Игорь Петренко и Екатерина Климова

Игорь Петренко и Екатерина Климова
Екатерина Филиппенко

Игорь Петренко и Екатерина Климова

Игорь и Катя вместе уже шесть лет, но официально мужем и женой стали не так давно. Мы отправились с молодоженами в волшебный Таиланд — были на их свадьбе по местному обряду, плавали на остров, где снимали фильм «Пляж», и просто любовались этой невероятно красивой парой в их медовый месяц 
04.06.2009

Глядя на них, хочется верить в любовь и крепкую семью. В наше время, когда люди расстаются после долгих лет совместной жизни, их пример вселяет надежду на простое человеческое счастье, веру в то, что возможен мир, где есть ты, он и куча детишек. При всей положительности картины эти двое не дают друг другу расслабиться: все время спорят, подшучивают над второй половинкой, подтрунивают… Мы встретились с парой на веранде Marriott Сafe и попросили поделиться секретами семейного счастья.

Кому пришла в голову идея расписаться под Новый год, 31 декабря?

Катя:
Для меня это стало сюрпризом. 29-го в 8 утра Игорь попросил: «Свари мне кашу!» Я сварила и хотела лечь спать дальше, и он вдруг говорит: «Отвези меня на съемку!» А мне совсем не надо было никуда ехать. Но он был так настойчив, что я согласилась.

Игорь: Не отвезла бы, не женился бы! Я незаметно взял наши паспорта, и, уже только когда мы подъехали к загсу, Катя поняла, в чем дело, к чему все эти испытания.

Как же вы успели подготовиться к свадьбе, за три дня кольца купить?

И.:
А мы и не успели.

К.: Мы на час опоздали на регистрацию.

И.: В три загс должен был закрыться. 3.15 — мы еще дома. И решили: если успеем, то это судьба. Успели. Нас расписали без свидетелей, без всякой лирики. Потом поехали в ювелирный магазин за кольцами. Там нам всем персоналом зачитали торжественную речь, объявили мужем и женой, мы выпили шампанского.

А как же свадьба?

И.:
Ее как таковой не было. Мы просто отметили с друзьями Новый год.

К.: Игорь снял президентский номер в лучшем отеле. Он утопал в цветах и шампанском. Там мы провели два прекрасных дня. Только вдвоем — он и я. А потом поехали с друзьями на горнолыжный курорт во Францию.

А почему вы решили расписаться именно в последний день года?

И.:
Это неслучайно. Несколько лет назад мы начали жить вместе именно под Новый год.

А свадьбу в Таиланде вы запланировали, или это тоже был экспромт?

К.:
Экспромт. У нас есть хорошая семейная поговорка: что ни делается, все к лучшему. Бывает, что-то запланируешь, но этого не происходит, а в итоге оказывается, что и слава богу.

И.: Да у нас вся жизнь экспромт и сплошные сюрпризы.

Вы довольны церемонией? Хотели бы пройти еще какие-то обряды?

И.:
Да, нам понравилось жениться, и теперь, куда бы мы ни поехали, будем устраивать церемонию по местому обряду.

К.: И каждая поездка будет медовым месяцем! Мы так долго не женились, что сейчас, по-моему, вошли во вкус.

Может быть, вы восприняли это как развлечение?

И.:
Когда нам предложили провести свадебную церемонию по-тайски, мы отнеслись к этому довольно легко. Но для меня все было серьезно: подключение к какому-то местному эгрегору произошло, месседж в космос отправлен. Мы зашли на эту гору с другой стороны. Когда нам на ладони лили из ракушек водичку, как символ, наверное, очищения, я про себя толкнул речь: обратился к окружающему нас миру, чтобы он пожелал нам счастья и гармонии…

К.: (Перебивая.) Игорь все время разговаривает с океаном, с солнцем, с камнями.

И.: …гармонии, какую мы испытываем здесь, на тайской земле, которая сопутствует нам в этой поездке. Работает то, во что ты веришь. Так как я еще романтик и сказочник, верю в такие моменты, и у меня это работает.

Значит, вы верите в знаки? А перед рождением ваших детей они были?

И.:
Нет, никаких знаков. В первый раз был сумбур, а во второй мы уже лучше подготовились. Все прошло без суеты: проснулись, заехали по дороге в больницу в маленькую церквушку на Поклонной горе. Почему-то нам захотелось попасть именно туда. Приезжаем — там никого нет. Утро. Через маленькие окошки лучи солнца пробиваются. Оказалось, там пять икон Матроны — покровительницы рожениц, и ее мощи. И такую благодать мы почувствовали! Вышли, сели в машину и поехали в роддом. А через час она уже родила.

К.: А как же пять часов схваток? Я к шести вечера родила.

И.: У меня ощущения были именно такие: все прошло очень быстро и легко.

К.: Конечно, если бы мне налили стакан спирта, мне бы тоже показалось быстро и легко.

И.: Нет, это мне уже потом налили медбратья.

Страшно было?

И.:
Не страшно, а волнительно. Ожидание, что вот-вот начнется волшебство.

Катя, ты сама захотела, чтобы Игорь присутствовал при родах?

И.:
Нет, она все пыталась меня выгнать.

К.: Во второй раз уже не пыталась. Мне повезло, что опять же все было без осложнений. Все прошло так, как должно быть. Идеально. Мы желаем этого всем будущим мамам.

И.: И папам. Чтобы у них были именно такие роды, как у нас…

К.: Под песни Барри Уайта.

А что, Игорь пел?

К.:
Нет, он просто принес ноутбук.

На видео не снимал?

И.:
Там было не до этого. Я же не просто как зритель участвовал — я рожал. Если ты идешь просто наблюдать, то, наверное, зрелище странное. А когда пытаешься помочь… Когда Катя уже отошла, она сказала, что из всех команд слышала только мои. И это мне было очень приятно. Акушерка командует: «Дышите! Не дышите!» — а я ей в ухо вкладывал каждую команду, дублируя.

К.: Присутствие мужчины дисциплинирует медперсонал.

И.: С Матвеем (первый сын. — Прим. ред.) у нас была такая ситуация. Катя попросила эпидуральную анестезию — укол в позвоночник. И я тогда понял, что самое сложное в жизни — это сделать выбор, когда дело касается другого человека. Лежит она и мучается от невероятно сильной боли, просит: «Сделайте уже хоть что-нибудь!» Приходит врач: «Ну что, делаем укольчик?» Может, он делал их тысячу раз, но доля миллиметра влево или вправо — и она может остаться инвалидом. Рожали же как-то и без уколов, но в то же время ведь это сильнейшее облегчение. И уже вроде начали, но я стал задавать вопросы: «Подождите! А что это за укол? Как? Что?» А сам понимаю, что просто тяну время, отодвигая момент принятия решения. Врач снимает маску, начинает рассказывать… И вдруг Матвей пошел, и уже делать поздно. Я вздохнул: слава богу, Матвей меня выручил. Так же прекрасно у нас все прошло с Корнеем. И конечно, это самое сильное впечатление в моей жизни. Первый раз я заплакал от переизбытка эмоций. Даже представить не могу, какие эмоции испытывает жещина после девяти месяцев переживаний, адских болей. Наверное, что-то сравнимое с нирваной.

Как вы выбирали имена детям? Они довольно редкие…

И.:
С Матвеем мы как-то сразу определились. Я снимался в фильме, где моего героя звали Матвеем. Кате очень понравилось это имя. И мы решили назвать так сына еще до его рождения.

К.: Тогда мы еще снимали квартиру в Матвеевском на улице Матвеевской.

А как же вы его уменьшительно-ласкательно называете?

К.:
Матвеюшка. Мэттью.

И.: А сам он себя называет Мамейка.

А Корней?

И.: С Корнюшоном мы очень долго думали. Ему было два месяца, а мы все еще не могли его назвать.

К.: Да ладно! Пару недель всего! Он очень смешной родился. Спокойный, серьезный.

И.: От него таким спокойствием веяло! Но ни один из вариантов — Александр, Андрей, Остап, Потап, Максим — ему не подходил.

К.: Он ни на кого из них не был похож.

И.: Моего деда звали Андрей Корнев. И неожиданно всплыло: Корней. Необычное имя, редкое. Корней Игоревич Петренко. Неплохо звучит.

Ты назвала Игоря в шутку подкаблучником. Это так?

И.:
Это так. Абсолютно.

Ты так гордо это произнес. Что в твоем понимании это означает?

К.:
Мне кажется, только закомплексованные мужчины самоутверждаются перед своими женщинами. Это говорит об их неуверенности в себе, отсутствии внутреннего спокойствия и самодостаточности.

И.: Я ее слушаюсь. Она скажет как отрежет. Мне все время приходится снимать шубу и бросать ее в лужу перед Катей, когда она идет. Разве это не подкаблучник?

К.: Это рыцарь!

И.: Все рыцари по большому счету подкаблучники.

Меняется ли жизнь после штампа в паспорте?

И.:
Да, меняется. Катя, выйди!

К.: Ну ладно, я не буду мотать на ус!

И.: Меняется, конечно. Какая-то гармония в семье появляется. Мы живем в социуме. Для мужчины какая разница — штамп это, не штамп. Что по сути изменится? Ведь самое важное, чтобы мы любили друг друга. А женщина серьезнее относится к гнезду, к понятию «семья».

К.: Для женщины более важно мнение окружающих. Приходишь записывать ребенка, а тебя спрашивают: «А папа будет его усыновлять? А на какую фамилию записывать?»

И.: Есть два чем-то похожих вопроса: как вы относитесь к церкви и к официальному браку. Ответы на самом деле одинаковые по сути своей. Многие считают так: «Я верующий, но верую во что-то такое, что есть где-то там…» Неважно, сколько раз ты будешь женат. В идеальном случае это однажды и навсегда. Но многие женятся по пять раз и ставят столько же штампов. И это правильно. Потому что, как ни странно, после появления печати в паспорте я почувствовал больше свободы. У Кати ушла какая-то излишняя напряженность. Эта грань практически незаметна. Но при любой ерундовой конфликтной ситуации больше не может возникнуть вопроса: «Кто ты такой мне? Муж, что ли?!»

И такие ситуации у вас бывают?

И.:
Скандал иногда необходим, чтобы прорвать какое-то недопонимание.

К.: И чтобы потом помириться.

Катя, а когда нужно слушаться мужа?

И.:
Всегда!

К.: Серьезные вопросы должен решать мужчина. Случится что, в ответе будет он. Я не принимаю глобальных решений. Он мне скажет: «Поехали жить в Читу». Значит, мы поедем жить в Читу.

И.: Зафиксируйте это, пожалуйста!

К.: А что будет сегодня на ужин, я сама могу решить как-нибудь.

И.: Во всем, что касается дома, очага, женщина должна быть главной. Тогда мужчина сможет сберечь этот огонь. Мужчины как дети — безалаберные. Если жены не будет дома, я заведу одноразовую посуду.

К.: Ее купить, между прочим, заранее надо. Когда Игорь видит меня с пылесосом, удивляется: как же я люблю пылесосить! Я просто вынуждена делать это регулярно, а ему кажется, что это мое хобби. (Смеется.)

И вас не заедает быт? Вы смотритесь как молодожены в медовый месяц…

К.:
Любовь — это работа, которая ведется по отношению друг к другу бесконечно, и можно через какие-то вещи перешагнуть, простить и понять. Но если теряется главное, то даже большие деньги и идеальные условия не спасут отношения в семье.

И.: Мы стараемся понимать друг друга.

А понимать означает уступать. Все мы эгоисты. У каждого мир крутится вокруг него. И то, что люди изначально вместе живут как две половинки, — просто красивые слова. Половинками нужно стать. Быть ими — значит уступать до половины, так же, как и она тебе. И тогда это может слиться в общий круг. Инь и ян.

К.: Мне повезло: приятно уступать Игорю. Я иногда сама себе завидую.

Вы готовы обвенчаться?

К.:
Это хороший вопрос, но очень личный. Можно мы обсудим его наедине?

Ольга Гайдукова

Выпуск: 

Игорь Петренко и Екатерина Климова: 5 фотографий

: Эксклюзив

Игорь Петренко и Екатерина Климова

Опрос

Рассылка

Подпишитесь на рассылки с сайта

Календарь

Соцсети OK!