Зоя Бербер: «Сейчас я всё время капризничаю»

Актриса Зоя Бербер, сыгравшая одну из главных ролей в сериале «Реальные пацаны» на канале ТНТ, в одночасье стала популярной. Но этот проект принес ей не только узнаваемость, но и женское счастье. Вместе со своей героиней Лерой она переехала в Москву. А совсем скоро Зоя и ее молодой человек Александр, с которым она познакомилась благодаря сериалу, станут родителями

Фотография: Татьяна Пеца
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Пару сезонов назад Зоя Бербер сыграла беременную в «Реальных пацанах», а потом это радостное событие случилось и в ее жизни. Сейчас, конечно, она утверждает, что в приметы не верит. Но оглядываясь назад, признается, что кое-какие детали в образ своей беременной героини Леры добавила бы. «Например, я бы в кадре всё время ела, — улыбается Зоя. — Причем я бы прямо настаивала на этом. Беременные женщины всегда хотят есть. Хотя должна сказать, что, как только я надевала комбинезон с накладным животом, тут же входила в образ беременной женщины: мне всё время хотелось держаться за спину, что-то грызть и капризничать. Вот, например, сейчас я всё время капризничаю. Надеюсь, это временно».

А если за девять месяцев вам так понравится капризничать, что меняться не захочется?

В моей семье такое не пройдет. Как только я начинаю ныть или жаловаться, мама тут же меня одергивает и таких слабостей не позволяет. Но она правильно делает, что ставит меня на место. А то мне только дай волю…

А ваш любимый мужчина? Он-то вас балует?

Он ко всем моим прихотям относится с пониманием. (Смеется.) Тем более знает, что у меня это состояние временное. Сейчас я могу себя так вести, но совсем скоро должна буду собраться. Например, когда я замечаю, что с каждым днем становлюсь всё толще, он меня успокаивает: «Подожди, как только родишь — займешься спортом, начнешь бегать, и никто тебе уже не даст есть так много, как сейчас». (Улыбается.) Конечно, он понимает, что для меня, как для человека, ведущего спортивный образ жизни, и как для танцовщицы, которая привыкла всё время втягивать живот и быть стройной, состояние беременности пережить нелегко.

Какие с вами еще произошли изменения помимо увеличившегося животика и капризов?

Наверное, я стала серьезней относиться ко многим вещам. Например, если раньше я могла, как любая девочка, потратить последние деньги на красивое платье, то сейчас стала более рассудительной в этом плане. Я бы даже сказала, экономной. (Улыбается.) Постепенно начинаю осознавать ту ответственность, которая на меня свалилась. Все-таки по сути своей все мы эгоисты, и тут ты вдруг понимаешь, что нужно полностью посвятить себя другому человеку, за жизнь которого ты будешь в ответе. Благодаря Платону — так зовут мальчика, который играет моего экранного сына Мишу, — я поняла хитрую, но в то же время очень простую вещь: с ребенком нужно общаться на равных. И тогда он сразу же начинает тебя понимать с полуслова, вы с ним становитесь товарищами и партнерами. Хотя, наверное, я буду строгой мамой. Причем с девочкой, мне кажется, я буду строже, чем с мальчиком. Я считаю, что сын — это такой мамин товарищ. А девочки, наоборот, больше тянутся к папе. Это я по себе сужу. Когда мне было семь лет, родители развелись. Они понимали, что это неправильно, но, чтобы не травмировать ребенка, сказали: «Это нормально. У мамы, возможно, появится другой мужчина, а у папы — другая женщина». У папы сейчас третья жена, четверо детей. У нас большая семья, мы все дружим и общаемся. Сводная сестра Маша — моя лучшая подруга. Я никогда не держала на папу обиды.

То есть вы папина дочка?

Да, именно так. Я всегда могу его оправдать, отстоять и всем доказать, что он прав.

Николай Наумов, Зоя Бербер и Марина Федункив в сериале «Реальные пацаны»

Зоя, а мама вас строго воспитывала?

Очень строго. И правильно делала. Мама мне всегда говорила: «Я тебе не подружка». А всё потому, что я была такая дворовая девочка. Уходила утром и возвращалась поздно вечером. Бегать с ребятами по гаражам — это было мое любимое занятие. Они никогда не относились ко мне как к девушке, никогда не делали мне скидок и не давали поблажек. Успеваешь за нами — беги, а если нет, то оставайся. И я бежала. Хотя сейчас вспоминаю и думаю: а было ли это мне нужно?

Глядя на такую милую девушку, сложно представить, что вы были пацанкой.

Внешность очень обманчива. (Улыбается.) Кстати, Антон Зайцев и Жанна Кадникова — продюсер и режиссер сериала — долго сочиняли образ Леры, они пытались создать идеальную девушку. Чтобы мужчины-зрители смотрели сериал и думали, какая она добрая, терпеливая, понимающая. Но понять Леру, как и сыграть ее, мне было сложно. Меня долго учили, как она должна смотреть, как ходить, как без агрессии реагировать на те или иные вещи… А мне хотелось сделать по-другому! Мне было непонятно, почему Лера не возмущается, если ее парень постоянно ошибается.

Судя по всему, в школе вы тоже плохо учились.

Я училась на тройки. Причем не так, как многие: начинают отличниками, а потом скатываются. У меня всё было стабильно плохо. (Смеется.) Это, между прочим, очень удобно: от тебя не требуют многого. Нельзя ведь делать два дела одновременно — и учиться хорошо, и быть в школьном активе. А мне надо было еще и погулять, и проспать первые два урока. Чтобы всё это успеть, нужно было оставаться троечницей.

Как ваша мама на это реагировала?

Мама? Не знаю. Наверное, поначалу ей было грустно. Потом, когда она с друзьями разговаривала или репетиторов мне нанимала, то всегда им говорила: «Знаете, она у меня недалекая девочка». (Смеется.) Видимо, в какой-то момент мама приняла это как факт и просто смирилась. Хотя сама она по профессии геолог, закончила школу с золотой медалью, институт — с красным дипломом.

А папа кто по профессии?

Папа по профессии инженер, а по жизни очень музыкальный человек.

Вы тоже ходили в музыкальную школу?

Нет, я занималась танцами. Когда мне было десять лет, мама привела меня в Академию искусств со словами: «Ну, давай там». (Смеется.) После уроков я занималась танцами, литературой, актерским мастерством...

Фото: Татьяна Пеца

Зоя, а почему после школы вы пошли учиться на швею, а не на актрису?

После школы я поступила на хореографическое отделение, но учиться там не стала, сказав родителям, что не прошла. В итоге год проработала, а потом отправилась учиться на швею. Помню, как мама радовалась, когда я первый раз пришила пуговицы к блузке… (Смеется.)

Кем вы работали до поступления в техникум?

Сначала официанткой в шатрах — это такие летние кафе на набережных и у парков, где продаются недорогое пиво и шашлык. Потом перешла на работу в торговые точки, принадлежавшие моей маме. У нее на тот момент была сеть отделов по продаже дисков. Но там я продержалась недолго.

Сами ушли или мама уволила?

Мама уволила, потому что я была очень невнимательной. Сделала — вот тебе денежки. Не сделала — одно предупреждение, второе, увольнение. Мама меня раз предупредила, два, а на третий уволила — всё честно. Потом я поступила в Пермский техникум профессиональных технологий и дизайна, планировала стать конструктором-модельером. Шила я неплохо, но редко. Зато пела и танцевала. На меня обратил внимание молодой человек моей мамы, который сказал ей: «У тебя такая артистичная дочка! Почему она не пошла поступать в театральный?» А мне уже было на тот момент почти двадцать лет. Мама ему говорит: «А ты научи ее. Она стих-то запомнить не может!» И тогда я назло решила выучить и поступить.

И с первого раза поступили?

Я понимала, что в Пермский институт искусства и культуры набирают выпускников школ, а я была уже старше. Но у меня был «хитрый план» сразить комиссию талантом: мол, как смогу. Прошла первый и второй туры, а на третьем мастер меня спрашивает: «Сколько вам лет?» Я честно смотрю на него голубыми глазами: «Восемнадцать». Он говорит: «Подождите, Зоя, вот вы школу закончили, работали, учились… Как-то не сходится». А я с такой искренней доброй наглостью отвечаю: «Ничего не знаю, считайте сами». (Смеется.)

Преподаватель в итоге узнал, сколько вам лет?

Да, он узнал, но было уже поздно. К тому моменту я уже сдала вступительный экзамен по русскому на четыре балла. Для меня это было очень круто. Мастер сказал: «Ну хорошо. Давайте попробуем». Правда, на четвертом курсе я взяла академотпуск из-за съемок в «Реальных пацанах», стало не хватать времени на учебу.

А как вы попали в этот проект?

Я пришла за компанию вместе с сокурсниками, всем выдали текст, а мне нет. Начала собираться домой, когда мне объяснили: есть роль, но пока нет текста. На следующий день мы сыграли с Колей Наумовым несколько сцен. Все кивнули. Так я стала Лерой.

Однокурсники, наверное, завидовали.

Наоборот, меня все поддерживали. Ребята понимали, что я постарше и мне нужно как-то подрабатывать. Ни у кого не было никакой зависти по отношению ко мне. Но они окончили институт, получили высшее образование, а я нет. Съемки в «Реальных пацанах» требовали много времени. Мастер мне сказал, что не будет отдельно со мной заниматься. И правильно сделал. Потому что нельзя два дела делать одновременно.

Не жалеете, что так и не получили образования?

Тогда я должна была сделать выбор: либо учеба, либо «Реальные пацаны». И я надеюсь, что не ошиблась.

Сериал начали снимать в Перми, а потом съемки перенесли в Москву. Вы сразу решили переехать в столицу?

А не было переезда. Сначала я просто приезжала в Москву на съемки. Приезжала, приезжала и осталась. Устала ездить.

В столице ваша героиня Лера стала более жесткой. А вы сами изменились?

В Москве немножко другие правила игры. Но изменила меня, наверное, не Москва, а возраст.

Фото: Татьяна Пеца

Зоя, а не боитесь так и остаться Лерой из «Реальных пацанов»?

Недавно я сыграла одну из ролей в сериале «Фарца». Там у меня совсем другой персонаж. Для себя я заложником образа не стала. Ну а для зрителей… Знаете, если будут говорить: да там снимается эта из «Реальных пацанов» — так это же классно! Значит, «Реальные пацаны» — любимый, дорогой проект, который стал народным.

Как вы думаете, почему его так полюбили зрители?

Он честный. Конечно, правда в нем немного преувеличенная, чтобы было смешно, но это правда. Кроме того, зритель сериала — больше чем зритель, он участник происходящего.

Авторы «Реальных пацанов» не хотели воспользоваться вашим положением и сделать так, чтобы ваша героиня родила второго ребенка?

Нет, они все-таки ребята правильные и в плане истории у них всё строго. Они скорее будут ждать, когда я смогу вернуться к съемкам. Всё как раз совпадает. Рождается ребеночек, и через некоторое время я выхожу на работу.

Зоя, вы сейчас в театре не играете, в кино не снимаетесь… У вас, наверное, много свободного времени. Как вы его проводите?

Ой, я всё делаю по стандарту беременной женщины. Первый триместр в основном лежала ножками кверху, чтобы лишний раз не тревожиться, потом гуляла по парку, читала книги… Теперь вот хожу по магазинам. (Улыбается.)

Зоя, знаю, что раньше вы грезили иностранными языками.

Думала, что начну заниматься языками во время беременности. Но поскольку я прошлась по всем штампам беременной женщины, то у меня теперь абсолютно «мармеладные» мозги. Так что я пока в изучении языков взяла паузу. (Улыбается.) Хотя на самом деле это прекрасная идея, и если моя дочь будет заниматься иностранными языками, я буду очень рада.

Вы уже приготовили приданое для малыша? Или вы суеверная, и кроватку, коляску и наряды для новорожденного до родов покупать не будете?

Я не суеверная, я ленивая. (Смеется.) Иногда хожу по детским магазинам, но скорее сравниваю, где выгоднее, интереснее, практичнее... Но пока всё это исключительно для сравнения.

Ваш мужчина, наверное, счастлив, что вы стали домохозяйкой и не рветесь на работу?

Конечно. (Улыбается.) Но я-то всё время переживаю, что сижу и ничего не делаю. А он меня только успокаивает: «Ничего-ничего, это временно».

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости