14 июля 2009

Ирина Пегова и Дмитрий Орлов

Осенью этого года на экраны выйдет романтическая комедия «Московский фейерверк». Режиссер картины — Дмитрий Орлов, в главной роли — Ирина Пегова. В преддверии премьеры звездная пара рассказала ОК!, как им работается, а главное — живется вместе. Ведь уже четыре года они не просто коллеги, а настоящая семья 

Фотография: Максим Арюков
Новое на сайте
Звёзды
Все материалы

Кажется, они созданы друг для друга — Ирина Пегова и Дмитрий Орлов, одна из самых красивых пар российского кинематографа. Она играет в МХТ имени Чехова, снимается у Алексея Учителя: помните роковую героиню в «Прогулке» и романтичную официантку из фильма «Космос как предчувст-вие»? Он предан только кино: настоящий герой в «Первом после Бога» и тоже герой, но уже любовник в «Небо. Самолет. Девушка». Молодые и успешные, четыре года назад Ирина и Дмитрий стали супругами. А уже год спустя — родителями дочки Танечки. Окружающие привыкли, что они всегда вместе. Жаль, что в кадре им удалось встретиться лишь раз — в картине «Закон обратного волшебства». И в ближайшее время ситуация вряд ли изменится: Орлов теперь устроился в режиссерском кресле. Пегова, правда, по-прежнему снимается, но на этот раз в картине мужа. Скоро на экраны страны выйдет комедия «Московский фейерверк» — три новеллы о любви. Одну из главных ролей Дмитрий на правах сценариста и режиссера доверил своей обожаемой Ирине. «Пегова — великая русская актриса», — без шуток заявляет режиссер и по совместительству муж. За что сейчас хвалит, за то в свое время стороной обходил. Они познакомились на кинофестивале в Варшаве и, кажется, там же влюбились друг в друга. Одно но: категоричный Орлов до последнего был уверен, что у его суженой не может быть диплома актрисы… А теперь артистка Пегова и режиссер Орлов планируют обзавестись еще парой наследников.

Дмитрий, спустя годы вы, наверное, пересмотрели свой былой принцип — «из актрисы хорошей жены не выйдет»?
Дмитрий Орлов:
Это старая история, в общем… У меня поздний брак, и это не потому, что Дима Орлов не мог найти себе женщину. Просто Дима Орлов был весьма разборчив и требователен. А актриса, помимо того что это некоторый род деятельности, это еще и свойство натуры. И те из них, за кем я наблюдал, в большинстве своем были непригодны для брака. Я не хочу никого обидеть, давайте лучше анекдот расскажу на эту тему. «Молодая актриса просыпается утром, а перед ней стоит дьявол и говорит: «У меня есть к тебе одно предложение, только с подвохом». — «Ну, предлагай». — «Так вот, завтра утром ты просыпаешься в Голливуде, ты звезда, у тебя уже два «Оскара», на третий ты номинирована, и на десять лет вперед у тебя расписаны божественные роли у самых крутых режиссеров, но только ты мне за это должна душу отдать». Актриса задумчиво: «Только я что-то не поняла: а в чем подвох?!» Понимаете, о чем я?
Безусловно.
Но потом я встретил актрису Пегову, страстно ее полюбил, обнаружил потребность в общении с ней — с этого же все началось. Оба были взрослыми людьми, и у каждого была установка на брак. Мы достаточно быстро о нем заговорили, а потом и о детях, и стало понятно, что с Пеговой у меня все получится, потому что Ира не безумно и не фанатично предана профессии. Она ежедневно доказывает, что дом для нее важнее. Мы с дочкой чувствуем ее постоянную заботу. Даже иногда нам приходится ей говорить: «Мамочка, иди отдыхай, не надо стоять на кухне». А она отвечает: «Тогда у вас не будет завтра вкусного обеда». И стоит, готовит дальше. Так что в этом смысле у нас все трогательно. Мы точно знаем, что мы для «мамочки» гораздо важнее ее творчества.
Ирина, это действительно так?
Ирина Пегова:
(Улыбается.) Конечно. После рождения Тани у меня изменилось отношение к работе: теперь чем ее меньше, тем для меня лучше. Я за меньшее количество спектаклей в месяц, за съемки в Москве. Раньше с удовольствием ездила на гастроли, надолго и далеко, а сейчас для меня это какая-то катастрофа. Для меня счастье — дома побыть! Но иногда приходится и Таню с собой брать на гастроли и на съемки. Раньше в этом была просто острая необходимость: я до двух с половиной лет кормила ее грудью. Сейчас уже легче, хотя каждый раз, приезжая в новый город, приходится заново налаживать быт. Зато благодаря Тане я узнала, что, например, город Челябинск зимой прекрасен: там такие удивительные ледовые городки строят. Еще там есть зоопарк. А если бы была без Тани, все это время проспала бы в номере.
А давно вам захотелось семью?
Конечно, все произошло, только когда появилась в ней острая необходимость. Мне было 25 лет, и я встретила Орлова. А до него и объекта приличного не было — я работала и работала себе. Сейчас смотрю на своих коллег-девушек, иногда, когда им дают очередную роль, спрашиваю: «А зачем тебе это надо?» А мне отвечают: «А что еще делать, мне нравится». Просто у них нет ничего другого. У меня так же было, я успевала и работать, и в фитнес-клуб ходить. Благо он до часа ночи был открыт, и я после спектакля и до самого закрытия там и занималась.
Д.О.: У меня все было приблизительно так же. А потом время пришло. Мне кажется, что если бы мы встретились на пару лет раньше, то между нами, может, что-то и возникло, но семьей мы бы не стали. Потому что Ира еще была другой, да и я тоже. А уже после нашей встречи во мне какое-то время жил страх: а если бы она прошла мимо…
Ирина, первое впечатление от Орлова помните?
Конечно. Прекрасное. Как известно, женщина любит ушами, а мы сразу после нашего знакомства в Варшаве на кинофестивале пошли гулять по городу, и он очаровывал меня, не умолкая. Демонстрировал образованность, остроумие, а когда ему мама позвонила, так он полчаса с ней так нежно говорил, что я подумала: «Ну ничего себе, мужику 33 года, а он такой ласковый и уважительный с мамой». Потом в ресторан зашли, он все угощал, поражал широтой души.
А не возникало мысли: как, такой мужчина — и до сих пор один?
Откуда я могла знать, один он или нет. Он мог и женатым оказаться. Но я не думала тогда об этом. А когда вернулись в Москву, я тут же улетела в долгую экспедицию, а когда вернулась, мы просто стали вместе жить. Орлов привез свою сумку ко мне и остался.
Он долго открывался вам как человек?
Максимально я узнала его только недавно, после рождения ребенка. До этого мы были разными людьми, а тут связь появилась — дочка. Потом, человек познается не только в радости, но и в беде. У нас бывали и сложные этапы. Еще до Тани на раннем сроке беременности у меня случился выкидыш. Как мы переживали, словами не передать. Такие вещи обычно разъединяют людей, а нас — наоборот. Дима проявлял чудеса заботы. Он окружил меня любовью, чтобы все плохое побыстрее забылось.
Д.О.: Мы не любим вспоминать драматические эпизоды. Тяжело было, но, значит, так суждено.
Как думаете, зачем жизнь преподнесла такой урок?
Д.О.:
Чтобы расставить приоритеты. Понимаете, это как с автомобилем: пока вы по-настоящему не испугаетесь на дороге за рулем, ваша езда не будет действительно ответственной и точной. Когда с ребенком проблемы, все остальное становится неважным. И ты понимаешь, что дейст-вительно главное в жизни, а что нет. Кого-то бесит, что девочка ковыряет в носу, но слава богу, что это здоровая девочка ковыряет в носу!
Ирина, а как Дима изменился после появления дочери?
Несколько первых месяцев это была катаст-рофа, потому что он не понимал, как реагировать на поведение Тани. Например, когда она плакала, я, как мать, которая внутренне и до сих пор связана с ребенком, понимала, почему это происходит и когда пройдет, что, скорее всего, Таня кушать хочет или живот ее мучает. А Дима нервничал жутко. А когда мы переболели детской желтушкой, Орлов чуть с ума не сошел, оттого что не знал, что делать. Он чувствовал свое бессилие, и от этого ему было только хуже.
Дима, а какими глазами вы посмотрели на Ирину после рождения дочки?
Я ей уже говорил, а она мне не поверила. Я сказал: «Пегова, когда я увидел тебя после родов, то для меня это было самое прекрасное из того, что я видел в своей жизни». Хоть я и не присутствовал при родах, но Таню мне показали сразу после рождения, и в этот момент в зоне видимости оказалась еще и моя любимая женщина — замученная, истерзанная непростым процессом, но самая прекрасная. В тот день изменилось все. В чем смысл жизни — словами ответить на этот вопрос сложно, но я это почувствовал. Наша семья стала полноценной. До этого в ней чего-то не хватало, а с появлением ребенка стало понятно, как жить, зачем жить и для чего жить. Ребенок же делает мужчину и женщину кровными родственниками, и я считаю, что настоящей семьей можно назвать только то объединение мужчины и женщины, где присутствуют дети. Ребенок — это родство, а изначально мы ведь абсолютно чужие люди. Да, мы можем испытывать друг к другу чувства, но ничего, кроме них, нас не связывает. А тут мы становимся родными.

СЕРГЕЙ МАРТЫНЕНКОВ

Новое на сайте
Звёзды
Все материалы