8 августа 2017

Есть ли дружба после разрыва?

Стоит ли сохранять дружеские отношения с экс-возлюбленным? И возможно ли это без обид? Если расставаться вовремя и по-честному, я думаю, все реально. Но так ли необходимо? Вот несколько жизненных примеров.

Фотография: Архив пресс-службы
Новое на сайте
Колумнисты
Все материалы

Разрыв — чаще всего дело мучительное и малоприятное. Когда тебя оставляют — это просто больно, когда оставляешь сам — вместе с болью наполняешься сомнениями, чувством вины и прочими разрушительными эмоциями. Можно пытаться дружить после, можно блокировать бывшего во всех социальных сетях, а можно просто отпустить ситуацию и попробовать принять свои чувства, какими бы они ни были.

Безусловно, есть счастливчики, которые воспринимают разрыв как новый виток судьбы и возможность начать нечто новое и увлекательное. Таким людям, конечно, можно позавидовать. Но ведь любая эмоция может быть вашим осознанным выбором! Страдать или не страдать? Плакать или веселиться? Да и вообще, как перейти из состояния «мы вместе» в это сказочное пространство «свободной жизни»?

Как всегда, в привычной мне манере, с радостью поделюсь пережитым опытом и опытом удивительных людей, которые меня окружают. И начну с прекрасного примера «счастливой осознанной жизни».

Есть у меня одна дальняя знакомая Женя. Ей хорошо за 40. Вряд ли Женю можно назвать хрестоматийной красавицей, но жизненная энергия бьет из нее ключом, а мужчин, на мой взгляд, привлекает именно это. Сейчас она счастлива в своём четвертом браке. С Женей я встречалась несколько раз, и то случайно, но именно эта милая женщина стала для меня образцом женской силы. Однажды она меня ошеломила:

«Обожаю разводиться! Хороший повод отправиться в долгосрочное путешествие! После первого развода я улетела в Израиль, пустилась во все тяжкие и меняла любовников, как перчатки».

Ее первый муж не жаловал любовь земную и всеми способами старался избегать супружеского долга. Тем не менее, каким-то чудом она забеременела, и на свет появился мальчик. Она долго пыталась спасти семью: они вместе ходили к психологу, сексологу, на уроки тантры и даже к экстрасенсу. Все оказалось просто: ее супруг был гей, который женился лишь с целью успокоить любимую матушку.

Второй муж был сказочно заботлив, но забота превратилась в нечто маниакальное. Он заставлял ее тепло одеваться в любую погоду, пить горячее молоко на ночь, носить шерстяные рейтузы зимой, и буквально обрывал ее телефон, если она хоть на минуту задерживалась с работы, а по вечерам буквально пытал ее бесконечными вопросами: «Что ты ела на обед?», «Ноги не промочила?», «Почему забыла надеть шарф?» В начале всё это казалось невероятно милым, но спустя год семейной жизни моя знакомая взвыла от неуемной заботы молодого супруга и во второй раз подала на развод.

После этого она купила билет на самолёт и отправилась на другой континент — дышать свободным воздухом Австралии. Тёплые шарфы, горячее молоко и рыбий жир по утрам заменили утренняя пробежка, океан и цветные попугаи. «Я отключила телефон на весь день и просто скакала, как кенгуру, от счастья! Я свободна. Я снова взрослая женщина и могу сама контролировать свою жизнь»,— рассказала она.

Налюбовавшись австралийскими красотами, она вернулась в Москву с твёрдым намерением больше никогда не выходить замуж. Но буквально через полгода на ее безымянном пальце засверкал неприлично огромный бриллиант.

Третий муж был спокоен, добр и вызывающе богат. Жили счастливо и долго. Как у Христа за пазухой Евгения прожила восемь лет, родила ещё двоих детей и совершенно неожиданно для всех, аккурат на своё 40-летие, улетела в Мексику. Одна.

Муж, родители и многочисленные друзья семьи, накопившиеся за 10 лет счастливого брака, пытались достучаться до Жени в полной уверенности, что все дело в таинственном кризисе среднего возраста. Не тут-то было! «У меня было всё, но я потеряла самое главное — вкус к жизни,— объясняет она.— Последние два года брака я просто перестала чувствовать что-либо. А в один прекрасный день проснулась с чужим человеком. Я не узнавала его лицо, его запах. Ничего — одна сплошная пустота, понимаешь?»

Сейчас Женя снова счастлива. Ее четвертый муж — музыкант (популярный), на шесть лет младше нее. Практически ежедневно он готовит завтраки на всю семью. Не знаю, чем закончится эта история, но одно я знаю точно: Женя умеет быть счастливой. Можно только учиться!

А есть ли дружба после разрыва? Стоит ли сохранять дружеские отношения? И возможно ли это без обид? Если расставаться вовремя и по-честному, я думаю, совершенно реально сохранить тёплые чувства — уже в статусе друзей, конечно же. Но так ли это необходимо?

Моя приятельница Вера восемь месяцев встречалась с настоящим монстром. Точнее, первые полгода Артём, как полагается, вёл себя вполне порядочно, но дальше Остапа понесло. Мало того что он повесил на Веру всю финансовую ответственность за общий быт, так ещё и умудрился подкатить ко всем ее подругам, совершено позабыв о существовании женской солидарности.

Естественно, прознав о пагубной склонности избранника к адюльтеру, Вера порвала с ним решительно и бесповоротно, отменив уже запланированную свадьбу. Расстались они горячо, со скандалами. И вроде бы всё — финал! Но Вера слишком хорошо училась в школе, закончила институт с красным дипломом и потому придерживалась двух правил: 1) всегда заканчивать начатое и 2) расставаться с мужчинами на дружеской ноте.

Даже с теми, кто пускает грязные сплетни и прилюдно называет ее ведьмой. Комплекс отличницы проявился во всей красе: неужели кто-то может дурно о ней думать, а ещё страшнее — дурно говорить? Мысль о том, что на ее репутации может появиться неблаговидное пятно, сводила мою подругу с ума. И спустя два месяца после расставания она начала обрывать звонками телефон Артема с единственной целью — подружиться во что бы то ни стало.

Она начала караулить его у подъезда и на парковке, посылать ему вишневые пироги собственного приготовления и бутылки коллекционного крепкого. Вся жизнь Веры превратилась в марафон «заставь-его-дружить».

Так продолжалось где-то полгода. Как говорится, вода камень точит: Артем таки зашёл в гости к Вере. Выпили чай, напряжённо. Поговорили о погоде. И разошлись. Вера счастлива: худой мир лучше войны.

Прошла неделя-другая. Вера готовилась к своей первой в жизни фотовыставке и созвала весь Facebook на предстоящий ивент. С полным осознанием «победы человека над обидами» она отправила личное приглашение на выставку «вредному бывшему». Тот его принял и обещался быть. Вера возликовала: наконец-то все, кто шептался и шушукался, увидят, что Вера не ведьма, а Человек с большой буквы и гуманист, а высокие отношения — это ее конёк со времён первого романа в старшей школе.

И вот разгар вечеринки. Вера красивая, в дивном платье. Народу тьма. Идет Артем и… внимательно изучает каждую — буквально каждую! — женскую попу. Первое, что срывается с уст «экса» при встрече с Верой: «Как такое дерьмо можно снимать? Лучше б баб голых фотографировала!»

Художника обидеть может каждый, а бывший так уж точно. И сколько бы ее ни хвалила в тот вечер благосклонная публика, в ушах Веры звенела одна-единственная «рецензия»... Желание выглядеть для всех хорошей к хорошему не привело. Она смогла вернуться к фотографии и вернуть себе уверенность в своих силах только полгода спустя.

А Артем? Артем повёл себя так, как было для него привычно. И вряд ли кто-то из нас был удивлен. Кроме, пожалуй, наивной Веры.

На мой взгляд, оптимальное поведение в подобной ситуации — принять тот факт, что экс-бойфренд — малопорядочный человек, и просто идти дальше своей дорогой, а не купаться в иллюзиях об идеальной дружбе. И иногда холодная война лучше худого мира, это точно.

А вот ещё один пример безумной попытки «дружить». Моя подруга Катя, про которую я уже неоднократно рассказывала вот здесь и вот здесь, как-то повстречала на своём пути Михаила — прекрасного потомка Моисея, дельца и, в целом, славного парня. Если бы не одно «но» — он был ревнив. Катя, хоть и полюбила Мишу всем сердцем, флиртовала направо и налево, будто специально провоцируя его и без того страстную натуру. Как признавалась она позднее, ей «все время хотелось показать ему, насколько она желанна для всех, повысить чувство собственной значимости». Нужные струны были затронуты, и Миша таки взорвался: Катерина была обвинена во всех мыслимых и немыслимых изменах, и горячий роман завершился. А через пару недель началась игра в дружбу.

Причём в дружбу очень абсурдную. Катя, по уши влюблённая в Мишу, изо всех сил пыталась изобразить «своего парня». Каждую пятницу и субботу она отправлялась со своим экс-бойфрендом в рейд по увеселительным заведениям в поисках идеальной девушки для него. Да-да! И Миша по-прежнему был влюблён в нее, но оба делали вид, что память отшибло и ничего между ними не было.

Так продолжалось примерно месяц, пока как-то раз в субботний вечер моя интеллигентная подруга не вцепилась в волосы какой-то блондинке, с которой сама же и познакомила Михаила в одном тесном баре. На глазах у изумленной публики Катя вырвала у соперницы пару наращенных прядей и облила ее остатками апероля. Выводили Катю из бара, как положено, с охраной (и еще примерно год она обходила Бронную стороной). А дружбе с Мишей, естественно, пришел конец.

Лично для меня самое сложное в разрывах — сохранять ясность чувств и преданность себе. Пострадать, поплакать — это святое дело, особенно для русской женщины. Но когда самобичевание затягивается больше чем на неделю — самое время идти к психологу. По-крупному я расставалась в жизни дважды. Первый раз я плакала «до», второй раз — «после» разрыва.

Мои первые серьёзные отношения длились два с лишним года и были на редкость счастливые и гармоничные. Он был добр, красив и замечательно шутил. Признаться честно, моя матушка до сих пор тоскует по моему чудо-бывшему. Закончилось все странно: в разгар римских каникул, которые мы справляли с мамой, я поняла, что больше не люблю. Точнее, люблю, но уже другой любовью: так можно любить брата, друга, но никак не мужчину, с которым хочешь провести жизнь.

Отдых был испорчен. Меня мучило чувство вины и страх обидеть близкого мне человека. Весь отпуск был потрачен на душевные терзания, и только вкус итальянской пиццы заглушал болезненный внутренний монолог. Больше всего на свете меня волновало, что он не переживет нашего разрыва, что ему будет больно. Мама, посвящённая в мои тяготы, исполняла для меня песню Аллы Борисовны «Расставание — это маленькая смерть» и уверяла, что такого хорошего парня бросать не стоит. Я ревела пуще прежнего и ела пасту с пармезаном. После возвращения в Москву я металась еще месяц, но в итоге, набравшись храбрости, сообщила обо всем благоверному.

И вот сейчас хочется обратиться к себе образца пятилетней давности. А зачем я так нервничала, убивалась и, по-большому счёту, пропустила прекрасные итальянские каникулы, упиваясь собственными слезами? Больше всего я боялась нанести душевную травму, но в итоге мой замечательный бывший принял мое решение намного спокойнее, чем я ожидала. И даже спокойнее, чем я сама. Я так долго плакала, что он, переживая всем сердцем за мои и без того слабые нервы, отпустил меня без обид и с миром.

Каждый человек переживает расставание по-своему, но обычно все продолжают жить и даже радоваться жизни. Самое ужасное, что может быть — сохранять отношения из жалости. «Как же я его, такого хорошего, оставлю, жалко же...» А себя вам не жалко? Жить и отказывать себе в настоящих чувствах, довольствуясь гремучей смесью из привычки, жалости и страха?

Тогда, в свои 24, я боялась, что у меня больше никогда не будет столь гармоничных отношений, что меня никогда больше не полюбят так сильно. Помню, спустя год у меня появилось ощущение, будто я лишилась какого-то жизненноважного органа и полюбить снова не смогу никогда. Тем не менее, разум взывал к спасению.

Первые два месяца я занималась самым бестолковым делом, которое только можно представить. Вместо того, чтобы сублимировать свою боль в творчество и самосовершенствование, я начала ходить на свидания. Каждый день, иногда на несколько свиданий за день. Ходила так часто, что скоро перестала запоминать имена своих визави. Каждый день я общалась с новыми мужчинами — друзья друзей, парни из Тиндера, давние знакомые и даже бывшие.

Происходило все примерно по одному сценарию: молодой человек красочно рассказывал о своих увлечениях, пристрастиях, жизненном кредо. Я сидела со стеклянными глазами и мечтала об одном: забыть своего бывшего. Через 20 минут общения, совершенно раздавленная тем фактом, что сердце мое — льдина, а новый знакомый совершенно меня не цепляет, я уходила реветь в туалет, возвращалась с красным носом, врала что-то про внезапно обострившуюся аллергию и убегала домой.

День ото дня мое сердце все больше наполнялось разочарованием, а плакать хотелось все чаще. Я не могла принять себя и свои чувства. А пожалуй, это надо было сделать. Конечно, бывают истории, когда люди расстаются и тут же начинают новый роман. Но обычно всем необходимо время. Тогда, два года назад, я должна была дать себе передышку, а не пускаться в пустые эксперименты.

Меня вернула к жизни работа с психологом. Всю накопившуюся энергию я принялась направлять в творчество: сочиняла песни, разбирала роли или просто занималась танцами. Спустя год свидания снова стали приносить удовольствие, а плакать я стала исключительно в кадре на съёмочной площадке.

Недавно я задумалась о том, что большинство из нас разбираются в чём угодно: в географии, в машинах, в других людях, но совершенно забыли про самое главное — про себя. При рождении нам даются душа и тело, и пожалуй, единственная задача в жизни — как можно лучше познать этот механизм. Даже если вам грустно после расставания, если вы чувствуете абсолютную пустоту — не стремитесь к безудержному, наигранному веселью, прислушайтесь к себе и наконец сделайте, то о чем мечтали всю свою жизнь, но никак не успевали.

Читайте книги, рисуйте маслом, занимайтесь спортом, в конце концов. Посвятите время свободного полёта себе. Узнайте, что вы за птица))).

Новое на сайте
Колумнисты
Все материалы