничего, для съемок нового «Мажора» я буду с короткой стрижкой — всё срежут.

Когда я готовилась к этому интервью, то узнала, что твоя актерская карьера началась совсем недавно: свою первую роль ты сыграл в 2007 году.

Да, где-то так. В 2006-м я закончил учебу.

Это тебе двадцать пять было. Почему так поздно? В армии служил?

Нет, в армии не служил, просто пытался учиться в другом вузе — Институте туризма и гостеприимства. Выбор этот был неосознанный: все шли за дипломом — и я пошел. Несколько моих друзей поступили туда, а я — за компанию. Занимался чем угодно, но только не учебой. Потом меня оттуда выгнали, и я стал проводить время на улице. В нашей компании был парень из актерской семьи, который на тот момент учился на первом курсе ГИТИСа, но время предпочитал проводить с нами. Он нам рассказывал, что учится в театральном, и мы все удивлялись: «Ни фига себе! И как там?» Для меня лично это казалось чем-то из ряда вон. Как туда вообще можно поступить? Это же космос. Всё, о чем он рассказывал, абсолютно отличалось от того, что мне приходилось делать в своем институте. У меня были скучнейшие занятия, и я часто не понимал, чего от меня хотят.

Тебя вдохновил пример этого парня?

Он заметил мой неподдельный интерес и сказал: «Если тебе нравится, есть возможность попробовать себя. Каждый год сотни людей приходят на прослушивания. Давай сходим к моему отцу, он актер, посмотрит на тебя и скажет, что примерно тебе нужно выучить и прочитать. Не получится — будешь тогда заниматься своими делами дальше». Я так и сделал. Его отец — а служил он как раз в РАМТе — посоветовал мне несколько произведений, я их с трудом выучил и поехал на первое прослушивание, в Щепку. И после первого же тура мне сказали: «Приноси документы». Не знаю, судьба это или нет. Я и сам очень удивился.

Ощущения, которые ты испытывал стоя перед комиссией, помнишь?

Какого-то сковывающего по рукам и ногам ужаса не было. Волнение только. Я по жизни много занимался спортом, и это помогло мне собраться. А они там, видимо, во мне что-то разглядели. И всё, началось. Но учеба в Щепкинском училище, как я потом понял, отличалась от учебы в ГИТИСе: у нас не так весело было. Педагоги ко всему относились слишком серьезно.

Какого-то сковывающего по рукам и ногам ужаса не было. Волнение только. Я по жизни много занимался спортом, и это помогло мне собраться.

Но ты учебу не бросил. Выходит, аппетит пришел во время еды?

Как сказать… Странное было ощущение. Я понимал, что, кроме этого, в моей жизни больше ничего не будет, что я никуда не поступлю, потому что ничего не знаю, не умею и денег у меня нет. Это был мой последний шанс стать личностью и получить высшее образование — не ради диплома, а для себя. Если бы было легко, то я бы ничему не научился: с чем пришел — с тем и ушел. А учились мы круглые сутки. На самом деле у меня возникала мысль всё бросить, но мимолетная, потому что не было времени даже толком подумать. Всё это просто засасывало: тут поесть бы, не говоря уже о гулянках. У меня каждый день был один маршрут: до остановки троллейбуса и обратно. Мне повезло: от моего дома троллейбус ходил почти до самого училища. Я выходил на конечной, там еще чуть-чуть пройдешь — и ты на месте.

Ты родился и вырос в Москве?

Да. На ВДНХ с мамой и сестрой обитал. Во время учебы, кстати, их тоже почти не видел. Даже не знал, как проходило становление сестры, что она делала. Она на два года младше меня. Только время от времени случайно встречался с родными в коридоре: «Ничего себе. У тебя другая прическа?» И так далее.

Ранее ты обмолвился, что много занимался спортом. Это был просто дворовый спорт? Или профессиональный?

Я в регби играл. Профессионально. Потом была травма. А так как период восстановления долгий, то наверстать упущенное было очень сложно. К тому же сказалась моя лень. Спортсмены меня поймут. Так что с этим занятием я распрощался навсегда. У меня сначала было так: спорт — дом — спорт — дом, а потом стало: училище — дом — училище — дом. Позже появился первый глоток воздуха: я понял, что, оказывается, есть девушки, компании, существует вообще какая-то другая жизнь.

Кому-то судьба сама подбрасывает шансы, а кому-то приходится искать их самим. Ты в какой категории?

Скажу так. Раньше я, как и все, делал фотографии, приезжал на «Мосфильм» и вместе с друзьями разносил их. Тогда уже начинали работать какие-то актерские агентства, мы в них регистрировались, пытались о себе заявить. Мне повезло: я попал в очень хороший театр. Я служу в РАМТе. То есть после училища у меня уже была опора. Если нет съемок — я в театре.

Во время учебы, выходит, не работал?

Была какая-то подработка пару раз, но я даже не вспомню, какая именно. В период обучения мне помогала мама. Огромная ей благодарность за это, я ей обязан по гроб жизни. В какой-то момент я уехал из дома. Конечно, это нужно было сделать раньше, но так получилось. Я захотел жить один. У нас в театре более или менее нормальные зарплаты, а тогда еще не было кризисов. Мне было очень страшно решиться на переезд, но в тот момент мне случайно подвернулась квартира, в которой можно было жить за символическую плату. И мне ее сдали. В жизни всегда так: если хочешь что-то сделать — надо делать не оглядываясь, и тогда твоя жизнь, твоя внутренняя энергия и все силы вокруг начинают тебе помогать. Ресурсов у тебя появляется ровно столько, сколько нужно, чтобы снять квартиру, переехать или, скажем, позаботиться о ребенке. Так и произошло: у меня стало больше спектаклей, мне немного прибавили зарплату… Стоило переступить через свои барьеры — и всё пришло. У всех моих друзей, с которыми мы обсуждали поворотные моменты в судьбе, было нечто подобное.

Ты доволен тем, как сейчас развиваешься? Или, может, ты достиг потолка в профессии?

Не достиг. Каждый раз происходит преодоление себя. Каждый раз волнуюсь: кажется, что все всё делают хорошо, а ты нет. Потому что, например, люди посмотрели «Измены», всем понравилось, а потом волна сошла, и через два месяца про тебя никто уже не вспоминает. Надо каждый день доказывать, что ты можешь играть, что не зря тебе деньги платят и не зря про тебя в журнале пишут.

Ты разборчив в ролях?

Приходится отказываться от многих ролей, не буду их называть. Из-за всевозможных ограничений мы не можем рассказать какую-то историю так, как это было на самом деле. Я не говорю, что надо бегать с голым задом, или колоть себе наркотики на ходу, или еще что-то, я имею в виду максимально правдивый рассказ о том, как это бывает в жизни. Ты смотрела фильм «Рестлер» Даррена Аронофски?

С Микки Рурком? Да.

Это невероятное кино с невероятной историей. У героя есть цель, но из-за этой цели страдают его близкие. Он никак не может выбрать, что для него важнее, и ему самому от этого плохо. Там не сглажены углы, герои показаны такими, какие они есть, со всеми своими недостатками и достоинствами. В жизни постоянно происходит столько всего невероятного! Каждая такая история могла бы стать основой для отдельного фильма. Наверняка ты тоже можешь несколько рассказать. И когда появляется такая жемчужина, то, конечно, надо брать. Но я понимаю, что есть коммерческая составляющая, что людям нужно прийти вечером домой, отдохнуть, спокойно посмотреть что-нибудь и лечь спать, потому что завтра на работу. А то кино, про которое я говорил выше, это другая история, не для вечернего просмотра. Ты просто рассуждаешь или сам хочешь в жесткой драме сняться?

Очень хочу! И более того, в скором будущем мы с Юрой Быковым (режиссер лент «Жить» и «Майор». — Прим. ОК!) приступим к работе над новым фильмом. Это будет бескомпромиссная история, не хочется раньше времени раскрывать сюжет. Совсем недавно мне предлагали спортивную историю с драматическим оттенком, но к концу всё скатилось в мелодраматизм. Для меня мелодрама — это самый страшный жанр. Так что жду начала съемок с Юрой.

Ты категоричный человек? Можешь, если тебе что-то не нравится, прямо сказать, что это ерунда?

Я понимаю, что для меня, может, это и ерунда, а кому-то нравится. Поэтому не оцениваю и не говорю, что это ерунда, а говорю: «Слушай, друг, фильм сняли, но в меня не попало. Я не увидел вот этого и этого». Из меня критик никудышный. Я иногда не понимаю месседж фильма. Поэтому просто смотрю кино как обычный человек и чувствую, нравится или нет. Каждый сам для себя что-то там открывает.

Жизненные ситуации ты тоже оцениваешь как «нравится» или «не нравится»?

Иду на компромисс. Вообще вся жизнь состоит из компромиссов. Иначе нельзя: один на всю эту жизнь останешься. Ты уступаешь — и тебе уступают. Но если ты меня о чем-то спрашиваешь, то будь готов, что я могу ответить не только положительно, но и отрицательно.

После выхода «Измен» тебя стали чаще узнавать. Не обижает, что именно эта твоя роль вызвала интерес, а не, скажем, какая-нибудь театральная?

Я не сетую. Это очень хороший проект, с очень хорошей командой, с прекрасным режиссером. Один из лучших примеров, как надо работать на площадке режиссеру с командой. Конечно, хотелось бы, чтобы столько же внимания было к фильму «Майор» или «Жить», но я понимаю, что есть маркетинг, есть целевая аудитория и так далее. Телик всегда будет круче. Вся популярность — от телика, а известность — от кино.

Где ты сейчас снимаешься?

Начались съемки второго «Мажора». Еще Карен Оганесян предложил мне интересную роль в своем новом проекте, который должен стартовать после Нового года. История про команду из четырех полицейских. Вот повезло сняться в замечательном фильме «Метаморфозис», он с ноября в прокате. Его создатели, Сергей Тарамаев и Любовь Львова, выступили и сценаристами, и режиссерами, а отснял его талантливейший оператор Азиз Жамбакиев. Их кино потом станет нашим достоянием. Всем советую посмотреть фильм Серёжи и Любы «Зимний путь» и обязательно «Метаморфозис». Когда соединяется искусство оператора, режиссера и актера, это просто волшебство. А в каких спектаклях РАМТа тебя можно увидеть?

«Берег утопии». Начинается в двенадцать дня и заканчивается в десять вечера. Там гигабайты текста. Девятнадцатого декабря спектакль, и у меня сейчас срочный ввод на роль Бакунина. Еще у нас должен начаться спектакль на Малой сцене: режиссер Екатерина Половцева предложила мне интересную работу, но, видимо, ее придется немножко перенести из-за этого срочного ввода в «Берег утопии». В театре, пожалуй, я бы еще выделил «Нюрнберг». Вот три основных спектакля.

У тебя есть какой-то собственный метод запоминания больших объемов текста?

Нужно запоминать не сам текст, а то, о чем ты говоришь. Мы же говорим на русском языке, все слова в твоем лексиконе есть. Если всё понимаешь, то достаточно один-два раза прочесть и у тебя это просто укладывается. Ты запоминаешь ситуацию. Но конечно, у актеров есть натренированность, потому что наш мозг так или иначе привык запоминать много текста. Но я никогда не учу просто текст, потому что так его никогда не выучишь.

Для некоторых артистов театр — это настоящая святыня. А ты как к нему относишься?

Для меня театр при всей своей поэтичности и божественности — это работа. Я прихожу туда, делаю свое дело, получаю за это деньги. Всё так же, как у человека, который сейчас принес нам с тобой чай. У меня всё разграничено. Как-то я увидел у одного из наших артистов в театре тапочки. Для меня это противоестественно. Не должна работа становиться домом. Хотя... я вот сказал, что театр для меня — это работа, но на самом деле всё не совсем так. Скорее это тот случай, про который говорят: найди дело по душе, и не будешь работать ни одного дня в своей жизни. Мне повезло, что такая профессия стала частью моей жизни.

Стиль: Ирина Миронова. Макияж и прически: Лариса Чивликли

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости