Ростислав Хаит: первая фотосессия с любимой девушкой и разговор о романтике

 ОК! провел первую совместную фотосессию Ростислава Хаита, главного сердцееда из «Квартета И», и его девушки Ольги Рыжковой.

Фотография: Ваня Березкин Ростислав Хаит и Ольга Рыжкова
Новое на сайте
Новости
Все материалы
горячие новости
Все новости

22 февраля в прокат выходит продолжение фильма «О чем говорят мужчины». В канун Дня святого Валентина ОК! провел первую совместную фотосессию Ростислава Хаита, главного сердцееда из «Квартета И», и его девушки Ольги Рыжковой, а заодно выяснил, какой должна быть женщина, чтобы мужчина захотел с ней поговорить.

Это ваша первая совместная съемка?

Ростислав: Официально — да.

Слава, вы уже не в первый раз снимаетесь для ОК!, а как Ольга отнеслась к идее вашей общей фотосессии?

Ольга: Когда мы со Славой что-то делаем вместе, это всегда приятно. Даже если мы спорим, это всегда какой-то драйв.

Оля, вы новый фильм уже видели? Был же, наверное, закрытый показ для своих?

О.: Сейчас ребята делали первую сборку, и Слава позвал меня посмотреть и сказать свое мнение, но я не пошла. Мне гораздо интереснее впервые увидеть кино на премьере. Но конечно, я в курсе каких-то вещей. Например, знаю, что Славина девушка по фильму всё время занимается йогой. Сам Слава никогда этого не делал и не собирается. У него такая позиция. Он даже в спортзал не ходит. А я как раз занимаюсь, и периодически, когда мы путешествуем, делаю упражнения в номере отеля. Еще и мантры включаю. Слава сначала та-а-ак на меня смотрел! Нет, он ничего не говорил, но на его лице было написано: «Господи, что это?!» По-моему, он думал, что я совсем ку-ку! Так вот, я знаю, что в сценарии нового фильма будет эпизод, в котором он первый раз в жизни пойдет на йогу. Думаю, это будет смешно.

Между первыми двумя фильмами была пауза в два года, а третью часть вы сняли через восемь лет. Почему вы так долго ждали?

Р.: Не то чтобы мы планировали такой перерыв. Просто после выпуска первых двух фильмов мы решили, что негоже ставить такой яркий бренд на поток, и попробовали сделать альтернативное кино. Сделали «Кролика» (фильм «Быстрее, чем кролики». — Прим ОК!) — народ не понял. Как написал один из критиков, «мы совершили коллективное коммерческое самоубийство». Потом мы сделали «День выборов 2» и подумали: чем нам дальше заниматься? В смысле кино. И решили, что нужно восставать из мертвых, — с точки зрения коллективного коммерческого самоубийства. Для этого очень пригодился бренд «О чем говорят мужчины», да и материала за восемь лет много накопилось. Тема неиссякаемая.

Мужчины же в разном возрасте говорят о разных вещах, а если и о тех же, то, наверное, по-разному. Есть штук пять стабильных тем-хедлайнеров, о которых мужчины говорят всегда.

Ростислав Хаит и Ольга Рыжкова

Вообще-то, с точки зрения психологии считается, что мужчины больше молчат.

Р.: У меня в дипломе написано «артист разговорного жанра». Я мужчина нетрадиционной разговорной ориентации. Но вообще мужчины, с которыми я знаком, говорят больше, чем женщины.

Как вам кажется, кто ваша аудитория?

Р.: По результатам трекинга, который мы проводили два месяца назад, фильм больше всего ждут девушки от двадцати пяти до тридцати пяти лет и мужчины от сорока и старше. Мы задумались, почему так, а потом поняли: мужчины от сорока и старше — это мы и есть, а девушки от двадцати пяти до тридцати пяти — это девушки, с которыми мы живем. Они и в жизни воспринимают нас максимально адекватно, и наше кино смотрят с большим интересом. Всё по-честному, всё правда.

За восемь лет некоторые люди успевают родить ребенка и отправить его в школу. Что произошло за это время с вашими героями?

Р.: Есть ощущение, что мы стали чуть-чуть взрослее, а соответственно, чуть-чуть грустнее, но есть надежда, что пресловутый порох в соответствующих местах сохранился. Что касается сюжета, то в новом фильме у каждого из нас четверых есть своя тема. У Саши это финансы. У Лёши — взаимоотношения с родителями, как ни странно. У Камиля вообще отдельная тема, которая, собственно, является ключом и двигателем всей истории.

У меня — тема личной жизни. Я играю человека, который попал в зависимость от молоденькой девочки, от ее настроения, капризов. На протяжении всего действия он переживает, нервничает, чувствует себя не в своей тарелке.

Пять лет назад вы признались, что впервые живете с девушкой под одной крышей. Выражение лица у вас при этом было как у ребенка, который только что научился завязывать шнурки, — счастье и гордость. А как сейчас?

Р.: Сейчас по-другому. Если не говорить высокопарными словами, то сейчас мне очень комфортно, адекватно, тепло. Для меня душевный комфорт — одна из важнейших вещей в жизни. Поэтому у нас с Олей такие длительные и хорошие отношения.

Ростислав Хаит

Оля, а что вас держит рядом с Ростиславом?

О.: Мне с ним интересно. Для меня это очень важно. Я быстро зажигаюсь и быстро охладеваю. Но на этот раз я не могу применить прежние схемы. Здесь всё развивается по другому сценарию, и это очень здорово. Потому что, когда мне скучно, я начинаю творить какие-то нехорошие вещи.

Вы готовы к тому, что любой эпизод из вашей совместной жизни может попасть на экран?

О.: Я отношусь к этому философски и, как ребята из «Квартета», готова посмеяться над собой. Я вообще считаю, что относиться к себе слишком серьезно — это тупиковый путь. Наверное, мы со Славой сошлись в том числе и из-за этого. Он не терпит пафоса и фальши. Я тоже не люблю этого в людях.

А вот посмеяться над собой и друг над другом — для нас это нормально. Когда мы идем к ребятам на премьеру, мы это называем «Узнай себя и своих друзей». Мы-то понимаем, о чем речь, даже когда изменены имена и детали. От этого еще интереснее.

Р.: В этом плане Сергей Довлатов умел себя «вскрывать» полностью, и его жена была совсем этому не рада. Потому что он все-таки писал не совсем правду, а утрировал, что-то менял и ради литературы не щадил никого. Мы в сценариях не доходим до такого самопожертвования, как Довлатов. Во всяком случае пока не было серьезных конфликтов с близкими. Хотя несколько раз возникали большие вопросы по поводу того, как я это буду произносить при живом-то человеке. Не хочется же никого обижать.

В прошлом фильме ваш персонаж спрашивал у девушки, с которой танцевал: «Вам нравится Pink Floyd?» Но она ничего не знала об этой группе. Слава, а Олю вы тоже тестировали?

Р.: Собственно, это у нас и произошло. Обычно ведь как? Изначально девушка нравится тебе внешне. Никогда у меня в жизни не было отношений и вообще ничего с кем-то, кто мне бы не нравился внешне. Поэтому сначала Оля понравилась мне внешне. Потом я сказал: «А вот у моего любимого писателя Довлатова…» А Оля раз — и продолжила цитату. Думаю: ни фига себе! Я: «А вот в этом фильме…» Она: «Да-да-да…»

Это сразу чувствуешь: свой — не свой человек. Здесь был абсолютно свой. А что касается Pink Floyd, то Оля, безусловно, знает, что это за группа, хоть она и не относится к числу ее любимых. Оля вообще образованнее меня. По части литературы так точно!

Ростислав Хаит и Ольга Рыжкова

А с Олиной стороны была такая проверка?

Р.: Это дело мужчин, как мне кажется, проверять: свой — не свой. По крайней мере, Оля не такая. Она не проверяла.

О.: Ну, тест на внешность Слава у меня бы не прошел. Он совершенно не мой типаж. Был. А тест на интеллект на тот момент меня удивил. Удивило и задело, что у мужчин такие заниженные ожидания по поводу уровня образования и бэкграунда девушки. Любое мое замечание, любая достаточно ординарная фраза во время обсуждения литературы, театра или кино вызывала реакцию: «Ой, ты и это знаешь!» А можешь продолжить цитату «Чем меньше женщину мы любим…» Это смешно и грустно. Хочется спросить, с кем же вы общались раньше?

То есть вы, Слава, игрой в цитаты чуть было всё не испортили?

Р.: Наоборот, когда мы начали разговаривать, всё стало налаживаться. Я ведь поначалу на Олю произвел неприятное впечатление. Когда я на отдыхе в Одессе, мне море по колено. Я был наглый очень, самоуверенный и вел себя беспардонно.

О.: Это было ужасно! Слава подошел ко мне и стал со мной настолько дерзко разговаривать, как будто для него нет никаких границ. Притом что я вообще не собиралась с кем-то знакомиться или флиртовать. Я была в Одессе со своей семьей — с сестрами и их детьми. Не говоря уже о том, что у меня на тот момент был молодой человек и что он должен был через неделю ко мне приехать. Поэтому я сразу сказала Славе, что несвободна, но он не обратил на это внимания. И это была не одна попытка с его стороны! Он всё время был рядом, оказывал мне какие-то знаки внимания, которые меня только раздражали.

Один раз, помню, мы сидели с сестрой на пляже, и Слава подбежал ко мне, поцеловал в плечо и убежал. Мне тогда долго пришлось объяснять сестре, что это артист из «Квартета И», а для них такое поведение нормально. Но с другой стороны, чисто по-женски, эта его невероятная уверенность в себе и напор, когда человеку десять тысяч раз говорят нет, а он продолжает ухаживать, меня приятно удивили.

Говорят, мы любим людей не за то, какие они, а за то, какие мы с ними. Ростислав, отношения с Олей вас изменили?

Р.: Наверняка. Но не мне судить. Мне кажется, я по отношению к Оле внимателен, а вот стал ли я мягче? Нет. Остался таким же. Я бываю достаточно жестким человеком, неприятным и упрямым. Это у меня есть. И не думаю, что моего упрямства поубавилось.

Ростислав Хаит и Ольга Рыжкова

Это как-то по-детски…

Р.: А я такой взрослый? Нет, по возрасту я уже почти старый, а по внутреннему состоянию — нет. Вы знаете, мой внутренний возраст скачет. Иногда ощущение, что мне лет четырнадцать. Иногда — что шестьдесят пять. Оля совсем не любит, когда я пожилой, и у нее возникает вопрос, кто этот человек и зачем он здесь ходит и кряхтит? И зачем ей это надо? Когда мне четырнадцать, для нее, наверное, это более адекватно и понятно. Но больше всего, думаю, ей нравится, когда я совпадаю со своим реальным биологическим возрастом.

О.: Не так уж часто ты превращаешься в пожилого человека! А когда в Славе просыпается подросток, это даже забавно. Иногда, когда хочется разгрузить мозг, мы ведем себя как полные идиоты.

Романтике есть место в вашей жизни? Оля, вспомните, какой самый романтический поступок совершил ради вас Ростислав?

О.: Это была Одесса, самое начало наших отношений, когда Слава за мной только ухаживал. Я помню, что мне нужно было уезжать, и мы говорили о том, что у нас, наверное, ничего не получится и лучше остаться друзьями. Расставание. Закат на пляже. Нежный градиент в небе. Ощущение, что всё закончилось, даже не начавшись.

Слава говорит: «Хорошо, тогда я оставляю тебе водителя, он тебя довезет. Всё, пока». Он уходит. Я сажусь в машину. Водитель включает безумно красивую песню «Така, як ты» группы «Океан Ельзи». И такой там проигрыш инструментальный, такая скрипка с надрывом…

Ну скажите, что это было подстроено.

О.: Да! Слава мне потом сказал, что он попросил водителя поставить эту песню! Срежиссировал, понимаете? И я была действительно в кино в тот момент.

Р.: Романтика в нашей жизни присутствует во всех видах: прогулки вдоль берега моря, медленный танец, красивая музыка, шампанское. Я не очень часто дарю цветы, но и это бывает. Пришел вот с цветами к Оле на выступление — она выступала на соревнованиях по воздушно-спортивному эквилибру.

Ростислав Хаит и Ольга Рыжкова

И как вам этот вид спорта?

Р.: С моей стороны это такое удивление: человек никогда такого не делал и вдруг раз — и выступает на чемпионате мира. Мы это даже никогда не обсуждали. Это ее личное увлечение.

То есть вы не водитель-контролер, оставляете Оле личное пространство?

Р.: Терпеть не могу контроль над собой и отвечаю тем же. Для меня главное, чтобы она была на связи и отвечала на звонки. Мы ведь четыре-пять месяцев проводим врозь — не в одном городе, не в одной стране, — и меня это совершенно не смущает. Вот сейчас Оля полтора месяца была в Лос-Анджелесе, пыталась там пробиться по-актерски. Может, еще поедет.

О.: Слава не контролер, но он любит быть в курсе. Ему нужно знать, какие у меня планы, что я собираюсь делать, как я распределяю свое время…

Оля, как артист разговорного жанра Ростислав вам в карьере хотя бы словом помогает?

О.: Он меня поддерживает в моих начинаниях. Но, когда мы с друзьями-актерами обсуждаем, к какому агенту или кастинг-директору пойти и как попасть на какие-то очередные пробы, на меня все смотрят с удивлением: мне-то это зачем надо? А я говорю: «Да, это очень смешно! Я живу с продюсером, но это не имеет никакого отношения к моей карьере». Сначала было немножко обидно, у него же есть весь ресурс, чтобы мне помочь, а потом я поняла, что это нас избавляет от такого количества потенциальных проблем.

Совместная работа дает дополнительную почву для конфликтов, так ведь? И когда я приехала в Голливуд и у меня наконец-то стало что-то получаться, это дало такое удовлетворение, какого не было бы, если бы он мне помогал. А так это мое, и это приятно.

Р.: Всё, чего Оля добилась, она добилась сама — через кастинги, через каких-то своих знакомых. Я пытаюсь помочь, но, как показывает практика, из меня плохой помощник. Во-первых, не хочется одалживаться перед людьми, а в проектах «Квартета И» не получается никак. Просто нет ролей и есть свои негласные правила.

Например?

Р.: Например, мы делим деньги поровну, и никто не протаскивает своих близких. А как по-другому мы бы сохранились, когда столько лет вместе?

А с Олей вы вместе сколько лет?

Р.: Пять.

Знаете, что Госдума хочет принять закон, приравнивающий пять лет совместной жизни к браку?

Р.: Предлагаю такой вариант: десять лет приравниваются к одному ребенку, пятнадцать — к двум, двадцать — к внукам. Семь лет — к совместной собаке.

Новое на сайте
Новости
Все материалы
горячие новости
Все новости