Эксклюзивное интервью с Сиенной Миллер, звездой фильма «Шеф Адам Джонс»

У Сиенны Миллер нет драматических историй, связанных с наркозависимостью, безденежьем и неприятием со стороны общества. В шестнадцать лет она начала карьеру в модельном бизнесе, затем стала сниматься в кино, в этом году вошла в состав жюри Каннского фестиваля... Казалось бы, всё идет как по накатанной. Однако у нее, как и у всякого человека, есть собственная боль

Фотография: Legion-Media.ru

Сиенна Миллер родилась в Нью-Йорке, однако больше в ее жизни связано с Лондоном — сюда она переехала с матерью после развода родителей, здесь же прошли ее детство и юность, и всякий оказавшийся в столице Великобритании поклонник актрисы знает, что при удачном стечении обстоятельств Сиенну легко можно встретить где-нибудь в Вест-Энде на Риджент-стрит с кофе to go в одной руке и покупками в другой. «Я определенно англичанка, — говорит она о себе. — Во мне мало американского».

Карьеру высокая и стройная Миллер начинала с подиума, хотя и вспоминает, что о сцене грезила с ранних лет. Ее мечта начала сбываться в 2002 году, когда она снялась в независимой картине The Ride и гангстерской драме «Слоёный торт». Эпизодичность ее появлений на экране не позволила скрыть талант, о чем свидетельствуют ее дальнейшие куда более заметные кинообразы: прекрасная Франческа в «Казанове», муза короля поп-арта Эди Седжвик в картине «Я соблазнила Энди Уорхола», звезда сериалов в психологическом триллере «Интервью» и другие. Совсем скоро в российский прокат выходит новый фильм с Сиенной Миллер и Брэдли Купером — «Шеф Адам Джонс», где оба играют кулинаров.

Фотография: Legion-Media.ru Кадр из фильма «Шеф Адам Джонс»

Фотография: Legion-Media.ru С Брэдли Купером

Интерес к Сиенне Миллер проявляли не только кинематографисты: личная жизнь актрисы уже давно привлекает пристальное внимание прессы. Все следили за ее романом с Джудом Лоу, сопровождаемым громкими расставаниями и примирениями. Многих удивил отказ Миллер выйти замуж за актера Риса Иванса. Обрадовал союз с Томом Старриджем, ставшим отцом ее дочери Марлоу, и опечалило их внезапное расставание — в тот момент, когда актриса, казалось бы, обрела свое семейное счастье. Однако элемент неожиданности всегда присутствовал и в личной, и в профессиональной жизни Миллер. Актуальные театральные и кинопостановки, драматические повороты судьбы — всё это говорит о том, что она никогда не станет соответствовать чужим ожиданиям. «Не перестану я жить так, как мне хочется», — заявляет актриса.

Давайте начнем с того, как вы из моделей попали в актрисы...

Даже не знаю. Просто я с самого детства знала, что хочу этим заниматься. И никогда не воспринимала актерскую профессию как работу. Для меня это было чем-то вроде игры — читать пьесы, менять костюмы и наряды, что-то изображать и придумывать.

То есть тот факт, что ваша мама руководила школой Ли Страсберга в Лондоне и была секретарем Дэвида Боуи, нельзя считать определяющим?

Нет. Правда, причина не в этом. Я даже не была знакома ни с кем из актеров, потому что жила не в самом Лондоне, а в Аскоте, в пансионе для девочек.

Но чему-то же вы, наверное, у своей мамы научились?

Внутренней свободе. Моя мама родилась во время Второй мировой войны. Она принадлежит к поколению людей, которым довелось пережить ужасную трагедию. И вероятно, поэтому их главной целью было сделать этот мир лучше. Вот почему дети войны и люди, рожденные сразу после тех жутких лет, сделали столько интересного в области культуры. Что касается детей, то их они воспитывали в духе свободы. И я, если можно так выразиться, продукт этого поколения.

Вы уже тоже мама, у вас подрастает дочь Марлоу. Часто ли вам удается проводить время с ней? Или работа мешает?

Если есть возможность, то, конечно, стараюсь брать ее с собой на съемки. Ей всё это безумно интересно. Как у любой трехлетней девочки, у нее очень развито воображение, и всё, что ее окружает, она непременно вовлекает в свою игру.

Фотография: Legion-Media.ru

Фотография: Legion-Media.ru Общий ребенок не удержал Сиенну и Тома Старриджа от расставания

Вы не будете возражать, если дочь решит стать актрисой?

Разве можно быть против профессии, которую обожаешь? Даже несмотря на то, что это невероятный труд. Однако при этом мне не надо ходить в офис, я имею возможность путешествовать по миру, и, самое главное, с каждой новой ролью я всё больше открываю для себя человеческую природу. Разве это не чудесно? Но в любом случае надеюсь, что моя дочь выберет то, что ей будет интересно. Например, ее прадед по отцовской линии был королевским врачом. Кто знает, может, гены сработают и она займется наукой? (Cмеется.) Как бы то ни было, я ее во всём поддержу.

А вы себя помните в возрасте трех лет? Когда еще не задумывались о выборе профессии.

Есть одно воспоминание… Я довольно много времени проводила в сельской местности. У нас там собиралась компания детей, в которой я была самой маленькой. Мы частенько играли так: все старшие были лошадками и пони, которые от меня убегали, а я была осликом и мне надо было их искать. Выходит, что в три года я была ослом. (Cмеется.)

Потом вы подросли и начали работать моделью. В этом мире красота и стиль очень ценятся. А вас называют иконой стиля...

Тем не менее я никогда не думала о себе как об иконе стиля. И любые фотосессии воспринимала не иначе как возможность примерить новые образы. В этом есть что-то от актерства. На показы моды тоже хожу нечасто — только если друзья-дизайнеры представляют свои новые коллекции.

Как вы относитесь к тому, что актеры нередко становятся ролевыми моделями для своих поклонников, и их взгляды, например политические, могут стать определяющими для масс?

Популярность — это преимущество или, если угодно, привилегия, которую я предпочитаю использовать для работы в благотворительных организациях. Мне не кажется, что мои политические взгляды так уж необходимы аудитории.

Но благотворительность и политика — взаимосвязанные сферы. И благотворительность нужна там, где есть серьезные классовые различия...

Согласна. И эта проблема меня волнует. Я против разделения на какие бы то ни было классы и категории. И мне кажется, что те, кому повезло меньше, должны получать поддержку от правительства и от более успешных людей. Такова была бы моя политика. Это касается и такой непростой темы, как проблема мигрантов. В рамках своей благотворительной деятельности я побывала в разных странах, в том числе в Ливане. Эта поездка сильно повлияла на мое мировосприятие. Меня покорило то, какие дружелюбные и открытые там люди. И я считаю, что мы должны сделать всё от нас зависящее, чтобы им помочь.

В кино вы тоже занимаетесь своего рода благотворительностью: вас часто можно увидеть в малобюджетных проектах, для которых появление звезды такого уровня означает большой шаг на пути к зрителю. Какой интерес вы в этом находите?

Единственный критерий, по которому я выбираю роли: история должна меня зацепить. Это должно быть чувство, похожее на влюбленность, которая вдруг накрывает вас с головой. Еще один принципиальный момент: только ради денег я стараюсь ничего не делать. Так что по большому счету масштабных коммерческих проектов у меня действительно немного.

Фотография: Legion-Media.ru

Что вам дает участие в недорогих авторских фильмах?

Ну, это зависит от режиссера, от сценария… Но определенно, мне всегда интереснее в небольших проектах, так как они ближе к искусству, чем к бизнесу. И в последние годы мне с этим везет.

В Голливуде или в Европе?

Везде. Где бы я ни снималась, это всегда интересный материал и режиссеры, которые точно знают, чего хотят. И неважно, работают они в Голливуде или в Великобритании. Они настоящие боги, в головах у которых созревают готовые фильмы.

Какая из последних работ вас порадовала?

Трудно выбрать одну. Например, мне было очень интересно сыграть в антиутопии «Высотка». Это адаптация романа Джеймса Балларда, которую осуществил один из самых талантливых кинематографистов Великобритании Бен Уитли. В книге и в фильме речь идет о том, что может происходить с людьми, попавшими в экстремальную ситуацию.

Над чем вы работаете сейчас?

У меня два интересных проекта. Первый — «Затерянный город Z» Джеймса Грэя. Это история о полковнике Фоссете, который в начале XX века занимался исследованием Амазонии. Мне досталась роль его жены. А сейчас я начала сниматься у Бена Аффлека в его новой картине «Ночная жизнь». У меня там роль ирландской эмигрантки по имени Эмма. Действие происходит недалеко от Бостона во времена сухого закона. В основе сценария книга Денниса Лихэйна, по роману которого Аффлек уже снял свой дебютный полнометражый фильм «Прощай, детка, прощай».

Есть ли у вас роль мечты?

Какой-то конкретной роли, наверное, нет. Мне нравятся разнообразные персонажи, характеры. С одной стороны, всего этого много, а с другой — найти «свой» материал очень трудно.

Если вас приглашают работать такие люди, как Бен Аффлек, вы можете сказать им нет?

Нет. (Cмеется.) Я бы даже составила длиннющий список режиссеров, с которыми хотела бы поработать. И неважно, что это будет за проект.

Кто бы вошел в этот список?

Пол Томас Андерсон, Стивен Спилберг… О, их много! Для актера большая удача иметь возможность поработать с лучшими из лучших.

Даже если роль будет из серии «кушать подано»?

Да, даже если они попросят меня просто разливать чай. (Cмеется.)

Простите за личный вопрос. У вас татуировка — птичка на запястье...

Да.

Что она означает?

Нет у нее никакого особого смысла. Мне было двадцать четыре года, я зашла в тату-салон и набила эту птичку.