Андрей Скороход

«Я уверен, что теперь могу сыграть всe»

Фотография: Павел Танцерев
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости

Андрея Скорохода, бывшего кавээнщика, а ныне резидента Comedy Club на ТНТ, действительно можно назвать довольно уверенным в себе человеком: после первого же выступления в КВН он получил приз как лучший актер, после чего жизнь стала казаться ему сказкой. В преддверии ФЕСТИВАЛЯ «Неделя высокого юмора с Comedy Club в Юрмале», ключевым участником которого Андрей является, он рассказал о том, что и в его жизни были моменты, когда приходилось сильно в себе сомневаться

В разгар курортного сезона, с 31 июля по 3 августа, на лучших сценах балтийского побережья в Юрмале зрителей будут развлекать творцы самого прогрессивного юмора в России — резиденты Comedy Club. В прошлом году, в честь десятилетнего юбилея популярного комедийного шоу, летняя Юрмала на целых пять дней стала центром веселья и смеха. Помимо звезд российского шоу-бизнеса — Ксении Собчак, Максима Виторгана, Сосо Павлиашвили, Доминика Джокера и многих других — событие посетили британский певец Крейг Дэвид, «королева вечеринок» Пэрис Хилтон, а также режиссер и музыкант Эмир Кустурица. Идея фестиваля так всем понравилась, что было принято решение повторить прошлогодний опыт и этим летом.

Андрей, я знаю, что в этом году
на Фестивале «Неделя Высокого Юмора с Comedy Club в Юрмале», помимо всего прочего, состоится настоящий модный показ.
Это что-то новенькое.

Да, говорят, что-то такое будет! (Смеется.) И я даже в этом участвую. Мы будем проходить по сцене как «ангелы» Victoria’s Secret, правда, в каких-то необычных нарядах. Некоторые из нас будут с крыльями. Идея показа пришла в голову Демису Карибидису, креативному продюсеру фестиваля, а мы ее поддержали. Но если честно, я не знаю, что именно там будет.

У вас еще не было репетиций?

Нет. А что, это надо репетировать, чтобы просто пройти по дорожке?

Профессиональные модели обычно долго готовятся к показам.

В Comedy Club только эксперты, поэтому мы всё делаем без репетиций, на ходу. Главное — импровизация.

Вас такая самоуверенность никогда не подводила?

Импровизация, естественно, бывает и неудачной, но если много импровизируешь, то добьешься успеха. Вообще все наши номера готовятся очень долго, но иногда хочется пойти на поводу у зала или, наоборот, зал повести за собой. Подобное не всегда удается — бывает, что смешно тебе одному. (Смеется.)

И как, точнее на ком, вы проверяете свои номера — смешно или нет?

Предварительно мы показываем номера своим друзьям, затем Гарику Мартиросяну, и таким образом понимаем, смешно получилось или нет. Очень редко бывает, когда реакция не совсем та, которую мы ожидали. А вот с импровизацией может быть прямо противоположный результат.

То есть вы гарантируете, что на фестивале в Юрмале все номера будут смешными?

Конечно. Вы убедитесь в этом, посмотрев всё на ТНТ в конце лета. Сейчас подготовка проходит в энергосберегающем режиме. Для меня это точно такое же выступление, как и любое другое. По сути, так и есть. Ничего особенного. Мы не соревнуемся за призы, мы просто хотим сделать классную передачу. В народные приметы я не верю — ни в пустые ведра, ни в черных кошек, ни в «поплевать через плечо». В то, что нельзя стричься и бриться перед съемками или экзаменами, — тоже. Я верю только в законы физики и больше ни во что.

Вы, наверное, в школе хорошо учились?

Хорошо, но как раз с физикой отношения у меня не складывались. Хотя, в общем-то, по всем предметам, кроме физики и химии, у меня были девятки и десятки. Я учился в Белоруссии, у нас десятибалльная система.

Ваших родителей в школу за пятерки вызывали?

Постоянно вызывали. (Смеется.) Правда, в основном по другим вопросам: я плохо себя вел, ругался с учителями, дрался с ребятами.

Наверное, таким образом вы хотели привлечь к себе внимание?

У меня с детства было желание выступать на сцене и быть в центре внимания. Если я видел несправедливость, то тут же пытался ее исправить. «Почему ему поставили два, а мне девять? Это же несправедливо, он же мой друг. Давайте обсудим это». — «Нет, Скороход, сиди. Не выступай». — «Тогда вы... вы — карга!» И всё, родителей тут же вызывали в школу.

А как мама с папой реагировали на такое ваше поведение?

Первое время, конечно, удивлялись, ругали, а потом перестали ходить в школу. Родители понимали, что меня остановить невозможно. Да и к тому же учился я хорошо, в драки особо не влезал, участвовал в театральных кружках. Мы жили в маленьком городке Старые Дороги в Белоруссии, где население всего одиннадцать тысяч человек, у нас там было четыре школы и детский центр творчества — все, кто хотел чем-либо заниматься помимо школы, шли туда. Я играл на кларнете, занимался выжиганием и резьбой по дереву, плел макраме, играл в кукольном театре, с первого до последнего класса участвовал в КВН. Активность была сумасшедшая: я занимался всем, и мне всё нравилось. Я даже был чемпионом Белоруссии по вязанию узлов! Это был кружок спортивного туризма, и у нас соревнования проходили между школами республики. Кстати, существует более
пятидесяти видов узлов. И все нужно было знать! (Улыбается.)

Мне почему-то кажется, что вы были таким маминым сыночком... Когда вы решили ехать учиться дальше, родители вас спокойно отпустили?

Можно сказать, что в чем-то я действительно был и мамин, и папин сынок. Я очень любил дом и семью. Уезжать было тяжело, но другого выхода не было. Все мои одноклассники, когда учились в школе, мечтали только о том, чтобы уехать в Минск. Я поступил в Белорусский государственный экономический университет на специальность «Экономическая кибернетика».

Вы так хорошо знали математику?

Да. Там был очень большой конкурс, но я легко поступил. Причем на бесплатное отделение. Мама была безумно рада. Однако я проучился там всего три курса.

Это КВН так негативно отразился на учебе?

Да, у меня начались серьезные игры. Мы с моим товарищем Максимом Воронковым создали свою команду на факультете и сразу оказались в Высшей белорусской лиге КВН. На первой игре мне вручили приз как лучшему актеру, и жизнь стала казаться мне сказкой. Я был уверен, что теперь могу всё, и учеба тут же отошла на второй план. Мы с Максимом постоянно пропускали лекции. Плюс в Белоруссии как раз появился Comedy Club, и нас туда тут же взяли. Мы снялись, наверное, в тридцати программах, и нам сказали: «Ребята, выбирайте — или учиться, или выступать».

Ну и конечно, выбор был сделан в пользу Comedy Club?

Сомнений по этому поводу у нас не было. Я не хотел учиться. Меня привлекала только сцена. Мне ни минуты не хотелось проводить в институте, и, наоборот, я желал постоянно присутствовать на съемках.

Андрей, а как родители отнеслись к такому выбору?

У родителей, естественно, был шок. Мама всю жизнь думала, что я буду адвокатом или ученым, но ни в коем случае не артистом. Тем более я учился на бесплатном отделении. Мама очень жалела и просила окончить институт.

Но вы тем не менее проявили стойкость характера и бросили институт?

Какая стойкость характера? Меня выгнали, а не то чтобы я сам пришел и сказал: «Отчисляйте меня!» (Смеется.)

У вас же, наверное, был шанс исправиться, подтянуться?

Конечно, шанс был, но я не хотел учиться. Под напором родителей я восстановился в другой институт, тоже на четвертый курс, со сдачей академической разницы. Пришел туда первый раз, ребята меня узнали, тут же за спиной стали перешептываться: «Смотрите, это тот, который...» И я туда больше не ходил. К тому же там было ужасно старое, покосившееся здание, а я в этом смысле привереда. (Улыбается.) Потом я восстановился на заочное отделение в свой первый вуз. Но всего лишь восстановился. Дальше не пошло. Наверное, я делал это, чтобы маме какие-то новости сообщать, типа: «Мама, я работаю в этом направлении. Не волнуйся. Я обязательно стану адвокатом».

В итоге история с получением высшего образования на этом и закончилась?

Это еще не всё. Потом я поступил в Европейский гуманитарный университет в Вильнюсе и даже съездил туда один раз на установочную сессию. То есть мы приехали, нам показали, что где находится. Я посмотрел на всё это и уехал. И больше туда не возвращался. Всё! На этом мое обучение было закончено. Так что с высшим образованием беда. Получается, что по меркам многих современных людей я дурак. (Смеется.) Многие удивляются: «Как это без высшего образования?»

Раз уж вы так любите сцену, не думали поступить в театральный институт?

Многие советовали. Понимаете, кто-то, получив актерское образование, играет так себе, а кто-то и без образования классный актер. Я был трудоустроен, занимался любимым делом. И еще куда-то учиться? Я был уверен, что смогу сыграть всё что угодно, да и сейчас мне кажется, что там, где я работаю, в Comedy Club, мне достаточно тех навыков, что у меня есть. Если встанет вопрос о более серьезной работе в театре или в кино, тогда, возможно, пойду на курсы.

Вас еще не приглашали сниматься в кино?

Приглашали в несколько фильмов и сериалов.

И вы отказались?

Да. Для меня важно, чтобы я хорошо почувствовал роль. А то, что предлагали, мне просто не нравилось.

Андрей, а как вы в Москву попали?

Мы играли в КВН в Белоруссии, потом наша команда распалась, как и белорусский Comedy Club. Наступила полная черная полоса в жизни, когда казалось, что и образования нет, и работы нет, что делать — непонятно. Был период, когда у меня вообще ничего не было. Я жил в Минске, у друзей. Домой возвращаться было очень стыдно: это означало признаться родителям, что ничего не получилось, никаким артистом я не стал. Занял сорок долларов у Славы Комиссаренко из Stand Up на ТНТ — он в тот момент помогал писать сценарии команде КВН «Триод и диод». Однажды Слава позвонил мне и говорит: «Когда ты мне уже долг вернешь? Поехали, напишешь им сценарий. Они заплатят, а ты отдашь мне деньги». (Смеется.) Мы с ним поехали, написали какие-то номера, а через неделю они мне позвонили и пригласили в команду.

То есть вы и долг отдали, и в КВН попали?

Да! (Улыбается.) Таким образом, у меня получился скачок сразу в Высшую лигу, о чем все мечтают. Тут же появились деньги, которых хватало не только на съемную квартиру, но и на развлечения. Мы отыграли два сезона, стали чемпионами, и меня пригласили в Comedy. Я приехал, попробовал и остался.

Так легко — поехали посмотреть и остались?

Да. Буквально с одним чемоданом приехал.

Со временем чемоданов стало больше?

Конечно. Сейчас, наверное, переезжать было бы сложнее, но я всё равно готов сорваться куда угодно.

А не хочется обзавестись семьей и осесть на одном месте?

Конечно, хочется. Я все-таки по натуре семейный человек. У меня есть мечта: лужайка, собака, жена, дети… Но пока это невозможно. Я много путешествую, и мне это нравится.

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы
горячие новости
Все новости