Личный опыт: как я сделала неудачную ринопластику

Известную мудрость о том, что, надеясь на лучшее, надо готовиться к худшему наша героиня Александра проверила на себе. И на своем носу.

Фотография: Legion-Media
Новое на сайте
Красота
Все материалы
горячие новости
Все новости

Проблема моего «прежнего» носа была в профиле. Долгое время я не придавала этому значения, хотя насмешки по поводу горбинки слышала еще со школы. Лично для меня ситуация обострилась, когда мы с подругами взяли за привычку фотографироваться на наших посиделках. Но помимо того, что я сама стала замечать свой дефект на фото, масло в огонь подливали чужие комментарии: девять из десяти новых знакомых считали своим долгом спросить — не армянка ли я? Нет, я ничего не имею против армянок, но в данном контексте это был едва ли комплимент. Так, в какой-то момент внутри всё накопилось, и я задумалась о ринопластике.

Поиски хирурга я начала, еще живя в Краснодаре. Но они были довольно прерывистыми, поскольку тогда у меня не было финансовой возможности, да и комплексы, казалось бы, не так проели мозг. Правда, в дни ужасного настроения, когда всё вокруг бесило, я стабильно возвращалась к поисковикам. В 2013-м я даже решилась на более конкретные действия и обратилась к очень известному хирургу Виталию Жолтикову. Он смоделировал мне нос в программе, полученное изображение я разослала друзьям, но они единогласно ответили: «Нет. Ты здесь как Майкл Джексон». Какое-то время после я снова пыталась найти доктора в Краснодаре, но все работы, которые попадались на глаза, чем-то, да не устраивали. Тогда я отложила идею еще на пару лет, а потом переехала в Москву, где встретила подругу по несчастью.

Фотография: Legion-Media

У Маши была практически та же проблема, что и у меня, потому, когда она нашла себе доктора, я решила тоже сходить к нему на консультацию. Предварительно я, конечно, ознакомилась с его работами в Instagram. Почти на всех фотографиях носы были изображены в профиль, и поскольку для меня этот момент был самым больным, я не придала значения видам анфаса, а зря. При личной встрече хирург произвел на меня очень приятное впечатление: это был молодой врач с горящими глазами, который, как мне показалось, знает свое дело. Более того, я заметила, что польза для пациента ему важнее денег. Помимо ринопластики, у меня был запрос на удаление комков Биша, но он аргументированно посоветовал мне с этим подождать.

Но вернемся к нашим баранам. С помощью ринопластики я рассчитывала убрать горбинку, а размер носа, насколько это возможно, оставить прежним. Доктор меня услышал. Через какое-то время он прислал мне фотопроекцию нового носа, картинка мне очень понравилась, и мы назначили операцию. К слову, моя подруга Машка свою уже сделала и осталась очень довольна. Это еще раз подкрепило мою уверенность в правильности выбора.

Оформляться на операцию я приехала с утра, но своего врача смогла выцепить в коридоре только за пару часов до начала. Меня смущало то, что после моделирования мы больше не говорили на тему формы. В итоге, по моему настоянию, в каком-то кабинетике мы по-быстрому всё обсудили, я еще раз подчеркнула, что хочу только убрать горбинку, а он заверил меня, что так оно и будет. Поскольку «новый» нос Маши мне понравился, как и моя проекция, я была уверена в результате на все сто.

Очнулась я в реанимации, когда меня перекладывали с операционной кушетки на другую, но спустя несколько секунд отрубилась и проснулась уже только вечером. Для тех, кто еще не знаком с постоперационной реабилитацией, расскажу немного об ощущениях. Чувствовала я себя хорошо, за исключением некоторых неудобств: горло болело от трубки для наркоза, а нос совсем не дышал из-за гипса и тампонов. Пить и есть до операции было нельзя, и когда я наконец смогла сделать глоток воды, отеки на лице и носу стали сильнее расплываться. Плюс ко всему, вокруг было очень шумно, так что я почти не спала до следующего утра, а время тянулось медленнее некуда. Утром меня перевезли в палату, где я уже смогла чуть-чуть вздремнуть. С тампонами я мучилась еще пару дней, а на третий их вынули. После нескольких вдохов нос сразу заложило из-за отека.

В тот день я уехала домой, но гипс сняли только спустя неделю. Отмечу, что этого дня я ждала с нетерпением, поскольку к тому моменту у меня уже почти сошли синяки, и можно было наконец увидеть результат. Тут я подошла к зеркалу и обалдела.

Фотография: Legion-Media

Сначала мне показалось, что нос просто исчез. И не потому, что отек еще не до конца сошел, а потому, что спинку сильно занизили, и ее почти не было видно. Таким образом, акцент в лице сместился на щеки и взгляд мой от этого стал каким-то глуповатым. Так как я знала, что на формирование конечной формы носа нужно время, я уточнила у доктора, поднимется ли спинка. Он ответил, что нет, и это хорошо. После мне наклеили пластырь — с ним, к слову, зрелище стало не таким удручающим, и я немного успокоилась.

Но когда спустя две недели пластырь сняли, отек ушел, а кончик носа, как я и думала, опустился, в том месте, где спиливали корень, появился огромный провал. Особенно заметным он становился, когда я щурилась. А C-образное искривление перегородки, которое должно было сойти на нет, из-за занижения спинки стало очевиднее. И в довершение всего, когда я улыбалась, на месте спинки образовывались складки, и кончик превращался в пятачок. Весь первый месяц я просто плакала и всех, кого только можно, отговаривала от ринопластики. Потом не выдержала и написала доктору по WhatsApp, подкрепив сообщение фотографиями, но он не увидел проблемы. Так прошло еще два месяца, мне стало совсем невыносимо смотреть в зеркало, и я записалась на осмотр. При личной встрече хирург, к счастью, признал свою ошибку и, судя по всему, расстроился не меньше моего. Кроме того, он предложил исправить ситуацию бесплатно. Теперь мне предстоит новая операция по трансплантации хряща, и я верю, что в этот раз всё пройдет как надо.

Новое на сайте
Красота
Все материалы
горячие новости
Все новости