Федор Бондарчук, Александр Петров, Ирина Старшенбаум — о том, как создавалось «Притяжение»

Накануне релиза фильма члены съемочной команды представили его журналистам, а мы его посмотрели — и делимся впечатлениями.

Фотография: Максим Кашин Продюсер Михаил Врубель, актер Александр Петров, режиссер Федор Бондарчук, актеры Ирина Старшенбаум и Риналь Мухаметов

24 января в Москве состоялась пресс-конференция к фильму Федора Бондарчука «Притяжение». Журналистам картину представили сам режиссер и исполнители главных ролей Александр Петров, Ирина Старшенбаум и Риналь Мухаметов. Кроме них в фильме снялись Олег Меньшиков и молодая гвардия «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова — Евгений Сангаджиев, Никита Кукушкин, Алексей Маслодудов и другие актеры. И это первое, о чем сказал Бондарчук: «У меня все кинематографисты молодые. Я поменял команду, с которой работал с 2004 года».

Повествование начинается с того, что в небе над Москвой военные сбивают неопознанный летающий объект. Как мы потом узнаем, его никто не должен был увидеть, но не будем рассказывать о том, как он оказался в зоне видимости, не засеченный ПВО, дабы не спойлерить. Парни из Чертаново во главе с Александром Петровым, которого подначивает его девушка в исполнении Ирины Старшенбаум, чрезмерно интересуются произошедшим и, движимые любопытством и довольно призрачными целями, проникают в «зону» — зону оцепления, имеется в виду. Далее случайные обстоятельства разворачивают сюжет в неожиданную сторону, и земляне показывают себя «во всей красе»...

В целом фильм вовсе не о вторжении, а о человеческой природе — здесь у каждого к другому есть масса вопросов. И у каждого есть темная и светлая сторона. Даже у военных, которые, по словам Федора Бондарчука, сделали то, что должны были,— сбили НЛО, но при этом и выступили его «хранителями». А если говорить о личностях, то Александр Петров, например, играет парня в общем и целом неплохого, но... скажем так, изменчивого.

«Есть страшное слово «ревность»,— говорит Петров.— Никто из героев изначально не хотел никому делать плохо. Но ревность меняет мировоззрение. В фильме есть один кадр, где, как мне кажется, очень понятно, в какой момент человек меняется до неузнаваемости. Залезает в себя, а там неизведанный мир... Мы как бы исследуем, на что способен конкретный человек в конкретных условиях».

Этот посыл все участники пресс-конференции так или иначе транслируют аудитории: все мы люди, все мы человеки. «Я хочу, чтобы люди вышли из кинотеатра после фильма и что-то для себя поняли, «посмотрели в зеркало»,— говорит Петров. Риналь Мухаметов, сыгравший пришельца, подхватывает: «Мир развивается, появляется много интересного, техника, айфоны, но это не должно перекрывать человеческие качества. Мы — живые создания. Надеюсь, у людей что-то проснётся и мы сможем повлиять на себя [изменить себя к лучшему]».

В фильме есть сцена первого контакта. Наверное, каждый, кто когда-то читал фантастические произведения или смотрел фантастические фильмы, рано или поздно представлял себе, как это могло бы происходить. У Бондарчука все очень просто, почти буднично. Разве что не слишком успешно... Что бы он сам сказал пришельцу, если бы получил право контакта?

«Добро пожаловать,— почти не задумываясь комментирует режиссер и заставляет зал смеяться:— У меня есть любимый фильм, «Марс атакует». Помню, хохотал и до сих пор могу хохотать над ним. Жители Земли и Марса, давайте жить вместе, работать вместе!»

Падение инопланетного корабля, которое частично можно увидеть в трейлерах к фильму, — наиболее масштабная и зрелищная сцена (не считая финальной), которой уделено много времени. Дизайн взят не с потолка. «Вода — это альтернативный источник энергии и вообще то, на чем основана жизнь,— комментирует Федор Сергеевич.— Мы посмотрели, как выглядит молекула воды и... наш корабль с его «кольцами Сатурна» — это молекула».

Героиню Ирины Старшенбаум можно описать так: сумасбродная девушка-подросток — уже скорее девушка, чем подросток,— запутавшаяся в себе и в отношениях с отцом-военным, практически без чувства самосохранения, но с обостренным чувством долга. У нее есть еще одно качество: то же, что сначала заставляет ее кого-то ненавидеть, а затем разворачивает все — и ход событий фильма в том числе — на 180 градусов.

«На первый кастинг я пришла после самопроб, которые отправила с телефона,— рассказывает актриса.— Мне сказали: ты слишком дерзкая, давай это убирать, все-таки школьница. А мне вот показалось, что девушка должна быть с характером. И когда я пришла уже на пробы к Федору Сергеевичу, он сказал: хвостики какие-то, сначала у тебя было живее, верни дерзость. То есть поддержал мою идею. И тут же возникла идея шапки для моей героини...»

«Шапка! — Подхватывает режиссер.— Мы искали образ Юли, которую играет Ира, и мы говорили о шапке. Нам нужна была идеальная шапка. Мы искали ее и постоянно о ней говорили — больше, чем о каком-то другом вопросе. Уже и операторы заговорили о шапке, и продюсеры узнали, [продюсер Антон] Златопольский услышал про шапку... И вот первый день съемок, Ира выходит в кадр, и все в обмороке: а где шапка?..»

Конечно, для масштабного фильма требуется мощный саундтрек. Музыкальный ряд журналисты на конференции похвалили, а создатели прокомментировали: «С одной стороны, космические масштабы, с другой — обычные ребята из Чертаново. Мы хотели все это смешать с музыкой, которую слушают сегодня». Например, с треками Макса Коржа и L'One. О музыке вообще говорили долго и с аппетитом, обсуждали, кто кого слушает. Бондарчук сказал, что ему по нраву все, даже Скриптонит, Петров предпочитает Виктора Цоя.

«Еще до съемок Федор Сергеевич показал мне клип группы U2, который должен был помочь прочувствовать атмосферу будущего фильма. Я эту песню переслушал много раз и это действительно помогло...», — говорит Петров, и Бондарчук терпеливо ждет, когда он закончит, а потом аккуратно отрезает: «Все так, только я показывал клип Jay Z, а не U2». Меломаны поймут.

О том, как в фильм «втянули» Олега Меньшикова, режиссер говорит скромно: «Он сказал, что военных не играл. Но мы встретились, поговорили о графике. Графики — это вообще отдельная тема, у меня все актеры были заняты в театре — то на репетициях, то в спектаклях. Как снимать?.. Так вот, говорю: «Олег Евгеньевич, ты что, согласен?» А он: «А что я тут, по-твоему, с тобой сижу?» Я мечтал поработать с Меньшиковым, и моя мечта осуществилась».

Потом Бондарчук принимается благодарить Петрова «за героизм». Начинает неожиданно: «Он псих,— делает многозначительную паузу, а затем продолжает:— Ближе к середине фильма есть момент, когда через крышу падает экзоскелет, и все ребята в панике, на взводе, тем более патруль рядом...

На съемочной площадке была дверь. Ну дверь и дверь... Кто знал, что она там... И он [Петров] ударил ее ногой и... порезался, порвал себе сухожилие. Хотели сначала приостановить съемки совсем. Но по сюжету он должен летать, у него вообще много действий.

И не стали останавливаться, а вспомнили черно-белый кинематограф с его обманками. И на этом половину фильма построили. Саша был на костылях. Так что вторая половина фильма — он уже герой».

Продюсеры Александр Андрющенко и Михаил Врубель, Александр Петров, Федор Бондарчук, Ирина Старшенбаум, Риналь Мухаметов, продюсер Дмитрий Рудовский

Петров подхватывает благодарным тоном в том смысле, что на площадке все о нем заботились. В сценах драк все работали как единый механизм — Саше приходилось стоять на обеих ногах, но один ему травмированную ногу поддерживал, другой — локоть, и при этом вокруг была возня. «Доверие к партнеру — это очень важно и очень сложно,— говорит он.— У актеров даже упражнение такое есть: ты должен стоя спокойно упасть на руки человеку. Потом оно усложняется. Вот у нас получился настоящий дримтим (dream team — с английского «команда мечты»). С первого съёмочного дня, как я зашёл в актёрский вагончик».

О том, как работалось с самим Федором Бондарчуком, Саша говорит со смехом: «У режиссёра инопланетный язык, и человек без чутья вряд ли поймёт».

Очень ли было сложно? Что вообще такое — «сложно»? На этот вопрос актеры отвечают по-разному. Саша: «Сложности меня всегда закаляли. Это адреналин». Риналь: «Сложно быть максимально честным. Важно быть максимально честным. Я радуюсь, что, судя по первым отзывам, все получилось честно». Ирина: «Бороться сложно. Но не важно, несколько высоки ставки, если борешься за свою правду и любовь».

Фильм закупили для проката более сорока стран, в том числе Германия, Франция, Италия, Испания. В Китае показ стартует в тот же день, что и в России, то есть 26 января.