Основатель Emporio Music Fest Байгали Серкебаев: «Мы создаем дом дружбы музыкантов»

Интервью лидера группы А'Studio о новой кузнице талантов. 

Фотография: DR
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы

Байгали, сейчас идет уже второй фестиваль Emporio Music Fest. Как у вас возникла идея его организовать?

Если говорить об истоках идеи, то меня всегда интересовала музыкальная жизнь молодежи, которую не слышно и не видно на телевидении и радио. Я знаю, насколько тяжело пробиться, и знаю, что у нас в стране есть много талантливых музыкантов. Мне захотелось окунуться в музыкальный андеграунд Москвы, Питера и других городов постсоветского пространства.

Конкурс проводится в вашем же кафе, практически одноименном, — Emporio Café. Это удобная площадка для такого мероприятия?

У нас есть прекрасная сцена, звук — грех этим не воспользоваться. (Улыбается.) Можно сказать, у нас получился некий профсоюз музыкантов — то, что директор нашего фестиваля Юлия Катаева называет «музыкальный дом». Конечно, в начале мы и не рассчитывали, что у нас получится что-то подобное. Мы думали, что просто будем собираться и музицировать, слушать молодых ребят. Но наша идея сработала, фестиваль вызвал большой интерес.

Как вы подогревали этот интерес?

Никак. В прошлом году мы сами звонили ребятам и предлагали поучаствовать, а в этом не знаем, как найти время, чтобы отслушать всех желающих. Думаю, наш фестиваль интересен тем, что на сцене стоят начинающие артисты, а в жюри сидят уже известные — такие наши звезды, как, например, Владимир Пресняков, Леонид Агутин, Алсу, Томас N'Evergreen и многие другие. И все они удивляются, что у нас в стране есть такие талантливые ребята.

Байгали Серкебаев и Владимир Миклошич

Удивляются?

Да, приятно удивляются! Я думаю, здесь нет никакой ревности или зависти. Прекрасная атмосфера. На сцене в каждый отборочный день разные участники и разные судьи. Нет застоя и коррупции. (Улыбается.) Может быть, в этом и есть наше ноу-хау.

Какие критерии вы применяете к участникам?

Мы ищем самобытные, ни на кого не похожие творческие единицы, которые будет узнаваемы и которых невозможно ни с кем спутать. Самое главное — чтобы участники никого не копировали, то есть не представляли собой, скажем так, кавер-группы, а создавали что-то свое. Конечно, все мы учимся на лучших зарубежных образцах, особенно в мире поп-музыки, но в конце концов наступает момент, когда артист должен сказать что-то свое. Пожалуй, это первый главный критерий. И второе — мы бы хотели слышать волшебный тембр голоса и видеть трепетное отношение к музыкальному материалу.

Под «чем-то своим» вы понимаете песни, которые люди пишут сами?

Да, желательно. Здорово ведь, когда ребята пишут сами или берут песни молодых композиторов — те, которые ещё не стали хитами. Спеть хит — это легко. На то он и хит: уже проверенный вариант, который заведомо приносит долю успеха тому, кто его исполняет. А вот создать что-то новое, найти какого-то композитора или придумать самому совершенно неизвестную новую песню, написать слова на нее, сделать аранжировку, продакшн и всё это преподнести — это очень приветствуется.

Участник фестиваля Сева Ханагян

Есть ли жанровые ограничения?

Нет, по жанрам никак не делим, у нас просто хорошая музыка: и поп, и рок, и джаз, и фанк, и фолк, и даже электронная музыка. Это абсолютно мультиформатный фестиваль. Неважно, в каком направлении ты работаешь, важно — как.

Сколько примерно участников у вас сейчас?

Трудно сказать. Кто-то приехал из других городов — Самары, Санкт-Петербурга, Твери. Есть девочка из Киргизии, правда, она учится в Москве. Тем, кто находится здесь, наверное, легче принять участие, ведь не у всех есть возможность прилететь в Москву.

А возраст имеет значение?

Когда мы только начинали, то поставили ограничение — минимум семнадцать лет. Но потом у нас появились совсем юные прекрасные исполнители, и мы не устояли. (Смеется.) Хочу сказать, что молодежь, которую мы сейчас отбираем на конкурс, часто гораздо сильнее «стариков» сцены. Чувствуется это и по другим проектам, например, «Голос. Дети» — новое поколение мне нравится. Выросли люди без информационных границ. В мое время, например, границы были закрыты, нам не у кого было учиться. Мы доставали где-то, переписывали, копировали песни подпольными методами. Сейчас есть Интернет, и новая генерация музыкантов совершенно потрясающая. Главное, чтобы они это сохранили и попали к хорошим педагогам.

Одни из самых юных участников — София Кварацхелия и Данила Кутузов

Как бы вы описали перспективы участников Emporio Music Fest?

Мы создаем «дом дружбы» музыкантов и очень хотим, чтобы они были замечены. Неслучайно такие наши музыканты, как Рома Кошкаров, Ваня Чебанов или Илья Киреев, стали участниками «Голоса». Точно знаю, что Рома был замечен на нашем первом фестивале, потому что в день, когда он у нас выступал, в жюри сидел Леонид Агутин. Думаю, он заметил этого талантливого музыканта. Помню, когда мы только начинали приглашать ребят, подумали про Рому: «С кого же мы начнем? Давайте пригласим Ромку. Прекрасный парень, сидит себе дома и играет, никто его не знает, не слышит». И в общем, на удивление и радость он дошел до финала и был одним из лучших ведущих вокалистов-финалистов.

Я так понимаю, первый фестиваль был довольно камерным, а теперь вы выходите на другой уровень.

(Улыбается.) В структуре мы ничего не меняли. Единственное, добавили полуфинал. То есть сейчас у нас каждый четверг в течение трех месяцев идет отбор, потом будет полуфинал и финал. Опыт, конечно, накапливается. Отбор стали делать более тщательно. В прошлом году было так: голос есть, интонирует чисто — нравится, берем. А теперь не факт, что такой человек, даже с хорошим тембром, пройдет на конкурс, потому что мы ищем в исполнителе какую-то особенность, и если чуть-чуть сомневаемся, то отказываем в участии. Поэтому, я думаю, уровень участников в полуфинале будет очень высоким, а членам жюри придется сложно.

А какой вы сам как судья — строгий? Или вам всех жалко?

Я требовательный, очень придирчивый, но объективный. И мне всегда тяжело говорить человеку, что он не проходит в финал: нужно объяснять, что он, может, именно сегодня неудачно выступил, или его голос не звучал, не знаю... Все ведь живые люди, все искренне посвящают себя музыке, растут, двигаются к цели. И не хочется, чтобы кто-то останавливался. Я всегда говорю ребятам: прекрасно, что мы познакомились, подружились, ни в коем случае не опускайте руки, занимайтесь дальше. Невозможно представить, какие иногда случаются чудеса и превращения.

Финальный выход: Родион Газманов произносит речь

Вам, наверное, в свое время тоже пришлось выслушать множество «нет»?

Всем приходилось. В моей судьбе, если вспомнить, было очень много моментов, когда говорили: «Эта песня не пойдет, всё не то». Слушаешь-слушаешь, но веришь в свое дело и идешь вперед. Время всё расставляет по местам. У меня большой опыт не только в поп-музыке, но и в классической. За плечами консерватория по классу фортепиано, опыт работы на сцене, с журналистами — радийщиками, телевизионщиками. И всем этим мне хочется поделиться с молодыми исполнителями, чтобы они не делали ошибок.

Интересно, насчет третьего фестиваля уже думали или так далеко не загадываете?

Мы уже о пятом думали! Как раз перед нашей с вами встречей шли с ребятами и шутили на эту тему. Может быть, настанет день, когда мы сделаем большой концерт, который не сможем провести в кафе, потому что не поместятся все артисты и желающие послушать, и тогда мы возьмем какую-нибудь большую площадку в Москве и сделаем концерт победителей. (Улыбается.)

Директор фестиваля Юлия Катаева и ведущий Макс Орлов

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы