Виталий Гогунский

«С собой в Москву я взял семьсот долларов и гитару» 
Фотография: Максим Арюков
ВИТАЛИЙ ГОГУНСКИЙ, ставший популярным благодаря роли Кузи в сериале «Универ» на ТНТ, теперь открылся зрителям с другой стороны. Он участвует в проекте «Один в один» на канале «Россия-1», где ему пришлось применить свой вокальный навык.
Мало кто знает, но карьера Виталия начиналась именно с музыки. Когда-то он даже записал собственный музыкальный альбом.

Увидев выступление Виталия Гогунского в шоу «Один в один» в образе Шуры, я была поражена. Во-первых, от оригинала его было практически не отличить, а во-вторых, оказалось, что Виталий не просто отлично поет — он спел точно как Шура! Однако сам актер оценивает себя довольно критически: «Да, в этот образ мне удалось попасть, но другие мог бы сделать и лучше», — сказал он, когда мы беседовали в Библиотеке-читальне имени И. С. Тургенева. 


Что именно можно было сделать лучше, Виталий?
Я бы хотел больше зарекомендовать себя как человек, который умеет петь. В театральном вузе нам преподавали вокал, и до этого я занимался пением, но большого опыта выступлений у меня нет. Сейчас, к середине шоу, я понял его некоторые тонкости. Основная задача участника — уловить узнаваемые особенности артиста, которого ему предстоит показать. При этом самое сложное — перевоплотиться, скажем так, на глазах у поклонников этого артиста. Надо всесделать так, чтобы фанаты Майкла Джексона, Элвиса Пресли или Фредди Меркьюри простили тебя за то, что ты прикоснулся к образу их любимого исполнителя. Ну и конечно, нужно не расстроить зрителей, которые ожидают от шоу чего-то интересного. 


Сыграть женский образ вам сложнее, чем мужской?
Я окончил мастерскую Алексея Баталова и хочу сказать, что с точки зрения актерского мастерства сложнее всего сыграть просто хорошего человека, такого как Гоша из фильма «Москва слезам не верит». (Улыбается.)


Актерское образование стало для вас вторым, сначала вы окончили политехнический университет в Одессе. Что сподвигло вас изменить планы на жизнь?
Родители видели меня инженером. Отец как-то сказал нам с братом: «Я всегда хотел для вас лучшего, в моем понимании». А мама втайне мечтала, чтобы я стал артистом. Для нее мое участие в проекте «Один в один» — сбывшаяся мечта. Я знаю, что она сидит у телевизора и плачет. Честно говоря, я и в «Танцах со звездами» в свое время участвовал, потому что знаю: маму радует, что ее сын — артист. Знаете, как в песне: «Главное, чтобы эта песня нравилась моей маме». Родители старались вложить в нас с братом как можно больше знаний, воспитывали в нас жажду жизни, а мы с удовольствием использовали все возможности, которые нам давали. 


Какие, например?
Мы жили в маленьком провинциальном городе Кременчуг, что на Украине. Через дорогу от дома была музыкальная школа, через две остановки в одну сторону — футбольная секция, в другую — гребная база, через мост — шахматный клуб. Пожалуйста, любой каприз. В то время было модно учиться на отлично, участвовать в спортивных соревнованиях, играть на гитаре. Каждый знал песню «Плачет девочка в автомате». Девчонки слушали и плакали. (Улыбается.) Компьютеров тогда почти не было, мы всё время чем-то занимались вне дома. И в какой-то момент я захотел использовать свои навыки, превратить их в профессию, несмотря на то, что в сфере театрального искусства была полная разруха. 


Что вы имеете в виду?
Когда я только начал интересоваться актерской профессией, она не была такой модной и престижной, как сейчас. Тогда даже фильм «Бригада» еще не вышел. В провинциальных театрах вообще были такие актеры, что можно было возненавидеть искусство после одного спектакля. Но я понял, что в этой профессии смогу быть собой, смогу стать счастливым. 


Вы легко поступили во ВГИК?
Более того, дважды поступил с первой попытки. (Улыбается.) Я приехал, успешно сдал экзамены, но учиться не стал — решил вернуться в Киев, потому что записывал там музыкальный альбом. Результатами я остался недоволен, так что на следующий год снова приехал в Москву и поступил на курс к Баталову. 


Как прошла ассимиляция в столице?
«Любовь Москвы не быстрая, но верная и чистая». Я приехал сюда в середине июля в 2001 году. С собой взял всё свое имущество — семьсот долларов и гитару. Снял комнату в коммуналке. Была жара, мало людей, ходили загорелые девушки. Строились площади, «Охотный Ряд», такая красотища вокруг была! Я подумал: «Какой уютный маленький город!» А потом наступила осень, и все вернулись из отпусков. В метро начался «парад пингвинов», не протолкнуться… Но уже всё, обратной дороги не было — успел в Москву влюбиться. (Улыбается.) Этот город дает возможность развиваться. Я уже на первом курсе дебютировал как композитор в одном фильме. Всегда верил, что всё будет хорошо. 


Не думаете теперь вновь попробовать свои силы в музыке?
Не знаю. Не чувствую, что дорос. Когда я писал тот альбом, у меня перед глазами были лучшие музыкальные образцы вроде Джорджа Майкла и Майкла Джексона. И когда я услышал то, что наваял в студии сам, то очень расстроился и тут же всё забросил.

Может быть, вы сразу поставили себе слишком высокую планку?
Я не мог по-другому. Все люди, с которыми я рос, были меломанами. У нас были Nirvana, Depeche Mode, Pink Floyd, Scorpions, Metallica, Цой и Высоцкий. Мы собирались компанией и слушали музыку, под которую мечтали, переживали, влюблялись и расставались. И не было такого потока на радио, как сейчас, когда все подряд — бу-бу-бу… Продюсеры называют это — «формат». А я думаю, ушло что-то важное.


Мне кажется, просто закончился период юношества и сопутствующей ему романтики.
А я возражу! Тут другое. Нет какой-то общей философии, культуры слушания музыки. А кто у нас сейчас свои песни пишет? По пальцам можно пересчитать. Кругом продюсерские проекты. Написать свою песню и защитить ее очень сложно. 


Чем займетесь после шоу «Один в один»? Какие пути себе наметили?
Мне бы хотелось стать режиссером, продюсером, самому делать какие-то интересные проекты. Вот скоро запускаем проект для детей — мультики. Пока не скажу ничего конкретного, все еще в разработке. Я буду озвучивать одного, а может, двух персонажей. Скорее всего, даже голосом моего героя из «Универа», потому что мультях будет на него очень похож. Его, кстати, с меня срисовали: глаза, голос, повадки. (Улыбается.


Не планируете задействовать в каких-то проектах свою супругу Анну?
Возможно, в будущем. В шоу-бизнесе же не одни только плюсы — минусов полно: жизнь напоказ, ничего твоего. К тому же надо долго учиться, нельзя же просто так... 


Этот аргумент мало кого останавливает. Некоторым лишь бы себя показать.
Ну да, пиар рулит. К счастью, в театральные вузы берут не тех, кто хочет себя показать, а тех, кому есть что сказать. Но человек должен чувствовать, что это его дело. 


А свою дочь вы воспитываете так же, как воспитывали вас? Водите ее в какие-то секции?
Да, она занимается в хореографической школе, поет, у нее потрясающий слух. Как и любая девочка, дочь любит Рапунцель и платья, любит быть в центре внимания и на сцене. Даже что-то пишет сама.


Подождите, а сколько же ей лет? Мне казалось, она совсем малышка.
Четыре годика. Дети все талантливые. Вопрос в том, как это все будет развиваться. Ведь многие начинают в раннем детстве, но в своей карьере заходят в тупик. Знаете, когда я с кем-то говорю о жизненных путях, у меня возникает ассоциация со сказкой, в которой богатырь оказывается перед камнем. Он должен сделать выбор, куда двигаться дальше: направо, налево, прямо. Но четкого ответа нет, везде что-то приобретешь и что-то потеряешь. В вузе нам все время говорили, что лишь один-два человека со всего курса смогут чего-то достичь. Но риск есть в любой профессии, не только в актерской. Не страшно, что ли, просидеть всю жизнь в банке и понять, что ты считал чужие цифры? Или вот все на гаишников жалуются. А попробуйте простоять весь день, когда мимо проезжают фуры, в воздухе свинец, а ты стоишь по форме и в жару, и в холод. Все смотрят на других и думают, что у них-то жизнь легче. 


Вы всегда стараетесь ставить себя на место других?
Да, этому научили в вузе. Я бы и в школах ввел занятия вроде актерского мастерства, которые назвал бы, скажем, этикой. Чтобы дети играли роли полицейского, солдата, спортсмена и учились ставить себя на их место. Я обязательно буду говорить на эти темы со своим ребенком. Я скажу, что если моя дочь видит бизнесмена, который садится в дорогую машину, то перед ней лишь вершина айсберга и не стоит думать: «Блин, классно!» Мы с отцом часто философствовали на эту тему. Может быть, человек под забором гораздо счастливее, чем какой-то депутат. Задача человека — найти то, что сделает его счастливым и при этом не заставит нарушить правила социума. Я уважаю людей, которые понимают, что для счастья им нужно, скажем, сто тысяч долларов, на которые они будут двадцать лет жить на Бали. В Москве слышал много историй о том, как какой-нибудь банковский акционер продает квартиру, машину и уезжает в Индию заниматься серфингом. Это же супер! Человек понял, что ему нужно. 


А вы бы так смогли?
Наверное, не будь у меня всего, что я сейчас имею, я бы все равно был счастлив. Если, например, сегодня у меня есть возможность заказать карпаччо, а завтра уже нет, я буду чувствовать себя прекрасно. В любой момент я готов перейти на доширак. Счастье ведь состоит не только из материальных благ. Семья, друзья, музыка, кино, хобби — вот что важно. И еще я бы каждому пожелал найти дело, без которого он не представляет свою жизнь. Мне кажется, именно это делает человека счастливым.