Наталия Медведева: «Я не знаю, как сложилась бы моя жизнь, поступи я в театральный»

Актриса Наталия Медведева не боится появляться перед зрителями в самых неожиданных образах. Она может быть серьезной или эпатажной, может неожиданно замяукать или закричать... Медведева способна рассмешить до слез, но при этом мечтает избавиться от амплуа комедийной актрисы. О том, почему она не получила актерское образование, о своей лени и стереотипах Наталия рассказала в интервью ОК!

Фотография: Ольга Тупоногова-Волкова
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Наталия Медведева неоднократно признавалась, что режиссеры видят ее исключительно в комедийных ролях, а она всегда мечтала сыграть в драме. И похоже, ее наконец услышали. Актрисе предложили исполнить cерьезную роль в короткометражном фильме под названием «Шоу века». «Это тяжелый фильм про нападение вирусов, от которых люди умирают, — рассказывает Наталия. — Не могу сказать, что я устала от комедии, от нее невозможно устать. Но хочется чего-то нового. И я думаю, что зрителям тоже было бы интересно посмотреть на меня с другой, непривычной для них стороны».

Наташа, именно поэтому вы ушли из Comedy Woman?

Да. Мне стало тесно. Все-таки я восемь лет была в этом жанре. И мне так захотелось разнообразия, что сдерживать это желание было уже невозможно.

Не боитесь, что для всех вы так и останетесь комедийной актрисой?

Конечно, мне будет очень сложно побороть этот образ. Сейчас опять наступил тот момент, когда я как будто начинаю всё с нуля. Мне заново приходится демонстрировать всем, на что я способна. А ведь вроде бы столько всего пройдено — есть и опыт, и медийность, и навыки, и профессионализм, — но почему-то всё равно нужно доказывать, что ты талантлив. Хотя на эстрадном поприще, в комедийном жанре, я уже доказала всё, что можно и что нельзя. Знаете, плакать на сцене гораздо легче, чем смешить людей. Комедийный жанр только на первый взгляд легкий. На деле же это большая работа, от которой нужно получать удовольствие. Почему-то режиссеры, имея представление о всех сложностях жанра, относятся к комедийным актерам довольно скептически. Я очень хочу разрушить этот стереотип.

А не проще было бы остаться комедийной актрисой, чтобы больше никому ничего не доказывать?

Чтобы всё шло по накатанной — такого у меня никогда не было. Каждый год, каждый месяц, каждый сезон я старалась сама себя удивлять. Выворачиваясь наизнанку, искала что-то новое, а начав повторяться, теряла интерес. Может быть, поэтому мне и не страшно было бросить то, чем я занималась столько лет. Все-таки я долго об этом думала...

А театральное образование у вас есть?

Нет. В городе Чехов-8, где я жила, даже театрального кружка не было. В школе была какая-то самодеятельность, но не более того. А ведь если бы в нашей школе был театральный кружок, если бы нашелся человек, который мог бы меня направить, сказать: «Наташа, у тебя есть способности, попробуй поступить в ГИТИС или в Щукинское», — может, всё сложилось бы иначе. Но этого не произошло. Поэтому вариант поступления в театральный институт я даже не рассматривала. Открыла справочник для поступающих в вузы, посмотрела, что там нужно писать сочинение на вступительных экзаменах, и сразу перелистнула страницу. (Улыбается.) В сочинениях я была несильна. На свободную тему могла писать сколько угодно, но, как только появлялись рамки, наступал ступор. Зато мне хорошо давалась математика, поэтому я и подала документы в Торгово-экономический институт.

Фото: Ольга Тупоногова-Волкова

Вы были послушным ребенком?

Лет до десяти-двенадцати — да. Никогда не капризничала, не требовала покупать игрушки. В общем, никому не мешала. «Хочу», «дай» — это было не про меня!

А потом?

А потом случился переходный возраст. И как это обычно бывает со всеми подростками, появился юношеский максимализм, стремление всё делать наоборот, а иногда и назло взрослым. Мне казалось, что все вокруг враги. Мне не нравился контроль родителей. Мне было четырнадцать лет, и я хотела чувствовать себя свободной! Отсюда и конфликты рождались. В то время я постоянно пререкалась с мамой.

И как она с вами справлялась?

Да справляться особо и не приходилось. Просто были скандалы, которые легко начинались и так же заканчивались. Но это был достаточно продолжительный период. И успокоилась я, наверное, только когда поступила в институт. А до этого пыталась примкнуть к каким-то молодежным движениям. У нас во дворе всё время собирались компании, и мне очень хотелось общаться с этими ребятами. Они стояли у подъезда, пили пиво, курили, а я не пила, не курила... Поэтому, конечно, не могла разделить их интересов. В школе все бегали на перемене курить, и, соответственно, у них такая компания складывалась. А у меня не складывалась. (Смеется.) Но даже если я попадала в такую компанию, то не приживалась там.

А в школе вы хорошо учились?

Училась я очень хорошо, всегда старалась. Помню, однажды в 10 классе сижу делаю уроки... Зима, темно, у меня горит лампочка над столом, я смотрю на форточку и понимаю, что год не гуляла: не бегала с друзьями, не лазила по стройкам, не бродила по улицам... И так целый год! (Улыбается.)

Наташа, а как вы оказались на сцене?

До шестого класса очень много участвовала во всяких мероприятиях, на все праздники мы с одноклассниками готовили что-то для родителей и младших классов. А потом, когда переехала в Одинцово, что-то произошло, и я зажалась. Большой город, вокруг такие крутые дети. Да еще и лицей, в котором я училась, требовал очень серьезной подготовки. Я полностью ушла в учебу, и мне было не до творчества. В институте театрального кружка тоже не оказалось, зато был КВН. Причем я видела объявление: «Требуются актеры, певцы, звукорежиссеры и танцоры» — и решила: я не танцор, не актер, не певец, значит, не подхожу. Ну и ладно. И пошла себе дальше. На первом курсе все группы должны были подготовить какой-нибудь номер для Осеннего бала. И когда у нас стало получаться смешно, я так в это всё влилась — и музыку начала подбирать, и шутки придумывать. Местная команда КВН меня приметила. Я активная девочка, а активные везде нужны. (Смеется.)

А это не мешало учебе?

Когда мы хотим, мы всё успеваем. (Улыбается.) Я училась на факультете ресторанно-гостиничного бизнеса и туризма. Параллельно работала и играла в КВН. И вот как-то КВН пошел, пошел, пошел и вырулил в Высшую лигу. Там уже я познакомилась с Натальей Андреевной, которая пригласила меня в проект Made in Woman. Мы выступали в клубах, ресторанах. И только потом, года через два, всё это превратилось в Comedy Woman, а еще позже — в телепроект.

Наташа, а как родители отнеслись к такому повороту вашей судьбы?

Сначала были против. Потому что все мои заработанные деньги уходили на КВН: костюмы, перелеты, сборы... Всё же было основано исключительно на студенческом энтузиазме. Мы сами всё придумывали, организовывали и оплачивали. Родителям не нравилось, что я там всё время пропадала. Но, с другой стороны, они не могли поставить мне ультиматум и запретить играть в КВН, потому что я хорошо училась, да еще и работала. Поэтому мама с папой могли только сетовать: «Зачем тебе нужен этот КВН?»

И когда они смирились с тем, что КВН — это не просто студенческое увлечение?

Когда нас стали показывать по телевизору. Не могу сказать, что они одобряли все мои кривляния, но понимали, что это нравится людям. Зрители хлопают, а значит, всё идет правильно. Когда я осознала, что получаю не то образование, которое мне пригодится в жизни, было уже поздно. Согласитесь, бросать институт, когда ты учишься на четвертом курсе, глупо. Тем более когда ты учишься в Москве. Если бы я училась где-то в Комсомольске-на-Амуре, то, может быть, бросила бы и уехала в Москву поступать в театральный. А так я подумала: «Ладно, закончу, а если что, потом еще поступлю». А потом уже бах — и не надо. Я не знаю, как сложилась бы моя жизнь, поступи я в театральный. Куда бы меня занесло в результате… Это гадание на кофейной гуще, поэтому я даже не пытаюсь об этом думать.

Вы считаете, что профессиональное образование актеру не нужно?

Я считаю, что главное — практика. Теорию можно получить на курсах. Особенно когда ты живешь в Москве и у тебя есть возможность посещать различные мастер-классы и тренинги. Я очень много учусь сама, наблюдаю за актерами, смотрю хорошее и плохое кино. Ведь на плохом кино тоже можно учиться. У меня есть знакомые актеры и режиссеры, к которым всегда можно подойти и что-то спросить. Я не стесняюсь спрашивать.

А вас не смущает то, что у всех вы ассоциируетесь с образом экспрессивной истерички из Comedy Woman?

Большинство людей считают, что артист и в жизни такой же, каким они привыкли видеть его на экране. Меня это очень веселит. Мы с девчонками лет пять назад на гастролях смеялись и поняли, что, когда тебе вслед кричат «О! Сумасшедшая пошла», это гораздо привлекательнее, чем когда говорят: «О! Пошла дура!», или «О! Сисястая пошла!», или «О! Деревня!» (Смеется.) Но стоит со мной пару минут пообщаться, как становится понятно, что это всего лишь образ. Ко мне не раз подходили и говорили: «Глаза у вас умненькие! Что же вы такую роль играете?» или «Посмотрите! Она же нормальная, оказывается». Это ведь, вообще-то, хорошо. (Улыбается.) Этот образ складывался на протяжении нескольких лет, еще когда мы работали вне экрана. Конечно, в нем есть частичка меня, просто в утрированном виде. Например, если меня в компании не слушают, я могу закричать: «Да-да-да! Да тихо вы!» Или, к примеру, я могу, повинуясь какому-то внутреннему порыву, скакать по дому буквально до потолка, громко петь или мяукать. Но ведь нельзя сказать, что это сумасшествие. Это проявление детскости. И вот это всё вошло в мой образ.

Фото: Ольга Тупоногова-Волкова

Говорят, юмористы в жизни очень серьезные люди.

Я много раз слышала фразу о том, что все клоуны в жизни грустные. Действительно, наблюдаю такое, заметила это и в себе. Наверное, это попытка найти внутренний баланс. Я выступаю, получаю аплодисменты, улыбки. А когда прихожу домой, хочется помыть пол, навести порядок, пыль вытереть, немножко себя приземлить — найти баланс… Если на сцене и в компании тебе нужно быть веселой, смешной, позитивной, то, придя домой, хочется и погрустить. Если ты двадцать четыре часа в сутки шутишь и улыбаешься, то последующие двадцать четыре часа тебе по-любому нужно вести себя иначе. Ты не можешь каждый день с утра до ночи ржать, улыбаться и шутить. Если так происходит, значит, у тебя с психикой не всё в порядке.

Наташа, ваш муж Александр Коптель тоже кавээнщик. Не тяжело, когда в семье два юмориста?

Это очень весело. Но конечно, как и у всех остальных людей, всё зависит от настроения, насущных проблем. Ссоры все-таки у всех бывают. И не всегда получается с юмором их решать. Но если у нас семья образовалась, значит, я оценила чувство юмора Саши, а он — мое. Так что мы очень хорошо друг друга понимаем, ну а шутки тем более.

Вы довольны тем, как складывается ваша творческая жизнь?

Мне иногда кажется, что я еще пока ничего не сделала. Если по стобалльной шкале отметить то, чего я достигла в жизни, то, наверное, я сейчас нахожусь лишь на уровне пятнадцати баллов. Меня часто мучает вопрос: почему я не достигла большего? Мне кажется, что мне еще пахать и пахать. Но, конечно же, я не жалею ни о чем, что было, чем я занималась, какой вуз окончила, и вообще обо всем, что сделала. Я корю себя лишь за то, что была слишком ленивой — надо было работать больше. Но я еще успею наверстать.

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости