Роман Курцын: «Я понял: сон — для слабаков»