Косметичка звезды: Альма Ходоровски

Постоянный автор ОК! Яна Лапутина, совладелица клиники эстетической медицины «Время красоты», заглянула в косметичку двадцатитрехлетней модели Альмы Ходоровски и заодно узнала у нее, не страшно ли начинать актерскую карьеру, если твои родственники — знаменитые театральные деятели и кинематографисты.

Фотография: DR
Новое на сайте
Колумнисты
Все материалы
горячие новости
Все новости

Об Альме Ходоровски известно совсем немного: она родилась в артистической семье, имеющей польско-украинские корни. Ее дед, Алехандро Ходоровски, — знаменитый чилийский режиссер, актер и продюсер. Родители — театральные актеры. Часть жизни девушка провела в Южной Америке, затем вернулась в родной Париж, где начала сниматься в кино (ее можно было увидеть, например, в фильме «Жизнь Адель»), пела в собственной группе Burning Peacocks и участвовала в рекламных кампаниях в качестве модели.

Альма, тот факт, что ваши родственники имеют отношение к кинематографу, как-то повлиял на ваш выбор профессии?

Конечно! Атмосфера, в которой я росла, повлияла на мое восприятие искусства в целом и открыла для меня всю его многогранность. С раннего возраста я видела, как работают на сцене мои мама и папа, и мне хотелось заниматься тем же.

Не боялись сравнений?

Нет. Я горжусь своими родителями, но и свои достижения оцениваю трезво. Я не провожу параллелей, а концентрируюсь на том, чем я занимаюсь в данный момент, отдаю этому всю свою энергию и получаю отдачу. Что и заставляет меня двигаться дальше.

У вас столько профессиональных увлечений: кино, музыка, модельный бизнес. Как вы всё успеваете? Не хочется, как обычной девушке, ходить на свидания и болтать в кафе с подружками?

Если честно, я настолько погружена в работу, что даже представить не могу, что может быть как-то по-другому. Более того, у меня есть ощущение, что всё, чем я сейчас занимаюсь, не раскрывает полностью мой потенциал, поэтому я продолжаю самосовершенствоваться. Например, недавно я дебютировала в качестве режиссера: сама сняла и смонтировала видеоролик для своей музыкальной группы, и мне это так понравилось, что я хочу уделять этому занятию гораздо больше времени. С прошлого лета я пишу сценарий для нового проекта, и мне кажется, что это мое новое серьезное увлечение — быть по ту сторону объектива.

Быть послом марки Lancôme — тоже ваше новое увлечение?

Вы знаете, встать в один ряд с Изабеллой Росселини, Джулией Робертс, Умой Турман и Кейт Уинслет для меня огромное достижение и честь. Тем более сейчас, когда бренду исполнилось восемьдесят лет. Поэтому да, это новая веха в моей жизни, которая меня невероятно вдохновляет.

Вы уже привыкли к тому, что вас называют beauty icon?

Если честно, я никогда не считала себя красавицей. Более того, я не придаю большого значения собственной внешности, но, безусловно, мне это льстит. (Улыбается.)

Разве вам мама в детстве не говорила, что вы самая красивая?

Она всегда говорила мне, что надо причесывать брови, так как без этого я выгляжу неаккуратно. (Смеется.) Помню, в детстве меня дико раздражало, когда она подходила ко мне с маленькой щеточкой и начинала поправлять их. В остальном она никогда не диктовала мне, что и как делать, а, наоборот, говорила, что стоит быть свободной в выборе нового образа для себя. Ребенком я наблюдала за тем, как она гримировалась каждый вечер перед выходом на сцену, и, думаю, многому тогда у нее научилась. С раннего детства я поняла, что макияж — это увлекательная игра с собственной внешностью, которая может закончиться весьма неожиданно.

Кто для вас является образцом женской красоты?

Мне нравятся женщины эпохи 60-х годов, такие как Джейн Биркин, например. А если выбирать из современниц, то Пенелопа Крус.

Сегодня вы почти не накрашены. Это типичный для вас образ?

Да, в макияже я довольно минималистична. Иногда использую подводку для глаз, но зачастую ограничиваюсь угольно-черной тушью с эффектом накладных ресниц, корректором и легким тональным кремом. Я испытываю дискомфорт, если на лице слишком много косметики.

Что всегда можно найти в вашей сумочке?

Увлажняющее средство для губ и красную матовую помаду на случай, если я не успею заехать домой перед вечеринкой. Я поклонница классики и уверена, что красная помада способна любому образу придать сексуальной драматичности.

А в ванной комнате?

Ничто не заменит мне масла для тела Fluide de Beauté 14 от Carita и увлажняющего шампуня от Kiehl’s. Вообще в любом средстве, которым я пользуюсь, должны быть увлажняющие компоненты, так как моя кожа склонна к сухости.

Бренд имеет значение?

Нет, не имеет. Нередко я выбираю малоизвестную фармацевтическую косметику, которая стоит недорого, но при этом работает на все сто процентов.

Ваши запреты в вопросах внешности?

Никогда не привлекайте внимания к своим изъянам! И не старайтесь быть тем, кем на самом деле не являетесь.

Что лежит в косметичке Альмы Ходоровски?

Фото: DR

  • Тушь для ресниц Grandiôse, Lancôme
  • Палетка теней My French Palette, Lancôme
  • Помада Shine Lover, Lancôme
  • Масло для тела Fluide de Beauté 14,Carita.
  • Шампунь Damage Repairing & Rehydrating Shampoo, Kiehl’s.

Фото: DR

Новое на сайте
Колумнисты
Все материалы
горячие новости
Все новости