Сербский модник: актер Милош Бикович в стильной съемке для ОК!

Звезда сериала «Отель «Элеон» — с рассказом об отношениях с модой, с Россией и с русскими девушками

Фотография: Игорь Клепнёв

У обаятельного сербского актера Милоша Биковича одна из главных ролей в только что вышедшем сериале «Отель «Элеон» на канале СТС. А еще на широкий экран в скором времени выйдут и другие картины с его участием: «Лёд», «За гранью»... ОК! поговорил с актером о близости славянских народов, причинах его востребованности в России, юморе и, конечно, о русских девушках

НОВОЕ ИСКУССТВО

Можно ли сериал назвать видом искусства? Однозначно да! Наравне с кино. И это уже глобальная тенденция. И кстати, не бессмысленная. В сериале самое важное — его аудитория. Он априори рассчитан на то, чтобы его смотрело большинство и чтобы создатели смогли зарабатывать на этом. Но простые зрители хотят теперь видеть качественную картинку, а высокое качество — это один из признаков искусства, поэтому сериалы приближаются к искусству. И это полуфабрикатом уже не назовешь. Участвовать в таких проектах уже давно не стыдно. Меня пригласили сниматься в «Отеле «Элеон», я очень за это благодарен. Утверждение на роль — всегда немножко комплимент. Таким образом подтверждаются твои человеческие и профессиональные качества. Кстати, в сериале «Отель «Элеон» я впервые пробую себя в комедийном жанре.

УРОЖАЙНЫЙ ГОД

У меня в России в этом году много таких «комплиментов». (Смеется.) «За гранью» Александра Богуславского, «Лёд» Олега Трофима, «Отель «Элеон», «Мифы о Москве». Всё снято в этом году. Есть пара проектов, от которых просто пришлось отказаться, потому что невозможно успеть везде. Количество рабочих предложений в России уже перевешивает то, что есть в Сербии. Глупо сравнивать масштабы производства в России и в Сербии.

Толстовка Hood by Air, джинсы PRPS, ботинки Fendi

УДАЧА ИЛИ СЛУЧАЙ?

Я не верю в случай. А вы сами верите? Чуть позже ты всё равно понимаешь, что это был не случай, а закономерность и предопределенный ход событий. И чудо происходит в тот же момент, когда оно происходит. Просто знайте об этом. Вы спрашиваете о причинах моей востребованности в России. Я могу объяснить ее так: достаточно похож на русского, чтобы было понятно; достаточно отличаюсь, чтобы было что-то интересное или необычное. «Интересное» — это другое восприятие, другая биография, воспитание и другая национальность. В каждом человеке есть ключевые вещи, которые его формируют. Вот если я скажу «пятое октября», для вас это ничего не значит, а для серба — это водораздел. «Белградский майдан», конец одного устройства общества и начало непонятно чего, революция. Вы знаете об этом по фактам, но у вас нет эмоций и чувств по этому поводу. И 1999 год у вас не ассоциируется с семьюдесятью шестью днями бомбежки и звуком сирен.

НА КИРИЛЛИЦЕ

Скажу, что в России мне жить очень комфортно, но мне в Москве тяжелее, чем в Белграде. Москва — огромный город. Первый раз в жизни я поехал по какому-то адресу и не доехал! Просто застрял в московской пробке. (Смеется.) Сербы и русские очень похожи. Но русских сложно «уместить» в одну фразу. Если серьезно, у вас есть редкое качество — вы не можете что-то делать наполовину. Это всегда заканчивается экстримом.

Если русский человек что-то думает, это видно по лицу. Я, правда, считаю это проявлением искренности, качества, присущего ребенку. Я это уважаю и ценю. Вам, может, это и не нравится, зато жизнь становится ярче: и радость ярче, ну и хамство тоже ярче.

Говорят, сербы эмоциональнее. На самом деле мы просто южные, поэтому экспрессивные. Но откровенность и эмоциональность — это разные вещи. У нас такого нет. Вы живете в самой большой стране. Если ваш писатель пишет роман, вы все леса срубите, потому что ему нужно на это две тысячи страниц, чтобы рассказать. Нет полумер. Это ваше сознание. Сербия же — просто кабак на перекрестке. Если были какие-то завоевания в нашей истории, то завоеватели шли к нам с мыслью: «А не зайти ли в Сербию? По пути же!» Мы другие, потому что у нас были и пятьсот лет турецкой оккупации, и существование в составе Австро-Венгрии и так далее.

Пиджак Iceberg, лонгслив James Perse

ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ

Младшее поколение в Сербии сейчас охотно учит русский язык. Когда я попал на факультет драматического искусства в Белграде, я параллельно подал документы и на кафедру русского языка, чтобы у меня был запасной вариант. Я хотел изучать русскую литературу. Я не большой ее знаток, но люблю очень. Я на ней вырос. Вам для сравнения: в 2006 году было сорок человек желающих учить русский, а сейчас их число увеличилось раз в десять. Почему такое желание? Россия сильно изменилась с девяностых годов, когда она выглядела как очень шаткая и непонятная конструкция, но не как страна.

В 1995 году я пошел в школу и стал учить русский во многом благодаря брату-монаху. У нас большая разница в возрасте — целых шестнадцать лет. Он мне тогда еще сказал, что Россия обязательно воскреснет. Мне было семь, но я послушал, и я рад, что я послушал. В Сербии всегда было и есть особое отношение к России.

ВЕК УЧИСЬ

Я преподаю театральное мастерство в институте в Белграде. Конечно, курс ведет педагог, я просто ассистент на этом курсе. Я буду учиться до конца жизни, если бог даст. И буду другим помогать учиться. На самом деле я этих студентов ничему не научил, они меня научили. Я им рассказываю про свои ошибки, чтобы они так не делали. Вот сегодня я получил новые для себя знания о фотографии. Вы так тщательно выбирали фото! Для меня это иной подход и видение в фотографии. Она не должна обязательно быть «вылизанной» и гламурной.

Рубашка Alexander McQueen, плащ Öde, брюки McQ, кроссовки Hogan

С АКЦЕНТОМ

Я раньше занимался русским языком с педагогом, сейчас уже нет. Иногда могу говорить вовсе без акцента. Но иногда, когда хочу высказать какую-то мысль, сталкиваюсь с тем, что такого слова просто нет в русском языке. Чтобы донести мысль, я должен совсем по-другому построить всю фразу. Вот вопрос: язык ли программирует мысль или мысли — язык?

Почему в русском языке нет слова «буходим»? «Давай я за тобой побухаживаю?» — это значит, что она пьет за его счет, а он за ней «побухаживал». Иногда действительно тяжело, я должен всё время перестраиваться на русскую «радиоволну». Вот что, вы думаете, значит «вредна жена»? «Вредная женщина» в переводе с сербского — «трудолюбивая женщина». Некоторые обижаются. (Смеется.)

ШУТКИ В СТОРОНУ

Я просто немножко популярный актер своего поколения. Я не избалованный, точнее, хорошо прячу этот факт, как и бездарность. Шучу! Я очень люблю русский юмор. И он мне понятен. Люблю, чтобы он был тонкий, «междутональный», нерезкий. Но большинство комедийных сериалов в России мне не нравится.

Рубашка и брюки — всё Umit Benan, кроссовки Hogan

ДЕЛА СЕРДЕЧНЫЕ

Русские девушки, во-первых, очень красивые и, во-вторых, очень умные. Мы всегда доверяемся тем, кто нас никогда не обманывал. Это ответ на ваш вопрос, почему русским девушкам нравятся сербские мужчины, а сербским мужчинам — русские девушки. Всегда есть пространство для воображения. Если ты влюбляешься, то влюбляешься в свои ожидания, а человека ты любишь. И этот переход от влюбленности к любви иногда заканчивается порванными отношениями. Я не влюблялся в русских девушек, я влюблялся просто в девушек.

ЗА МОДОЙ

Важно следить и не следить. Недавно мне предложили посотрудничать с сербским брендом одежды Kadet. Он черпает вдохновение в эпохе и стиле российской царской семьи. Он мне по духу очень близок. Я не жду, когда марка раскрутится и, соответственно, сделает мне хорошее коммерческое предложение. Мне нравится ее подход и желание воскресить традиции.

Когда ты маленький, ты, не понимая, запоминаешь символы, которые становятся частью тебя. А через двадцать лет ты видишь что-то на улице, например магазин «Адидас», и в груди екает. Ведь мама носила «Адидас», когда тебе было два года. Ты это чувствуешь как «свое».

А лучше чувствовать своим то, что является действительно твоим. Что укрепляет тебя и твой интеллект. Корона, значок, шеврон на вещах — это история. Это не просто шмотки, а вещи с идейной нагрузкой.

Пальто из овчины Lemaire, брюки трикотажные Kenzo, лонгслив James Perse, кеды Dolce & Gabbana

ОПЯТЬ ПОТРАТИЛСЯ!

Я иногда с таким азартом «шопингуюсь», что потом за это ненавижу себя! Дома я понимаю, что мне всё, что куплено, не нужно. Я просто тупею в магазинах! Я не настолько умный, чтобы уметь выбирать. Это у женщин такое бывает: «Ой, не знаю, что делать!» Мужчина всегда знает, что делать. Даже когда он ошибается. Я вот вам честно в этом признаюсь. Масштабно ошибаюсь в шопинге.

Фото: Игорь Клепнёв. Стиль и текст: Ирина Свистушкина

Груминг и прически: Юлия Рада